Детские байки 6

d_b_21(Источники: Anekdot.ru, Sporu.net, Anekdotov.net, Qwe.ru и письма читателей газеты «Однако, жизнь!»)

ВОТ ТАК «ПЕТАРДА»!

Как учил незабвенный Карлсон (тот самый, который живет на крыше), в любой проделке самое главное «посмотреть, как жертва сердится». Ну вот, и я такой же.

Сижу, понимаешь, дома, никого не трогаю и даже смерти лютой вроде никому особенно не желаю, а тут на тебе: местные гопники затеяли петарды рвать, в пень их пядь. Весь день рвали. Откуда только деньги берут, удивляюсь: каждую минуту новый взрыв, и так до вечера. Я их очень понимаю, сам взрывал. И в 10 лет, и в 15, и в 25, да что там - и сейчас иногда тоже. Беда в том, что работаю я дома. Я звукорежиссер, и когда в процессе сведения очередного ролика за окном раздается подобный концерт (хоть и живу на одном из верхних этажей), работать, мягко говоря, неприятно.

И хоть бы что-нибудь прилично рванули, а то так, пук, да пук, контрреволюция одна. На следующий день опять. И на следующий. Ну, уж тут мне надоело. Дай-ка, думаю, тряхну стариной, что ли. Порылся в закромах и извлек... почти килограмм смеси из марганцовки и алюминиевой пыли (наполнителя для краски под серебро). Еще с 85-го года лежало.

Свернул умелыми ручищами взрывпакет из пары Экстры М (спасибо почтальонам) и рулон скотча. И шнурец приладил запальный из селитрованной бумаги. Уж и штучка получилась! Загляденье, блин!

На следующий день компания появляется в полном составе. Восемь гадов - все как один. Надо пояснить, что мои окна выходят на детский сад, который почему-то вот уже года четыре как не работает. На его территории и собирается всякая, не отягощенная интеллектом молодежь. И эти тоже устроили там свой полигон. На этот раз они притащили туда какую-то адскую пакость, изрыгающую после поджигания в ясное небушко одну ракету за другой в течение 10 минут. Я аж заколдобился от такой наглости - теперь взрывы происходили на уровне моего балкона (эти ракеты, достигая определенной высоты, взрывались). Ну ни фига себе!

В целях гуманности я, конечно, подождал минут тридцать, может, одумаются, домой пойдут. Какое там! Крики радости начали заглушать грохот взрывов. И я не стерпел. Перекрестившись и прочитав «Отче Наш», я твердым шагом вышел на балкон. С сухим треском кремень моей зажигалки бросил сноп искр на фитилек. Радостно взвилось голубоватое пламя. Шипением разъяренной гадюки отозвался запальный шнур. И тут метнул Мальчиш-Плохиш свою гранату...

Ой, царица небесная! Упав метрах в трех от цели, снаряд возмездия, пару раз подпрыгнув, прикатился прямо в центр дислокации малолетних олигофренов. Не знаю уж, что они подумали при виде свалившегося с неба свертка, из-под которого тонкой струйкой вился белый дымок, но их последующим действиям позавидовал бы хорошо выученный отряд саперов - в течение полутора секунд вся кодла уже лежала на земле на приличном расстоянии от эпицентра будущего взрыва. И тут ка-а-а-ак ба-а-бахнет!!!...

Звякнули стекла. Мой кот минут пять носился по квартире. Со шкафа упала пустая картонная коробка. Где-то истошно завыли собаки. Если бы не двухметровый бетонный забор вокруг детского сада, я думаю, на первом и втором этажах точно выбило бы стекла. Надо сказать, что сам я чуть не обкакался. Перед глазами мелькнули лица Арафата, Хуссейна, Радуева... представил я и свою скромную особу, избитую милицейскими дубинками, сидящую на скамье подсудимых за совершение теракта.

Но Бог миловал. Спас и сохранил. Милитоны там, правда, были. Минут через 15. Осмотрели «воронку», помочились у забора и уехали. Чуть раньше я имел удовольствие наблюдать позорное отступление поверженных врагов, двигающихся по синусообразным траекториям, открыв рты и держась руками за головы. У некоторых куртки из белых превратились сзади в зеленые.

Кто сам рвал подобный состав, тот поймет, для остальных поясняю: продукты, появляющиеся в результате реакции при соприкосновении с влагой, дают густой зеленый цвет, а тогда моросил небольшой дождь. На следующий день соседка рассказала, что мелкота, балующаяся под окнами, на этот раз переборщила, что в их ПТУ приходил участковый, что кому-то основательно влетело и т. д. и т. п. Короче, летальных исходов, насколько я понял, не было. На мой вопрос, чего же, собственно, они такое взорвали, она без малейшего колебания ответила, что в нынешние времена у метро спокойно можно купить гранату, да и вообще, чуть ли не баллистическую ракету среднего радиуса действия.

Хотел бы я ей поверить, ой хотел бы...

 

ДЕТСКАЯ НЕПОСРЕДСТВЕННОСТЬ

Начало 80-х. Дворец культуры. Торжественный вечер. Свободных мест уже нет, и через пару минут начнется праздничный концерт. Где-то в середине зала на коленях у мамы сидит маленький мальчик. Свет еще не погасили, но уже тишина и все в ожидании... Вдруг малыш громко, со всей свойственной детству непосредственностью обращается к близ сидящей почтенной публике с актуальным вопросом: «КТО ПЕРНУЛ?» Эффект разорвавшейся гранаты: в радиусе нескольких метров, кто-то пополз с кресла, кто-то забился в истерике, кто-то даже прослезился от смеха и только один солидный дяденька по понятным причинам неестественно улыбался, покраснев как рак.

 

О ДЕВИЧЬЕЙ ЛОГИКЕ

Женская логика - фигня по сравнению с девичьей. И вот почему.

Я живу в женском коллективе - жена и пара девочек-близнецов - Наташа и Марина. Вернее, девушек - они уже закончили 10-й класс, сейчас каникулы, барышни изо всех сил отдыхают, жизнь продолжается. Так как у каждой своя тусовка, то по утрам они, как правило, громко обмениваются вчерашними сплетнями и событиями. В минувшее воскресенье ритуалу не изменили и мы с женой стали свидетелями примерно следующего диалога. Наташа:

- Вчера была у Вики в больнице - малая у нее простудилась, так ее положили. Врач на нее как наехал - как давай спрашивать, сколько малышка съедает за одно кормление, а Вика говорит - откуда я знаю, я же грудью кормлю, а он давай орать, что берешь, мол, весы - и делаешь контрольное взвешивание - до и после кормления и считаешь разницу. А Вика ему - нет у меня денег, вот купите мне эти весы, тогда буду взвешиванием заниматься...

- Подожди, - перебивает ее Марина, с явным недоумением на лице, - так ей что, сиськи взвешивать?

Браво!!! Три человека забились в истерике. Утро удалось.

 

БЕДНАЯ МАМА

Утро. Собираю в садик младшенькую и параллельно собираюсь сама. Доча внимательно наблюдает за процессом переодевания и спрашивает: «Мама, а почему у тебя на писе - волосики?». Максимально доступно отвечаю, обещаю, что у нее скоро вырастут такие же. «А потрогать можно?». Ну, конечно, нет. Говорю, что они там не такие как у нее на головке, а жесткие и колючие. Тебе будет неприятно, можно пальчики поколоть. Эпизод закончен. Завтракаем, выходим в подъезд. Лифта вместе с нами дожидается весьма симпатичный и далеко не старый сосед. Дитятко смотрит на него и задумчиво выдает: «Знаешь дядя, как не повезло моей маме! У нее на писе волосики колючие. Даже погладить нельзя... Бедная, правда?..»

«Бедная» мама заливается густой краской, сосед сползает по стенке.

P.S. А с соседом мы подружились. Потом. Когда муж помогал ему чинить краны. Правда, муж потом еще долго с подозрением спрашивал, почему сосед так хитро мне улыбается.

 

ЮНЫЙ ПИАРЩИК

Однажды к моей жене пришла школьная подруга. Наш двухлетний ребятенок бегал по квартире в одних трусиках. Во время одного их его кульбитов из трусиков выскочил его писик. Никита остановился, посмотрел на него и громко, с явным сожалением в голосе говорит: «Ой, писик. Ма-а-аленький...» А затем с гордостью, обращаясь к маминой подруге (девушке весьма и весьма застенчивой) добавляет: «А у папы болсо-о-ой, ого-о-омный» («р» он еще не выговаривает).

Гостья не знала куда деваться, а моя жена потом еще долго требовала, чтобы я как-то отблагодарил ребенка за такую рекламную кампанию среди ее подруг.

 

НАУЧНАЯ ТЕОРИЯ

Как известно в каждом классе найдется приколист, наш класс не был исключением. Урок биологии. Тема урока «О вреде курения». Учительница рассказывает почему большинство людей курят сигареты и выдвигает тему о том что диаметр сигареты по размерам примерно одинаков с диаметром соска груди, т. е. она вела к тому что люди просто вспоминаю те времена когда сосали материнскую грудь. После того как она это сказала с задней парты раздается фраза после которой урок был сорван:

- А что сосали в детстве те люди, которые курят сигары?!

 

КАК Я ПРОТИВОГАЗ ИСПЫТЫВАЛ

...Мое увлечение огнем заставило меня спереть противогаз в кабинете НВП школы и испытать его в боевых условиях. Мне 13 лет было. В чековом магазине мне накануне были куплены крутейшие японские резиновые сапоги. Все дети города смотрели на меня с завистью. И вот я, напялив эти сапоги, отправился на городскую свалку испытывать свои «доспехи» в обстановке, так сказать, приближенной к боевой. Я знал, что там постоянно жгут кучи мусора, и я собирался в противогазе дефилировать между кучами, ничуть не боясь дыма.

Побегав между кучами и не ощутив никакого дыма, я решил усложнить задачу. (Вообще, если бы меня кто-то со стороны увидел... Безумный ребенок в противогазе и ярко-красных японских сапогах бегает, как кое-куда раненый, среди дымящихся куч мусора, размахивая руками... Зрелище не для слабонервных!) И вот как я усложнил задачу: поправив хобот противогаза, я с разбегу запрыгнул на пик самой дымной и большой кучи.

Оказалось, что это вовсе не пик, а просто пригоревшая корка, под которой пылает нехилый костер, в который я так удачно и впрыгнул. Почувствовав сильное жжение, я выполз (читай - вылетел) из кучи и обнаружил, что сапоги красиво оплавленной резиной буквально стекли с ног. Резина перемешалась с кусочками прожженных носков, но ноги, к счастью, не пострадали. От сапог осталась только верхняя часть, которая и закрывала мне ноги, когда я гордо пошел домой по заснеженной дороге.

Но остатки сапог еще один раз пригодились. Именно ими я и получил дома по шее.

 

ЖЕНСКИЕ СКАЗКИ

Девочка двух лет пересказывает гостям «своими словами» сказку о царевне-лягушке:

- ...Не печалься Иван-царевич, ложись спать... Утром будет подлиннее...

Не знаю как Иван-царевич, а все гости тут же легли на стол.

 

ЧУДО В МОСКОВСКОМ МЕТРО

Историю эту рассказал мой шеф.

Есть у него ребятенок, лет 12-13 ему... По всему видать, парень весьма сообразительный и не без чувства юмора. Далеко пойдет... Мне бы, по крайней мере, такой прикол в его возрасте в голову не пришел бы точно. Да и сейчас навряд ли...

Так вот, заходит, значит, сей ребятенок в метро... При этом свой проездной (который не с магнитной летной, а с фотоэлементом, который прикладывается к глазку турникета) ребятенок предварительно засунул под отворот головного убора (шапка на нем какая-то) таким образом, что фотоэлемент немного из под отворота выглядывает, а сам проездной практически не виден.

Далее представьте себе картину... В будке около ряда турникетов сидит себе строгая бабка-контролер и бдит (ну, чтобы по двое не проходили, и, вообще мол, мимо меня мышь не проскочит)... Тут рядом с ближайшим к ней турникетом останавливается шкет (росточка он небольшого), пристально смотрит куда-то вверх, затем осеняет себя крестным знамением и довольно громко говорит: «Господи, пропусти меня, пожалуйста!» После чего совершает земной поклон, лбом почти касаясь турникета - и... О, чудо! Красный запрещающий сигнал турникета мгновенно сменяется зеленым, и наш герой, бодро пройдя сквозь него, становится законным пассажиром московского метрополитена.

Что было с бабкой-контролером описывать не буду... Лично не видел. Но думаю, что если раньше она в церковь не ходила, то теперь станет послушной прихожанкой.

 


d_b_22ПЕТРОВИЧ

Сидим мы с Петровичем как-то на нашем дачном пруду, карасиков ловим. Пивко пьем, беседуем ни о чем, тишина, красота. Тут сынок его, Сашка, кричит издали: «Петрович! Мамка просила ей позвонить!»

У Сашки уж свои дети. Пацану лет пять. Петрович иногда берет внука на рыбалку. «Ладно!» - лениво так отвечает Петрович. Но звонить никуда не торопится. «А чего, - спрашиваю я, - Сашка тебе не родной, что ли?» - «Чего это?» - удивляется Петрович. «Ну, вот он тебя Петровичем зовет. Мамку - мамкой. А тебя - Петровичем». «А-а-а! Ну, это старая история!» - говорит Петрович. И, подумав, рассказывает.

Лет двадцать назад, когда Сашке было как раз лет пять, то есть как сейчас внуку, работал Петрович в конторе крупного завода. То ли главным инженером, то ли главным технологом. Квартиру еще не получили, и жили в малосемейке возле завода. Санька к отцу на работу частенько прибегал, сидел в кабинете, играл во всякие разные интересные игрушки, которые взрослые почему-то называли образцами продукции. Естественно, что в конторе Саньку все знали. И на проходной.

Как-то раз, придя в кабинет к отцу, он его там не застал. Отец был на территории. Санька на территории ни разу не был, и решил этот пробел восполнить. Видимо ему казалось, что стоит выйти за проходную, как отец там и обнаружится. На вахте его конечно не пропустили, и он спокойно прошел в расположенную рядом дырку в заборе, которой пользовалась половина завода. О том, что территория завода настолько огромна, Сашка не подозревал. Он спокойно дошлепал до первого цеха, и шагнул внутрь. Цех испугал его размерами, шумом, огромными машинами, которые работали сами по себе, и безлюдием. Сашка чуток прошел между машинами, и напрочь потерял ориентацию в пространстве. Потом он несколько раз тихонько позвал папу, потом в голос заревел.

На рев сбежалось несколько работников цеха. Они мальца попытались успокоить, но он только громче выл, упирался и кричал: «Па-па!» Чей ребенок - никто не знал. На вопрос «Ты чей?» уверенно отвечал сквозь слезы: «Папин!». Оставлять мальца в цеху было нельзя. Идти куда-то с незнакомыми мужиками в грязных спецовках Санька напрочь не хотел, и при попытке взять его за руку плач превращался в форменную истерику. Но тут на общее спасение в цех случайно зашла Муза Николаевна. Муза Николаевна, женщина преклонных лет, всю жизнь проработала на заводе, а последние лет десять была секретарем директора. Твердой рукой рулила хозяйством, знала всех и вся, и тот же Петрович, пришедший когда-то на завод пацаном на должность ученика слесаря, хоть и вырос в большие начальники, Музу Николаевну побаивался. Как, собственно, и все остальные три тысячи работников завода, включая директора. Санька был, наверное, единственным, кто Музу Николаевну не боялся. А даже наоборот. Поэтому работники сразу разбежались по своим местам. От греха. И Музе Николаевне предстала та же сюрреалистическая картина - плачущий и зовущий папу одинокий ребенок посреди огромного цеха. Даже она от этой картины слегка растерялась. И запричитала: «Ой! Етишкина жисть! Папу он зовет. Ну хто ж тут знает - кто твой папа? Ну хто ж так зовет? Ну хто ж тебя услышит? Вот смотри, как надоть!»

Муза Николаевна выпрямилась во весь рост, набрала полные легкие, и над территорией цеха, перекрывая шум машин, поплыл рев: «Петро-о-ович! В рот тебе кочерыжку! Та где-е-е, разъетить твою налево?» Сашка перестал плакать и открыл рот. И - о, чудо! Откуда-то из глубины цеха раздался голос отца: «Ну что стряслось, Николавна?» Муза Николаевна еще раз набрала воздуха, и протрубила: «Бежи быстрей сюда, гадский папа!»

Спустя несколько дней, когда инцидент был благополучно забыт, у Петровича в доме собралась большая шумная компания друзей и сослуживцев. Отмечали какой-то праздник. В разгар веселья Петрович вышел на кухню за разносолами, и там застрял. На призывы жены и гостей «Петрович! Водка греется!» не реагировал. И тогда Санек, уплетавший тут же праздничный обед, оторвался от процесса и авторитетно заявил: «Папку так не зовут», - добавив почему-то «Етишкина жисть!» «О! - отреагировали гости. - А как же зовут?» Польщенный вниманием, Сашка встал, сглотнул, набрал побольше воздуха, и заорал так, что у гостей заложило уши: «Петло-о-ович! В лот тебе кочелыжку! Бежи быстрей сюда, гадский папа!» Гости смеялись до слез и аплодировали. Растерянный Петрович стоял в дверях.

С тех пор Санька отца иначе как Петровичем не называл. Хорошо, что удалось отучить от всего остального.

«Вот такие пироги» - завершил рассказ Петрович, вытащив очередного «пятачка». Потом добавил: «Он даже когда письма из армии писал, начинал так. «Здравствуй, мама! Петровичу - привет!»

Мы открыли еще по пиву, и каждый задумался о своем, глядя на поплавки. И разом вздрогнули от внезапно раздавшегося сзади звонкого детского крика: «Петло-о-ович! В лот тебе кочелыжку! Ты почему бабушке не позвонил? Она лугается!»

 

ТРАНШЕЯ

В общем, так. Шли мы как то вечером с товарищем со стадиона домой. Дорога наша пролегала через родной плац родной средней школы. Не помню какой месяц был на улице - помню только что после игры в футбол пересохший молодой организм слопал пару-тройку-десяток зеленых маленьких персиков. Дошли почти что до школы, и тут в аккурат мне желудок и скрутило. Персики наружу попросились, значит. Поначалу думал - дотерплю до дома, но чем ближе к школе, тем очевидней наличие аристократического поноса (прошу прощения у впечатлительных). Итак, совсем невмоготу мне стало. Дал товарищу рукой отмашку - мол, иди, догоню, а сам - кусты искать. А вокруг - ничего - сплошная цивилизация заасфальтированная и без кустов. Вот. А рядом с плацем школьным скверик был, для радости учащихся. И вот, замечаю я в этом скверике, типа траншея вырыта. Я с радостью в траншею кидаюсь, стягиваю штанишки, ну и.... хлещет (прошу прощения у впечатлительных опять). Короче, с горем пополам добрался до дому, спать. С утра - в школу. Суббота, первый урок - НВП (начальная военная подготовка). Стоим на плацу, преподаватель - отставной контуженый подполковник танковых войск доходчиво объясняет, как надо бросать гранату. В разных позах. А потом подходит к траншее и говорит, мол, вот траншею специально выкопали чтобы отроки тренировались швырять гранаты оттуда.

Браво спрыгивает туда и исчезает на некоторое время. И тут я с ужасом понимаю, что это - именно та канава, где я вечерком повеселился. Я начинаю бешено ржать, падаю на асфальт и медленно качусь ко входу в школу. Последнее, что услышал - военрук зовет своего любимого ученика. Тот подходит к канаве, внимательно слушает преподавателя и потом тоже как то плавно откатывается в сторону, скрючив нос и помирая в коликах смеха. Я думаю, уважаемым читателям все понятно...

 

СПАСИТЕЛЬНЫЙ МАЯКОВСКИЙ

О том, как меня выручил Маяковский В. В. и о литературных пристрастиях. В 10-м классе мы проходили Маяковского и наша литераторша приказала выучить отрывок из поэмы «В. И. Ленин». Я тогда была молодая и красивая, память тоже была ничего, поэтому без всяких усилий выучила весь текст и получила пятерку в четверти. И вообще, мне лично Маяковский нравится (правда, не это его произведение). А еще наша литераторша очень любила выводить нас в театр. И вот иду я поздно вечером, зимой, в противной темноте, по совершенно безлюдной улице. И тут меня догоняет нетрезвый мужик, хватает за руки, пытается обнять, куда-то оттащить... И тут я без всякого предупреждения открываю рот и начинаю громко, с должным пафосом, декламировать:

- Партия - спинной хребет рабочего класса! Кто более матери-истории ценен? Мы говорим: «Ленин» - подразумеваем: «партия», мы говорим: «партия» - подразумеваем: «Ленин!

И все. Дальше не помню. Ни слова. И я снова:

- Партия - спинной хребет рабочего класса...

Когда я пошла на четвертый круг, мужик выругался, дал мне пинка под зад и ушел.

Видимо, Маяковский не в его вкусе.

 

«ПЯТАЧОК»

История эта произошла, когда я учился классе в 7-м - 8-м. Была у нас такая учительница русского языка и литературы... Вероника Георгиевна. Особо она отличалась своим весом (больше 100 кг точно) и тем, что особо ее никто не любил. И учился у нас один парень, терять которому, в общем-то, было нечего. Как-то раз взял он пятачок (5 копеек) и положил под трамвай. После проезда оного, 5 копеек превратились в этакую плюшку, сантиметров 7 в диаметре. И перед приходом Вероники Георгиевны в класс ухитрился эту «плюшку» ей на кресло подложить. А потом в середине урока где-то начал тянуть руку. Она ему и говорит:

- Что тебе?

- Вероника Георгиевна, извините, пожалуйста, но вы на мой пятачок сели...

Она сразу конечно не поняла, но когда встала, и разглядела плюшку - весь класс лежал от смеха.

 

АКСЕЛЕРАТЫ

Рассказала, одна знакомая, за достоверность ручается. Однажды ее пятилетний пацан приходит к маме с кучей дворовых приятелей и говорит:

- Мама, а ведь правда дети берутся из влагалища?

Она слегка офонаревшая, но так как она с ним на эти темы свободно общается, то отвечает:

- Правда, сынок.

Сынок, оборачиваясь к своим приятелям, радостно и торжественно:

- Вот видите, а вы говорили с пи...ды, с пи...ды...

 

КАК БУРЯТКИ КОРМЯТ БУРЯТКОВ

Дело было в Бурятии. Типичная бурятка купила аналогичному сыну лет пяти мороженое в вафельном стаканчике. Отдала продукт чаду, сама расплачивается. Сын сразу запихал в рот мороженое насколько смог (влезло больше половины) и ничего не может дальше поделать, стоит с разинутым ртом, набитым деликатесом, разводит руками. Мама, не сразу заметив эту картину, вместо того чтобы вытащить мороженое, начинает запихивать его руками сыну дальше в рот, медленно так, внимательно.

Через минуту примерно ребенок, как удав, схавал впихнутое. И, только освободив рот, сразу говорит громко так, с удивлением, басом:

- Бля-а! Холодное!

 

ЛОПНУВШАЯ ЛОШАДКА

Летний день, дача, солнце, пляж... Мы вышли к озеру искупаться да там и застряли - наш 5-летний сын наотрез отказался выходить из воды... Помня себя еще маленькой, да и не имея занятия более важного на тот момент, решили остаться на пляже... Итак: сын в воде, мы с мужем на песке - лежим, значит, загораем... Через некоторое время муж, видимо, желая перевернуться на спину, приподнялся и принял... гхм... так любимую им в определенных ситуациях коленно-локтевую позу... В этот момент сын, видимо наигравшись в воде, с разбега прыгает ему на спину... и с криком «Вперед, моя лошадка!» лягает папу в боки... Муж, от неожиданности, издает достаточно внушительный по силе звука и продолжительности пук. Далее - тишина... Прервал установившуюся тишину сын. Слегка огорченным голосом он произнес: «Ой, лопнула лошадка. Придется брать другую».

 

А МОЙ СЕРЕЖА КРУТО-О-ОЙ...

Было это случайно подслушано в новосибирском троллейбусе. Разговаривают две малолетки - девчонки лет по двенадцать-тринадцать, но модные - дальше некуда. Голоса тягучие такие, будто сопли жуют:

- А мой Сережа ну такой круто-о-ой!

- Ка-а-кой?

- Ну, та-а-кой, в «Адидасе» ходит. С сигаретой незажженной всегда...

- А почему с незажженной, а?

- Ну, ты че-е, если зажечь, зна-аешь как воняя-я-яет?

Категория: Хороший юмор.

Печать

Яндекс.Метрика