Вдохновляющие истории 8

vdoh8

Составитель - Александр КАЗАКЕВИЧ

ПИРАТ

Миссис Смит сидела в приемной у врача, когда появились мальчик с матерью. Мальчик сразу привлек ее внимание, потому что на глазу у него была черная повязка. Женщина подумала, как тяжело должен переносить малыш потерю глаза. При этом ее удивило, что мальчик явно пребывал в прекрасном настроении.

В тот день посетителей было немало, и, ожидая своей очереди, миссис Смит разговорилась с матерью мальчишки. Тот сидел в кресле и играл в солдатиков. Сначала он играл, выставив войска на подлокотнике кресла, затем спустился на пол, а его армия последовала за ним. Когда одна из пушек подкатилась к миссис Смит, она наклонилась к малышу и спросила:

- Что с твоим глазом?

Парнишка призадумался, а затем сдвинул повязку на лоб.

- Да ничего! Просто я пират! - И вернулся к игре.

Не так давно миссис Смит потеряла в аварии левую ногу до самого колена. К врачу она пришла за рекомендациями насчет протеза. Доктор должен был сказать, готовы ли ткани к подобному испытанию. Потеря ноги была для женщины ужасным ударом. Чтобы прийти в себя, она записалась на курс бесед с психологом, который должен был помочь ей снова стать самой собой. К сожалению, ни тесты, ни гипноз не дали положительного результата. Женщина продолжала считать себя жалким, никому не нужным инвалидом. И хотя жизнь ее вполне состоялась, дети и муж любили ее и заботились о ней, ничто не помогало миссис Смит избавиться от комплекса калеки.

Слово «пират» тронуло ее до глубины души. Почему раньше она не подумала об этом? Ведь быть пиратом - сильным, свободным и благородным - значительно лучше, чем беспомощным инвалидом! Разве Джон Сильвер испытывал муки, отравлявшие ей душу? Нет, он гордо стоял, выпрямив спину, на палубе корабля, и жизненные невзгоды не страшили его. А что же она? Разве потеря ноги лишила ее любви к жизни, заботы близких, уютного дома? В этот момент образ жалкого калеки сменился в мозгу образом пирата.

Миссис Смит смотрела на мальчика, занятого солдатиками. Спустя пару минут появилась медсестра, чтобы пригласить ее в кабинет. Когда миссис Смит неловко поднялась на своих костылях, мальчик заметил отсутствие ноги.

- Эй, леди! - окликнул он миссис Смит. - А что с твоей ногой?

Мать мальчика чуть слышно охнула от смущения. Миссис Смит улыбнулась:

- Ничего. Я тоже пират.

Марджори БАЛЛЕ

 

УВИДИМСЯ УТРОМ

Благодаря мудрости своей матери я не боюсь смерти. Мама была моим лучшим другом и самым главным учителем. Каждый раз при расставании, будь то перед сном или когда один из нас отправлялся в путешествие, мама говорила: «Я увижу тебя утром». И всегда сдерживала свое обещание.

Мой дед был священником, а в те времена, на рубеже веков, когда кто-нибудь из прихожан умирал, тело покойного выставлялось для прощания в гостиной священника. Восьмилетнюю девочку это могло здорово напугать.

Однажды дед подвел мою маму к стене гостиной и попросил потрогать ее.

- И что ты почувствовала, Бобби? - спросил он.

- Она твердая и холодная, - ответила мама. Тогда он подвел ее к гробу и сказал:

- Бобби, мне очень трудно попросить тебя сделать то, что я сейчас попрошу. Но если ты это сделаешь, ты никогда не будешь бояться смерти. Я хочу, чтобы ты коснулась лица мистера Смита.

Поскольку мама любила своего отца, моего деда, и доверяла ему, она выполнила его просьбу.

- Ну и как? - спросил он.

- Папа, ощущение такое же, как от стены.

- Совершенно верно, - сказал он. - Это старые стены, наш друг мистер Смит просто переехал, так что, Бобби, нет причин бояться старого дома.

Этот урок пустил корни и прошел через всю жизнь моей мамы, и она совершенно не боялась смерти. За восемь часов до того, как нас покинуть, она высказала в высшей степени необычное пожелание. Мы стояли у ее кровати, пряча слезы, а она сказала:

- Не приносите мне на могилу цветов, потому что меня там не будет. Когда я избавлюсь от этого тела, я улечу в Европу. Ваш отец так и не свозил меня туда.

Комната взорвалась смехом, и остаток вечера мы уже не плакали. Когда мы целовали ее, желая спокойной ночи, она улыбнулась и сказала:

- Я увижу вас утром.

Однако в 6.15 утра ее не стало. Мне позвонил врач: она начала свой полет в Европу.

Два дня спустя, разбирая мамины вещи в родительской квартире, мы наткнулись на большую папку с рукописями. Когда я открыл ее, один листок упал на пол. Это были приведенные ниже стихи. Не знаю, сама она их сочинила или с любовью сохранила чье-то произведение.

НАСЛЕДСТВО

Когда я умру, отдай то, что от меня останется, детям.

Если тебе надо поплакать, поплачь ради своих братьев, идущих рядом с тобой.

Обними всех и отдай им то, что ты хотел отдать мне.

Я хочу кое-что тебе оставить, кое-что получше слов и звуков.

Ищи меня в людях, которых я знала и любила.

А если ты не можешь без меня жить, то пусть я продолжу жизнь

в твоих глазах, твоем разуме и твоих добрых делах.

Больше всего любви ты подаришь мне, если пожмешь

чью-то руку и отпустишь детей, которым нужна свобода.

Умирают люди, но не любовь.

А так как все, что от меня осталось, - это любовь...

Отдай меня...

Мы с папой улыбнулись друг другу, ощутив ее присутствие, и снова было утро.

Джон Уэйн ШЛАТТЕР

 

МОЛЬБА О ЧУДЕ

Несколько лет назад писатель и поэт Майя Анджелу узнала, что ее единственному сыну, Гаю, предстоит тяжелая хирургическая операция. Еще раньше он сломал шею, а теперь начались осложнения. Далее - ее рассказ.

«Я тотчас отправилась в Сан-Франциско, чтобы быть рядом с сыном. Поскольку операция была назначена на раннее утро, я решила заехать в церковь, чтобы помолиться. Я и раньше бывала в миссии Долорес в моменты, когда мне требовались помощь и душевные силы, например когда была беременна Гаем и хотела, чтобы это не помешало мне закончить колледж. Я вставала на колени перед статуей Девы Марии и молилась. Теперь я молила Бога спасти моего сына и продлить его жизнь.

Операция длилась шесть часов.

- Все прошло успешно, - объявил хирург, выходя из операционной.

Я ждала именно этих слов и с трудом справилась с нахлынувшими на меня чувствами. Я немедленно позвонила сестре, чтобы сообщить хорошие новости. Я пробыла в больнице до вечера, а потом отправилась в отель. Ближе к полуночи раздался звонок.

- Миссис Анджелу? - спросил голос доктора. У меня замерло сердце. - Гаю стало плохо. Мы теряем его. Сейчас он в операционной. Оставайтесь в отеле, чтобы мы могли с вами связаться.

Я понеслась в больницу. Я побоялась подняться на этаж, где проходила операция. Вместо этого я направилась к двери в палату сына. Я ходила взад-вперед по коридору, считая шаги. Открытая дверь палаты снова и снова напоминала мне, в какой спешке Гая увезли в операционную. Я ходила по коридору, словно это могло помочь врачам спасти моего сына.

Вдруг мне показалось, что я вовсе не в больнице. Мне показалось, что я увязаю в зыбучих песках. Светлая сухая пыль забивалась мне в глаза и в рот, открытый для крика. Наверное, что-то похожее чувствовал в тот момент мой сын.

- Держись! - изо всех сил хрипела я. - Держись за жизнь! Не смей умирать, слышишь!

Когда хирург подошел ко мне, я заметила темные круги под его глазами.

- Миссис Анджелу, мне очень жаль. Нам удалось спасти вашего сына, но отныне он полностью парализован.

- Спасибо, - только и смогла прошептать я.

Я спустилась в зал ожидания и сидела там до тех пор, пока не проснулся Гай. Когда я приблизилась к его кровати, то с ужасом увидела все эти трубки, торчащие из него, словно иглы из испуганного дикобраза. Сын беспомощно смотрел на меня.

- Мама, - шевельнул он сухими губами. - Произошло самое страшное. Я парализован.

- Это только пока, сынок...

- Я знаю, что ты жалеешь меня и не хочешь, чтобы я знал, как все плохо, ведь я твой единственный ребенок. Но я не могу остаток дней провести прикованным к больничной койке. - Его зрачки расширились. - Мама, прошу тебя, если нет шансов на выздоровление, окажи мне услугу. Я знаю, что ты моя мать, и жестоко просить тебя об этом... прошу тебя, просто отключи меня. Я умоляю тебя. Сделай это, если у меня нет шансов.

- Дорогой мой, - твердо сказала я, - о каких шансах ты говоришь? Ты выздоровеешь, ты будешь ходить, играть в баскетбол и плавать, понятно тебе?! И только от тебя зависит, получится это или нет!

Я не замечала, как странно звучит наш разговор. И вдруг Гай засмеялся.

- Не пугай других больных, мама, - сказал он. - Зачем же так кричать?

А затем был разговор с врачом.

- Миссис Анджелу, в спинном мозге вашего сына застрял сгусток крови. Мы пытались удалить его. Вы знаете, что операция длилась восемь часов, но нам не удалось ничего сделать. Ваш сын больше никогда не сможет ходить. Вам придется смириться с этим.

- Я не спрашиваю вашего мнения, - ответила я. - Я сама вам скажу, что будет с моим сыном. Он выйдет из этой больницы на своих ногах, сам. Я знаю, и спасибо за это Господу.

- Успокойтесь. Мы понимаем вашу... - начал один из санитаров.

- Вы просто не можете знать, - пояснила я, улыбаясь. - Зато я знаю. Я верю в исцеление, я знаю, что это возможно. Я не могу объяснить вам происхождение этой уверенности. Не надо ничего говорить.

В моей голове постоянно крутились слова: «Ты выздоровеешь, ты будешь ходить...» Они рефреном повторялись снова и снова, словно и не я произнесла их тогда у кровати сына. Мне казалось, что эти слова повторяет бесконечный хор голосов. У меня был выбор - поверить в то, что это знак Господа, или прийти к выводу, что я сошла с ума. Я выбрала первое.

Два последовавших дня я обзванивала друзей и родственников. Я позвонила сестре и велела ей собрать группу молящихся, чтобы они просили Бога за моего сына. Я позвонила подруге-иудейке, чтобы она собрала знакомых в синагоге. Мой приятель-католик тоже согласился мне помочь.

- Собирайте всех, - просила я. - Думаю, это важно. Вечером я молилась в зале ожидания, когда вошла медсестра.

- Миссис Анджелу, - сказала она торжествующе, - ваш сын только что пошевелил пальцами ног.

Мы поднялись в палату Гая. Он улыбался во весь рот и действительно шевелил пальцами! Со слезами на глазах я вознесла благодарственную молитву Богу.

На другое утро я снова пришла к сыну.

- Мама, спасибо за твою веру, - сказал Гай. - Именно она спасла меня. Теперь я знаю, что сам выйду из больницы, своими ногами.

Так и произошло. Два месяца спустя мы с Гаем покинули больницу. Отныне я знаю, что вера творит чудеса. Я не сомневаюсь. Я просто знаю».

Майя АНДЖЕЛУ

Источники: Джек Кэнфилд, Виктор Хансен, Дженифер Хоторн, Марси Шимофф «Исцеление души. Книга для женщин» (ACT, «Транзиткнига», М. 2005 г.); Джек Кэнфилд, Виктор Хансен «Лекарство для души» (АСТ. М. 2004 г.)

(Опубликовано в газете «Однако, жизнь!», № 22/2009 год)

Источники: Джек Кэнфилд, Марк Хансен «Лекарство для души» (Издательство АСТ, Москва, 2004);

 

Категория: Вдохновляющие истории.

Печать

Яндекс.Метрика