навигатор

Читальный зал

(Источники: Anekdot.ru, Sporu.net, Anekdotov.net, Qwe.ru и письма читателей газеты «Однако, жизнь!»)

НАХОДЧИВОСТЬ СТАРОГО ВОЯКИ

Военная подготовка (сокращенно «военка») была, пожалуй, самой веселой дисциплиной в нашем институте. Один раз в неделю студенты имели возможность немного отвлечься от интегрального исчисления и квантовой физики и, для разнообразия, поупражняться в строевой подготовке. Не знаю как теперь, но в то «далекое» время студентки были еще не до конца эмансипированными и к военным занятиям не допускались, так что ввиду отсутствия прекрасного пола офицерам не было никакой нужды изъясняться со студентами на общепринятом «цивильном» языке. А мы, студенты, имели прекрасную возможность изучить все тонкости армейского мата и незатейливого армейского юмора...

Был у нас в институте один выдающийся майор на военной кафедре, назовем его майором Буковым. Его инфантильный и всегда немного удивленный взгляд хорошо гармонировал с его невинным и необезображенным глубоким интеллектом лицом. Голос у него был довольно-таки высоким, но он старался казаться грозным и говорить басом. Буков к тому же еще и немного заикался, что прекрасно дополняло его комичный образ. На самом же деле, за придурковатой внешностью Букова скрывалась незаурядная смекалка и легкоранимая душа, но об этом ниже...

Над Буковым подтрунивали не только студенты, но и его коллеги-офицеры. О нем ходили легенды, и студенты младших курсов уже заранее знали, какие примеры из своей армейской жизни майор Буков будет приводить на занятии по рекогносцировке. Наша группа с нетерпением и веселым предчувствием ожидала, что же Буков выкинет на первом занятии по топографии. И вот - наконец наступает долгожданный момент!

Майор Буков решительным армейским шагом входит в аудиторию и, не успев подойти к своему преподавательскому столу, кричит командным голосом:

- Вззвоооод встаать!!!

Студенты нехотя, но послушно, встают со своих мест.

- Зздраастье таварщщи студденты!

- Здравия желаем, товарищ майор!!! - дружно пробасили сорок с лишним голосов.

После того как закончилась перекличка и студенты наконец уселись по местам и майор Буков уже было открыл рот, чтобы начать свою знаменитую речь о рекогносцировке, он вдруг обнаруживает на преподавательском столе свежую надпись. Наступает напряженная тишина...

Тишину нарушает затравленный и срывающийся голос Букова:

- Вввззввооодд встааааттть!!!!!!

Все послушно встают. Майор Буков достает из карманов связку ключей, портсигар, металлический свисток и еще кучу мелких монет и аккуратно кладет все это на стул. Затем он одним прыжком лихо вскакивает на преподавательский стол и... начинает ритмично подпрыгивать. У многих студентов отвисает челюсть, и все с нетерпением и недоумением ждут, чем же все это закончится. Буков, попрыгав с минуту на столе (это занятие его, по-видимому, немного успокоило), по всем правилам армейской выправки спрыгивает на пол и, как ни в чем не бывало, спрашивает:

- Ну что, товарищи студенты? Кто-нибудь слышал звон?!

В аудитории недоуменное молчание, а напряжение уже достигает кульминационного момента. Майор Буков подходит к стулу и неторопливо укладывает все только что выложенные металлические аксессуары обратно к себе в карманы:

- Если не звенит, то зачем было писать: «Буков - мудазвонец»? Дежурный! Немедленно стереть надпись!

После этого напряжение в аудитории разряжается дружным и затяжным хохотом...

 

ПОСЫЛКА

Вот я, например, самый обычный студент-провинциал. Тяжело нашему брату в Москве живется. Хорошо, что родители помогают.

Обещали посылку к 8 марта, договорились с проводником. Встретила, конечно, посылку. Картошка там, варенья, соленья. Варенье яблочное особенно аппетитно выглядит. Вот завтра праздник, подарю его, пожалуй, подружке. Денег родители вроде обещали, но их в посылке нет. Ну, раз нет, значит, нет, значит, позже пришлют.

Звоню домой, сообщаю, что получила посылку. А тетя хитрым голосом говорит, что деньги мама посылала, ты получше поищи. Возвратилась в общагу, обыскала все мешочки, нет денег.

Следующим утром просыпаюсь от стука. Мне вручают странную телеграмму на переговоры от моих родителей. Переговоры назначены на 9 утра, время уже прошло. Собираюсь, снова иду на переговорный пункт. Восьмерка, как назло не набирается. Через пятнадцать минут мучений трубку берет папа и сообщает, что деньги действительно высылались. А закатала их мама... в банку с яблочным вареньем.

Экзамен в партизанской школе мама сдала бы точно на пять.

 

СТУДЕНЧЕСКИЕ БУДНИ

Дело было в стройотряде, году этак в 1977-ом. В один из выходных состоялся футбольный матч двух отрядов на бочку пива. Наши, как водится, победили. Проигравшие проставились и уехали. У нас осталось 102 л на 30 бойцов, из которых стойко додержались до конца бочки не более 5-ти героев. И дно они увидели где-то в 4-м часу утра. А жили мы в 2-х этажной деревянной избе - столовая располагалась внизу, а спальни на втором этаже. Итак, убедившись, что все закончилось, бойцы медленно забрались наверх и кто как и где мог улеглись. Через какое-то время одному из героев выпитое пиво стало подсказывать о необходимости избавиться от излишков. Терпев до последнего, так как подняться не было никакого желания, он наконец нашел в себе силы, встал и рванул по направлению к туалету, который находился на улице. Совершенно потеряв в темноте ориентировку и не найдя выходной двери, одновременно ощущая растущее давление в нижней части живота, он не выдерживает и с трагическим шепотом: «А ну и ... с ним!» - начинает сливать где-то в проходе, блаженно постанывая. В этот момент с полу поднимается лохматая голова и довольно внятно произносит: «Э! Кончай брызгаться!» - и падает обратно.

Утро. Стоны. С полу поднимается лохматая голова и с усилием произносит: «Какая-то сволочь, ночью опорожнилась прямо на меня и даже не извинилась...» С соседней кровати доносится жизнерадостный смех товарища, покинувшего бочку в твердом уме и трезвой памяти и ночь проведшего в постели. Со словами «Пить меньше надо!» он спускает ноги с кровати, привычно попадает ступнями в тапочки... Улыбка сползает с его лица и он недоуменно спрашивает: «А чего это у меня тапочки мокрые?»

Под дружное радостное ржание стройотряд потянулся на работу...

 

СЧАСТЛИВЫЙ КОНЕЦ

За этот случай нас в деканате сильно ругали. А за что, спрашивается. Подумаешь, трое студентов решили пошутить, с кем не бывает. Но все по порядку...

Наше общежитие было смешанного типа: левое крыло - девчата, правое - ребята. На первом этаже возле нас из комнаты выехали девчата-пятикурсницы. На их место заселились первокурсницы. И как назло, все подобрались из какой-то глухой деревни: парней за километр обходят. А уж такие принципиальные, противно смотреть. И вот решили мы их проучить. Как же это сделать, если они в десять вечера спать ложатся? Долго обсуждали, наконец придумали. Первое, что сделали - стянули со стенда вахтерши ключ от их комнаты и сделали дубликат. В свой план мы не посвятили нашего четвертого товарища по комнате - Олега Крутина. Дело в том, что этот парнишка дружил с местной девчонкой и возвращался домой довольно поздно. Более того, не успеет он уснуть, как храп идет на всю комнату. Мы уже порой и портянки, и носки на лицо кладем - ничего не помогает.

Однажды вечером пришел он выпивши. Честно говоря, мы еще выпили немного вина и, как ни в чем не бывало, улеглись спать. Через несколько минут Олег захрапел. Тогда один из нас намазал ладони гуталином и начал легонько водить по его лицу, якобы тормошить: не храпи! В результате Крутин стал «негром», причем белокурым: мы волосы пересыпали мукой. Глубоко за полночь мы открыли двери соседок подготовленным ключом и, соблюдая осторожность, занесли друга в комнату первокурсниц. Вернувшись к себе, сразу бросились с банками к стене слушать. Как и предполагалось, Олег после встряски вновь начал храпеть. Послышался сонный голос Лены Каур:

- Света, дура, перестань храпеть.

Та очнулась, не может понять, в чем дело. Кто-то из девчат включил свет, поднялся страшный визг и грохот. Понятно, увидев негра в одних трусах на кровати, равнодушным вряд ли останешься. Парень тоже проснулся, да как заорет: «Что вы здесь делаете?». Ничего не понимающие девушки с воплями бросились на вахту, перепугав до смерти старенькую вахтершу. Было от чего испугаться: они весь этаж разбудили своими криками. А здесь подошел и виновник переполоха: от его вида старушка обомлела.

Потом долго смеялись над этим происшествием. Боле того, с девчатами мы настолько подружились, что Виталий из нашей комнаты даже женился на Елене. Сейчас у них уже бегают двое девочек. Наверное, когда-нибудь родители им расскажут историю, что привела к появлению их на свет, и все вместе посмеются...

 

НАХОДЧИВЫЙ

Эта история произошла со мной в 1995 году, в Одесском Государственном Политехническом Университете, на кафедре Истории Украины. Я никогда не отличался примерным прилежанием, а тем более в институте. Единственное, что меня волновало - университетское первенство по КВН среди факультетов, где я принимал самое активное участие. И это, надо сказать, занимало очень много времени. Репетиции, авторские, ночи без сна, естественно с учебой - полный завал. А тут, как всегда неожиданно и назло, досрочный зачет по этой самой истории Украины.

Теперь немного о преподавателе (биографические данные опущу). Я посетил несколько его лекций в начале семестра. Лекции шли на украинском языке, а я его не изучал вообще. Кроме того, во время пары стоял такой шум, что даже сидя в первом ряду ничего не было понятно. Казалось, преподавателя абсолютно не интересует, как его воспринимают в аудитории. Другое дело семинарское занятие... Здесь он царствовал безраздельно. Редко кто умудрялся получить у него оценку «на халяву». Как-то раз я обратил внимание, что у лектора было две пары очков. Одна - обычная тонкая металлическая, которую он надевал обычно на лекцию. Вторая - массивная (немецкая!), со встроенным слуховым аппаратом, который работает от батареек. Принцип прост: с одной стороны в дужку оправы встроен миниатюрный слуховой аппарат (у моей покойной тети был такой же), а в другую дужку вставляются две батарейки, как у наручных электронных часов. Этот аппарат достаточно неплохого качества, был испробован мной у тети в гостях. Такое впечатление, что все слышишь как из наушника телефонной трубки, включая помехи и частый писк на высокой ноте из-за каких-то неполадок.

Итак, пропустив из-за КВНа несколько семинарских занятий, я шел на зачет, как импотент в секс-шоп: с интересом, но не более. Короче, помочь не может никто. Договориться с ним нельзя, да и денег ноль, конспекта нет, и перенос зачета тоже не сулит ничего хорошего. И вдруг одна спасительная идея закралась мне в голову... Перед кабинетом стояла моя немногочисленная группа, состоящая из девушек разного возраста, но одного семейного положения. Они все были замужние, некоторые уже имели детей, а одна и второго мужа. Соответственно их подготовка к зачету была не лучше моей. Семейные проблемы, задержка стипендий, да и просто четвертая по счету пара... Я попросил всех внимания и сказал, что когда меня вызовут отвечать, я ТРЕБУЮ такой тишины в классе, что даже если муха будет пролетать, ее тоже не должно быть слышно! Все вяло заинтересовались, отмахнулись, мол, нам бы твои проблемы... и тут начался зачет.

Чтобы вы не сомневались, преподаватель был в своей тяжелой оправе. Первым к ответу был призван я. Смело выйдя к доске, положа перед его носом чужой конспект, типа бывал на лекциях и готов к допросу, я вытянул билет с вопросом «Восстание Богдана Хмельницкого» и начал отвечать. Только не вслух, а как в пантомиме. Быстро открывая рот и мимикой изображая оживленную речь, несколько гротескно размахивая руками. В классе началось оживление, но происходило оно бесшумно. Лишь одна девушка так начала переживать за меня, что ей пришлось непросто удержаться от смеха. Препод, кивая головой, пытался незаметно стучать по дужке с батарейками, потом снял очки, а я уже вслух, показывая указкой на карту Украины сказал, что если кто-то пикнет - проткну насквозь и так и оставлю. Препод снова надел очки, а я с улыбкой продолжал шевелить губами, кажется проговаривая текст песни «... и дорогая не узнает, какой у парня был конец...».

Все длилось минут 5-7. Преподаватель продолжал кивать головой, потом поменял одни очки на другие и, обратившись к группе, почему-то сказал, что де если бы каждый студент так относился к учебе, как я, то Чернобыль бы не взорвался никогда. Потом он грустно посмотрел на меня и сказал: «Молодец, давай зачетку, пять! Зачет на сегодня окончен. Всем остальным приходить через неделю». И ушел прочь.

Все были в шоке. Особенно я.

Яндекс.Метрика