навигатор

Читальный зал

СУЩЕСТВИТЕЛЬНЫЕ И НАРЕЧИЯ

иллюстрация к вдохновляющим историямНесколько лет назад одна учительница получила приглашение позаниматься с маленькими пациентами большой городской больницы. Она должна была помогать детям делать уроки, чтобы за время болезни те не слишком отстали от школьной программы.

Однажды ей позвонили и попросили позаниматься с новым пациентом. Продиктовали имя и фамилию ученика, номер больницы и палаты, в которой он лежал, и сказали (на другом конце провода тоже была учительница): «Мы сейчас проходим существительные и наречия. Я была бы вам благодарна, если б вы помогли ему делать домашние задания, чтобы мальчик не отстал от одноклассников».

И только у самой двери палаты учительница поняла, что попала в ожоговый центр. Никто не предупредил ее, что ждет ее по ту сторону двери. Прежде чем войти, ей пришлось облачиться в стерильный халат и шапочку, чтобы не занести инфекцию. Ее попросили не прикасаться ни к мальчику, ни к его кровати. Около пациента можно было стоять, но говорить следовало через специальную маску.

Когда с предварительными приготовлениями было покончено — учительница вымыла лицо и руки, надела все, что ей сказали надеть, — она набрала в легкие побольше воздуха и пошла в палату. Мальчик, страшно обгорелый, очень страдал от боли. Девушке стало неудобно, она не знала, что сказать, но развернуться и уйти она тоже не могла — она уже слишком далеко зашла. Наконец она пробормотала:

— Я учитель, помогаю лежащим в больницах школьникам не отстать от программы. Твоя преподавательница попросила меня помочь тебе разобраться с существительными и наречиями.

После занятия она подумала, что бывали у нее уроки и полегче.

На следующее утро она пришла в ожоговый центр снова, и одна из медсестер спросила:

— Что вы сделали с тем мальчиком?

Учительница принялась рассыпаться в извинениях, но медсестра ее перебила:

— Вы не поняли. Мы тревожились за его жизнь, но после вашего визита его словно подменили. Организм начал бороться, реагирует на лечение… мальчик словно бы решил жить.

Сам мальчик потом вспоминал, что тогда он перестал надеяться и чувствовал, что умирает, — пока не увидел ту учительницу. С ее приходом все изменилось: мальчик понял одну простую вещь — его будто осенило. По щекам паренька, ожоги которого были так серьезны, что он даже перестал надеяться, катились слезы счастья; озарившую его мысль он сформулировал так: «К умирающему не отрядили бы учителя для занятий существительными и наречиями, правда?».

Из книги «Мгновения для мамы»

Прислала Наталья БУШМА


ЧТО ДЕЛАТЬ, ЕСЛИ «ПРОХОД ЗАПРЕЩЕН»?

Притчи сочиняют не только на Востоке. А на Западе их не только заимствуют с Востока. Есть отдельная категория западных философов и просто писателей, которые «разговаривали притчами» и притчи эти были оригинальны.

Таким писателем был любимый многими Карел Чапек. Отношение к нему у «книжных» людей — издателей и критиков — не совсем серьезное. Он воспринимается как писатель-юморист, что-то наподобие Марка Твена или Джерома. В общем, чтение для детской. Однако же, Чапек был истинным Муллой Насреддином — он изрекал истины, обряжая их в шутовские одежды.

Одна из таких чапековских притч крепко засела у меня в памяти. Как и любой писатель, а шире — человек, связанный с творчеством и напрямую зависевший от капризов Музы, он не мог не размышлять о том, что мы довольно-таки вульгарно именуем сейчас «техниками креативности».

Проще говоря, Чапек думал о том, как и откуда брать вдохновение. И вот что он придумал, а точнее вот, что подсказала ему сама жизнь. Это — правда, биографическая история.

Однажды Чапек отдыхал в маленьком городке, где у каждого жителя его дом буквально — утопал в садах. А была весна. Жители города очень гордились своими садами и своими цветами, но самыми красивыми весенними цветами были все-таки те, что росли дичком, в полях и на пустырях. Это были какие-то желтенькие цветочки, которые знают все в Чехии и которые символизируют там приход Настоящей весны. Чапек тоже любил эти цветы и зная, что возвращается скоро в Прагу (где этого буйства, конечно, нет) решил прихватить с собой в поезд целую охапку, чтобы тут же раздать пражским знакомым.

Дело в том, что пока он сидел в том городе, к нему под окно каждый день прибегала немая девчонка — местная дурочка. Она, зная, что писатель любит именно эти цветы, носила ему их почти каждый день. Он даже уставал от такого количества букетов. Да что с дурочки возьмешь? Носит — и все тут.

А за день до отъезда дурочка как назло куда-то запропастилась... И писатель, не дождавшись ее, решил сам купить у торговок свой весенний букет. Но не тут-то было! Все логи, пустыри, не говоря уж о палисадниках, были оборваны, а торговки, все как одна, утверждали, что цветы — к сожалению, отошли.

Упрямый Чапек нанял местных мальчишек, чтобы те прочесали окрестности, но результаты были плачевны. В конце концов Чапек отправился за цветами сам, со своими приятелями. Они долго бродили с местными старожилами по всем заветным кочкам, и каждый божился, что уж его-то местечко будет «рыбным»... Нет! Все, что попадалось, было жалким подобием того желтого великолепия, которое каждый день видел у себя на рабочем столе Карел Чапек. Везти же такое в Прагу — об этом и речи не шло.

И вот, бродя с этим грустными мыслями по задворкам тупиковой железнодорожной ветки, куда завели его приятели, Чапек обнаружил, что ходят они кругами, так как надпись на гнилом заборе «Проход запрещен» он читает уже в четвертый раз! Чапек остановился без каких-либо мыслей. Однако, что это там желтеет за забором?!.. Он подходит поближе, толкает НЕЗАПЕРТУЮ калитку с вбитым в нее объявлением, идет между рабочих подсобок и... о, чудо! Целые плантации кустов, не успевших еще отцвести! Видно они начали цвести позже и теперь нагоняют, как отстающий от расписания поезд.

Так вот откуда дурочка таскала ему букеты! Так вот почему никто (!) включая местных мальчишек, не смог найти ему букет, даже за хорошую плату. Они, послушные букве закона, ЧИТАЛИ, ЧТО НАПИСАНО.

А написано было, как Вы помните, «Проход запрещен». Один из приятелей Чапека, чиновник железной дороги, увидел эту табличку и стал смеяться:

— Какие же мы ослы! Эта табличка висит с тех пор, как в войну здесь хранились боеприпасы, а теперь и забор уже сгнил и табличка дышит на ладан, но вот поди ж ты — у всех нас на нее одинаковая реакция. Надо будет снять...

Чапек ехал с букетом в Прагу и думал: «Что нужно сделать для того, чтобы быть как эта глухонемая дурочка?» Ведь иначе не видать ему никогда свежих весенних цветов, как своих ушей. Да и много чего еще — не видать.

...Ну вот, я пересказала Вам свой любимый чапековский рассказ, над которым советовали и советуют медитировать всем молодым литераторам и просто креативным персонам.

Вывести мораль из этой истории я предлагаю Вам самим. Я думаю, что Вы с этим уже отлично справились.

Елена НАЗАРЕНКО

http://live-and-learn.ru/

ПЕЧЕНЬЕ

— Так, 2 пачки маргарина, стакан сахара… — я снова и снова перечитывала строки кулинарной книги, пытаясь разобраться в рецепте лимонного печенья, Сережкиного любимого.

Сергей — мой друг, с которым мы вот уже 4 года пытаемся строить отношения. Именно пытаемся, потому что долго находиться вместе не можем, но и жизни друг без друга просто не представляем. Так вот и мучаемся: ссоримся до драки, а затем так миримся, что сразу забываются все обиды и мне начинает казаться, что мой Серега самый лучший.

Нередко поводом для скандалов становилось мое абсолютное неумение готовить. Я даже не умела поджарить яичницу, чтобы она не подгорела, а о борщах и запеканках вообще молчу: это для меня было чем-то из области фантастики. Мой возлюбленный был избалован кулинарными изысками своей матери, кондитера-профессионала. Максимум, чем я могла угостить любимого, — бутербродом с колбасой или пюре быстрого приготовления. Сергей весьма болезненно реагировал на отсутствие у меня кулинарных навыков и старался потихоньку приобщать меня к ненавистному мне делу: то картошечку заставит пожарить, то рыбу потушить. Но, как обычно, каждый приготовленный мною ужин отправлялся в мусорное ведро, а романтический вечер плавно переходил в очередную ссору.

Лично я была неприхотлива в еде, потому никогда не понимала людей, часами стоящих над плитой, чтобы побаловать себя вкуснятиной. И в ресторанах я всегда заказывала самые простые блюда, не вдаваясь в подробности, каким именно соусом польют заказанную мной куриную ножку. Но сегодня особенный день — Сережу повышают в должности. Так хотелось ему угодить, что я скрепя сердце взялась за непосильный труд — решила самостоятельно испечь печенье.

— …тертую лимонную цедру смешиваем с мукой… — наконец-то я приготовила тесто и, наполнив формочки-сердечки желтой субстанцией, отправила их в духовку. Вот любимый теперь обрадуется! «Исправляюсь», — подумала я и представила, какое удивленное у Сергея будет лицо, когда он увидит аппетитное лимонное сердечко.

Мои раздумья прервал звук открывающейся двери. На пороге стоял мой Сережа с какой-то молоденькой жутко размалеванной девицей. Сердце уже почувствовало недоброе, но все же хотелось верить в лучшее, и я нервно пробормотала:

— Что же ты, Сергей, не предупредил меня, что с гостьей приедешь. Пойду переоденусь, — но любимый остановил меня.

— Понимаешь, Маша, мы ненадолго, я бы хотел забрать кое-что из своих вещей… — он не поднимал на меня взгляд.

— Да, конечно, — я молча смотрела, как некогда близкий мне человек складывает в пакет свои флешки и дискеты, какие-то бумажки и пузырьки с парфюмом. А размалеванная девица стояла в прихожей и, чавкая жвачкой, осматривала обстановку.

В такой ситуации мне уместно было бы закатить скандал, оттаскать за волосы наглую девицу, отбившую у меня друга, на худой конец, разбить пару тарелок, но случившееся было для меня так неожиданно, что, даже когда Сергей вышел из квартиры и хлопнул дверью, я оставалась стоять в прихожей и бестолково смотреть на пустую тумбочку. Неизвестно, сколько я бы еще так простояла, но в нос ударил запах подгоревшего теста. Я совсем забыла про печенье.

Вытрясая из формочки черненькие огарки, я плакала навзрыд. Только теперь до меня дошло, что я оказалась обманутой самым близким человеком.

— Это ты во всем виновато!— я сгребала со стола то, что должно было быть печеньем, и выбрасывала, прямо в открытую форточку. — Никогда я не пыталась тебя готовить, и не зря! Из-за тебя я потеряла Сережку!

— Эй, там, наверху! — послышался откуда-то незнакомый мужской голос. — А если я начну высыпать мусор на ваш подоконник, понравится вам?!

Я утерла слезы и выглянула в форточку. Возмущался сосед снизу, открывший окно, дабы проветрить квартиру, а вместо этого получивший «порцию» угольков на подоконник.

— Сейчас я поднимусь и поговорю с вами! — не унимался сосед.

— Валяйте, — сказала я и пошла открывать дверь. В этот момент мне все было абсолютно безразлично.

Мой сосед Кирилл оказался симпатичным 27-летним менеджером. За «мусорение» на подоконник он меня не ругал и даже отправился в магазин купить чего-нибудь к чаю, чтобы отметить наше необычное знакомство. Я разливала по чашкам чай, Кирилл разворачивал цветной сверток.

— Маш, дай тарелочку под печенье, — обратился он ко мне.

— Ты купил печенье? — спросила я, улыбаясь.

— Лимонное, очень вкусное, только сегодня завезли в магазин. Ароматное-е, — Кирилл тоже улыбнулся. — Что, не любишь такое?

— Обожаю! — а что мне надо было еще ответить?

Уже год как Кирилл мой муж. Он продолжает разбирать счета в своей фирме, а я уволилась с работы и сижу дома с маленьким Тимофеем Кирилловичем. А еще я научилась готовить безумно вкусные борщи и супы, блинчики и плюшки, ну и, само собой, лимонное печенье, которое во всей этой истории сыграло далеко не последнюю роль!

Дарья СЕВОСТЬЯНОВА


МОИ ЗАМКИ ИЗ ПЕСКА

В детстве мы с родителями ездили на море отдыхать. Первые два дня было тепло и мы купались. Потом внезапно похолодало, подул сильный ветер, редко кто купался. Мне было вроде 4-5 лет. Я сказал родителям, что пойду поиграю во дворике, а сам побежал на море, так как оно было недалеко.

На пляже никого почти не было, я бегал один, чего-то копал, чего-то собирал. Потом сел у берега строить из песка. Я построил маленький домик, но пришла волна и смыла его. Тогда я решил построить большой замок, чтобы ничто не смогло его разрушить. Следующая большая волна унесла и мой большой замок. Тогда я решил построить себе большую машину и защитить ее стеной из песка и рвом. Это оказалось тоже напрасно. Большие волны оставляли меня ни с чем. Чего бы я ни захотел построить, все исчезало... Я расстроился, я опустил руки и опечалился.

Оказывается прошло значительное время с тех пор как я убежал на море играть. Я осознал, что я потерялся. Я стоял и оглядывался вокруг, потом заплакал и закрыл глаза руками... Вдруг кто-то сказал "Пойдем со мной, твои родители давно ждут тебя и беспокоятся". Я открыл глаза. Это был какой-то старичок, весь седой, с лучистыми глазами и такой добрый-добрый на вид. Я подал ему свою руку. Мы шли, а я ощущал какую-то теплоту от этого старика. Потом я увидел своих родителей и побежал к ним на встречу. Я кинулся им на шею и заплакал. Я слышал как родители поблагодарили этого человека... но когда я повернулся, то его уже не было.

До сих пор я помню его лучистые глаза, полные любви, и добрую улыбку.

http://goodstories.ru/

СТАВКИ ИЗ СЕРДЦА

Искренне пытаясь помочь кому-то, мы всегда помогаем себе — в жизни это одна из прекраснейших компенсаций.

Ральф Уолдо Эмерсон

Джейн Фишер с тревогой смотрела, как ее семнадцатилетняя дочь Кэти тащила на арену ярмарки животных в Мэдисон Каунти Джуниор своего непослушного барашка. Если повезет, Кэти не упадет в обморок, как вчера на выставке.

Кэти сражалась со злокачественной опухолью. За много месяцев это была первая возможность куда-то поехать и развлечься, побыть подальше от больницы и химиотерапии; кроме того, она надеялась заработать солидную сумму на карманные расходы. Она не сразу решилась расстаться с барашком, но средняя цена два доллара за фунт живого веса внушала надежду выручить сумму намного большую, чем обычные карманные деньги. И вот Кэти вывела барашка в центр, и торги начались.

И тут аукциониста Роджера Уилсона осенила мысль, имевшая необычные последствия. Он сказал так:

— Хочу проинформировать присутствующих, что с Кэти приключилась не самая веселая история, — аукционист надеялся, что благодаря такому вступлению ставки хоть немного поднимутся. И барашек действительно был продан за одиннадцать с половиной долларов за килограмм, но дело на этом не закончилось. Покупатель расплатился, а потом... вернул барашка, чтобы его продали еще раз.

Началась цепная реакция: разные семьи покупали барашка и тут же его возвращали, снова и снова. Выручка Кэти все увеличивалась и увеличивалась. Мать девушки запомнила только первую сделку. Потом, когда отовсюду стали раздаваться крики «Перепродажа! Перепродажа!», Джейн Фишер разрыдалась.

В тот день барашка перепродали тридцать шесть раз, и последний покупатель вернул его Кэти навсегда. В руках Кэти оказалось шестнадцать тысяч долларов на лечение — а знаменитый барашек живет у нее до сих пор.

Рита ПРАЙС

(Из книги Д. Кэнфилда, М.В. Хансена «Бальзам для души» (встреча 4), Москва «София», 2009)

Прислала Наталья БУШМА

ПОБЕДА

Я верю, что у каждого человека есть сердце. И если вы сумеете до него достучаться, то сможете многое изменить.

Ули Дериксон

Мать Кеннета рассказала нам эту историю на следующий день. Кеннет учился в средних классах школы и с нетерпением ожидал участия в Олимпийских играх для детей с нарушениями умственного развития. Родители сидели на трибуне и ждали — и Кеннет пробежал, опередил соперников и выиграл первый забег. Лента победителя и аплодисменты зрителей вызывали в нем гордость.

Во время второго забега Кеннет тоже лидировал, но остановился прямо перед финишем и сошел с дистанции.

— Зачем ты это сделал? — мягко спросили потом родители. — Если бы ты не сошел, то выиграл бы и этот забег.

— Но, мам, у меня уже есть ленточка, а у Билли нет, — прозвучал невинный ответ.

Клиффорд и Джери ФЮРНЕСС

(Из книги Д. Кэнфилда, М.В. Хансена «Бальзам для души» (встреча 4), Москва «София», 2009)

Прислала Наталья БУШМА

Яндекс.Метрика