навигатор

Читальный зал

vdoh9

Составитель - Александр КАЗАКЕВИЧ

КАК АУКНЕТСЯ...

Когда я работал диск-жокеем в Колумбусе, штат Огайо, по пути домой я часто заходил в университетскую больницу или в больницу Гранта. Я заходил в разные палаты и читал Священное Писание или разговаривал с больными. Это был способ забыть о своих проблемах и поблагодарить Господа за собственное здоровье. Для тех, кого я навещал, это тоже было очень важно. И однажды это в буквальном смысле слова спасло мне жизнь.

На радио я выступал очень резко и в материале, который сделал про одного предпринимателя, пригласившего в город артистов, которые на самом деле не были участниками заявленной группы, задел его. Человек, которого я разоблачил, «заказал» меня!

Как-то я возвращался домой около двух часов ночи, отработав программу в ночном клубе. Когда я открывал дверь, из-за угла моего дома вышел человек и спросил:

- Вы Лэс Браун?

- Да, сэр, - ответил я.

- Мне нужно с вами поговорить, - сказал он. - Меня прислали сюда разобраться с вами.

- Со мной? Почему? - удивился я.

- Ну, это из-за того предпринимателя, который потерял деньги, когда вы сказали, что приглашенная им группа вовсе не настоящая.

- Вы хотите что-то со мной сделать? - спросил я.

- Нет, - ответил он. И я не спросил почему, я не хотел, чтобы он передумал. Я был безумно рад!

Он продолжал:

- Моя мать лежала в больнице Гранта и написала мне, как вы однажды зашли к ней, сели рядом, поговорили с ней, почитали из Евангелия. На нее произвело большое впечатление, что диск-жокей, который ее даже не знает, навестил ее. Она написала мне о вас, когда я сидел в тюрьме в Огайо. На меня это тоже произвело впечатление, и я всегда хотел с вами познакомиться. Когда же я услышал, что кто-то хочет вас пришить, - сказал он, - я взялся за этот заказ, а потом сказал этим людям, чтобы оставили вас в покое.

Лэс БРАУН

 

ЦЕНА ЧУДА

Тесси - это прелестная, но не по годам серьезная девятилетняя девочка. Однажды она услышала разговор своих родителей о ее маленьком братике, Теде. Она знала, что он тяжело болеет и что у родителей практически нет денег. Они недавно переехали в другую квартиру, потому что у папы не хватало денег одновременно на больничные счета и на оплату дома. Только очень дорогой хирург смог бы спасти Теда сейчас.

Тесси услышала, как ее папа сказал заплаканной маме с безнадежностью: «Только чудо может спасти Теда сейчас».

Тогда Тесси побежала к себе в комнату и достала стеклянню банку из-под джема, где хранились все ее сбережения. Она высыпала всю мелочь на пол и бережно пересчитала. Три раза, чтобы не ошибиться. Тесси бережно сложила монетки назад в банку и закрутив крышку, после чего выскользнула на улицу и побежала что было сил в аптеку с изображением Большого Красного Индейского Вождя над дверью.

Она тихо ждала пока аптекарь уделит ей внимание, но он был слишком увлечен разговором с другим человеком, чтобы заметить девятилетнюю девочку. Тесси стала шаркать ножкой, чтобы привлечь хоть капельку внимания. Нет реакции. Потом она стала громко покашливать. Опять ничего. Наконец, она достала монетку и постучала ей по стеклу. Это помогло!

- Что ты хочешь, девочка? - спросил аптекарь с раздражением в голосе. - Разве ты не видишь, что я разговариваю со своим братом из Чикаго, которого я не видел несколько лет.

- Хорошо, но я бы хотела поговорить о моем брате, - ответила Тесси тем же тоном, что и аптекарь. - Вы знаете, он очень и очень болен... и я хотела бы купить чудо.

- Что-что?

- Его имя Тед и у него что-то плохое растет в голове, и мой папа сказал, что только чудо сможет спасти его сейчас. Так сколько стоит это чудо?

- Девочка, мы не продаем здесь чудеса. Извини, но я не могу помочь тебе, - сказал аптекарь.

- Послушайте, но у меня есть деньги и я могу заплатить. Если этих денег не хватит, я смогу достать еще. Только скажите, сколько это стоит.

Прекрасно одетый брат аптекаря опустился на корточки и подозвал к себе девочку.

- Какого вида чудо нужно твоему брату, детка?

- Я не знаю, - всхлипнула Тесси. - Я знаю только, что он очень болен, и мама говорит, что ему нужна операция. Но мой папа не может заплатить за нее, поэтому я решила использовать мои деньги.

- Сколько же их у тебя? - спросил человек из Чикаго.

- Один доллар и одиннадцать центов, - пролепетала Тесси. - И это все мои деньги. Но если нужно, я смогу достать еще.

- Какое совпадение, - улыбнулся мужчина. - Доллар и одиннадцать центов.

Он зажал в кулаке ее деньги, взял девочку за руку и попросил отвести к себе домой.

- Я хочу взглянуть на твоего братишку и встретиться с твоими родителями. Посмотрим, какого вида чудо вам нужно!

Этот хорошо одетый мужчина был доктором Карлтоном Армстронгом, известным хирургом, специализирующимся на нейрохирургии. Он сделал операцию совершенно бесплатно и совсем скоро Тед смог вернуться домой полностью здоровым.

Мама и папа были счастливы, обсуждая цепь случайных событий, которые привели к ним хирурга.

- Этот доктор, - прошептала мама, - настоящее чудо. Интересно сколько бы это стоило?

Тесси улыбнулась. Она то знала точно, сколько стоит чудо... один доллар и одиннадцать центов. Плюс искренняя вера маленькой девочки.

Автор неизвестен

 

ПОХОРОНЫ «Я НЕ МОГУ»

Классная комната, где Донна преподает четвертоклассникам, выглядит как и многие другие, которые я видел раньше: пять рядов парт, по шесть штук в каждом ряду. За учительским столом сидит Донна. За ее спиной на стене висит доска объявлений, на которой отображена успеваемость учеников. В общем, типичный школьный класс, но кое-что в нем изменилось с тех пор, как я впервые попал туда. В классе царит творческая атмосфера.

Донна много лет преподает в одной из школ Мичигана, и ей осталось два года до пенсии. Но она не просто проводит уроки, а добровольно участвует в программе развития детей, которую я придумал и организовал. Программа основана на творческом подходе к образованию, и Донна обеспечивает ее выполнение. А моя работа заключается в посещении уроков и поощрении учеников.

Я сел за пустую парту в дальнем конце класса и стал наблюдать. Все ученики работали над заданием, записывая в тетрадь свои мысли и идеи. Десятилетняя ученица, которая ближе всех сидела ко мне, заполняла тетрадную страницу предложениями, начинавшимися со слов «Я не могу».

Я не могу играть в футбол.

Я не могу делить трехзначные числа.

Я не могу добиться расположения Дебби.

Страница была уже заполнена наполовину, а девочка все продолжала писать. Она работала упорно и настойчиво.

Я встал и прошел по рядам, заглядывая в тетради учеников. Все рассказывали о том, чего они не могут.

Я не могу отжаться более десяти раз.

Я не могу драться.

Я не могу съесть только одно пирожное.

Активность учеников пробудила мое любопытство, и я решил выяснить у учительницы, какое задание она дала детям. Подойдя к учительскому столу, я с удивлением заметил, что Донна тоже пишет что-то на листе бумаги. Я не стал отвлекать ее и заглянул через плечо.

Я не могу заставить мать Джона посещать родительские собрания.

Я не могу добиться, чтобы моя дочь всегда заправляла машину бензином.

Я не могу объяснить Алану, что выяснять отношения с приятелями следует словами, а не кулаками.

Я не стал спрашивать, почему ученики вместо того, чтобы рассказывать о своих достижениях, пишут «я не могу», вернулся за парту и продолжил свои наблюдения. Ученики занимались еще десять минут, многие исписали целую страницу и начали другую.

- Заканчивайте предложение, а новое не начинайте, - объявила Донна.

Дети взяли листки бумаги, сложили их пополам и направились к столу учительницы, на котором лежала коробка из-под обуви. Они положили свои листки в коробку. Когда все работы были собраны, Донна добавила и свои записи, закрыла коробку, взяла ее в руки и вышла из класса. Дети потянулись за учительницей, а я последовал за ними.

В дальнем конце коридора находилась кладовка, Донна вошла туда и через минуту вернулась, держа в одной руке обувную коробку, а в другой - лопату. Вместе с учениками она вышла из школы и направилась к спортивной площадке. Там, у края площадки, дети по очереди начали копать яму. Затем, когда была вырыта яма три фута глубиной, ученики десяти-одиннадцати лет встали в круг около ямы, похожей на могилу, и опустили в нее коробку.

Донна объявила:

- Мальчики и девочки, пожалуйста, возьмитесь за руки и склоните головы.

Ученики выполнили ее просьбу. Они взялись за руки, опустили головы и стали слушать речь Донны.

- Друзья, мы собрались здесь почтить память «Я не могу». Пока он жил на земле, то мешал многим из нас: кому в большей степени, кому в меньшей. Его имя, к сожалению, очень часто упоминалось в школах, государственных учреждениях и даже в Белом доме. Мы проводили «Я не могу» в последний путь, похоронили его и даже положили на его могилу надгробный камень. У «Я не могу» остались братья и сестры - «Я умею», «Я сделаю» и «Я выполню это обязательно». Они не так известны, как их знаменитый родственник, и пока еще не так сильны и могущественны. Возможно, в скором времени с вашей помощью они окрепнут и будут твердо стоять на ногах. Пусть «Я не могу» упокоится с миром, а жизнь каждого здесь присутствующего станет целенаправленной и насыщенной. Аминь.

Слушая «надгробную» речь Донны, я осознал, что школьники никогда не забудут этот день. Символическое прощание с «Я не могу» очень поможет детям в их будущей жизни. Донна придумала замечательное задание, которое надолго сохранится в памяти детей. После «надгробной» речи учительница предложила ученикам вернуться в класс. Там они отпраздновали уход «Я не могу» пирожными, воздушной кукурузой и фруктовыми соками. Во время празднования Донна вырезала из плотной бумаги большой надгробный камень, наверху начертала «Я не могу», а внизу поставила дату: 28 марта 1980 года,

Этот бумажный «надгробный камень» висел в классе, где преподает Донна, до конца учебного года. Иногда, когда какой-нибудь ученик забывал и произносил: «Я не могу», - учительница молча указывала на «камень». Ученик сразу вспоминал, что «Я не могу» давно покинул этот мир, и больше не ошибался.

Я не был учеником Донны, в свое время она училась у меня, но в тот день я ясно осознал, какой замечательный урок получил от нее. И теперь, когда я слышу фразу «Я не могу», перед моим мысленным взором возникают «похороны», устроенные учениками четвертого класса. И я мгновенно вспоминаю, что «Я не могу» давно умер.

Чик МУРМАН

Опубликовано в газете «Однако, жизнь!», № 24/2009 год)

Источники: Джек Кэнфилд, Виктор Хансен, Дженифер Хоторн, Марси Шимофф «Исцеление души. Книга для женщин» (ACT, «Транзиткнига», М. 2005 г.); Джек Кэнфилд, Виктор Хансен «Лекарство для души» (АСТ. М. 2004 г.)

Яндекс.Метрика