Театральные байки 3

ХОТЕЛ, ПО-АНГЛИЙСКИ - ГОСТИНИЦА

Такое случилось хамское безобразие: был один Театр, он и сейчас есть, но уж не тот. А тогда это был просто какой то образчик ажиотажа и сумасшествия. По фигу, какой спектакль: билетов в сей Театр не было, как таковых, раскупалась сама марка. Поверите, не знали администраторы, что такое непроданные билеты. И каждый вечер, дежурный администратор, должен был торчать в окошке с 18.15 до 18.45, дабы внятно объяснять народу, что сегодня возможности выдать пропуск нет. А в тот день случился спектакль, на который и до сих пор билеты прикупить сложно, а тогда эти билеты были просто валютой и заканчивались раньше, чем начинались.

Так вот, вечер, билетов нет, на окошке администратора висит табличка: «дежурный администратор принимает зрителей с 18.15 до 18.45» Время 18.10 - полный кассовый вестибюль зрителей, все к администратору в надежде его «прогнуть».

Администратор дежурный сидит в кабинете и культурно выпивает с гостями. 18.15 - первый стук в окошко: администратор не реагирует, окошко не открывает. 18.20 - стук усиливается: эффект тот же. 18.30 - стук становится очень громким и сопровождается криками, типа, ну откроет кто-нибудь? Администратор ни гу-гу.

18.40 - окошко ходит ходуном, крики в кассовом вестибюле переходят в визги, становится опасно для жизни: этот не реагирует. Ровно в 18.45 администратор встает, не твердой походкой подходит к окошку, открывает его, лицезреет абсолютно невменяемую толпу и тихо так спрашивает у первого в очереди: «Что Вы хотели, товарищ?». «Я хотел...» было начинает тот. «Хотел, товарищ, по-английски - гостиница, время 18.45 - администратор прием закончил».

На этом окошко закрывается, история заканчивается.

 

ЧЕРТОВ ПЛЕМЯННИК

Шла сдача спектакля по пьесе Михаила Шатрова «Шестое июля». Актеры и режиссер очень волновались, так как на спектакле присутствовали высокопоставленные чины из министерства культуры и райкома партии. На многих это присутствие воздействовало очень отрицательно, как на физическом, так и на психологическом уровне.

У Шатрова в одной из сцен был текст: «Речь пойдет о вашем племяннике - члене временного правительства». Вот такой текст; ни больше, ни меньше. Пьеса была очень серьезной хотя бы по составу действующих лиц: Ленин, Свердлов и т. д. И повода для смеха там совершенно не было...

И вот актер, которому достался этот «растреклятый» текст: «речь пойдет о вашем племяннике - члене временного правительства» - вышел на свою реплику и сказал:

- Речь пойдет о вашем члене...

На сцене все остолбенели... тогда он понял, что сказал не то и решил быстренько поправить положение, и бойко сказал:

- Речь пойдет о члене вашего племянника...

На что главный режиссер, который находился в конце зала закричал:

- Если у тебя найдется еще один вариант - считай, что ты уже не работаешь!

 

КОТ ВСЕ ИСПОРТИЛ

Режиссер хора выбрал 6-летнего мальчика с ангельским личиком для начальной сцены в представлении:

- Все, что тебе надо сделать, это когда я сделаю знак хору, и они запоют «...и ангел зажег свечу», ты выйдешь на сцену и зажжешь все свечи.

- Я могу, могу, - закричал мальчик, счастливый, что выбрали именно его.

Прошло много репетиций, и наконец настал вечер самого представления. Хор прекрасно спелся, вся сцена была в чудесных декорациях, и повсюду стояли десятки незажженных свечей в ожидании момента, когда на сцену выйдет очаровательный ангелочек.

Режиссер взмахнул палочкой, оркестр заиграл, и хор пропел начальный куплет, закончившийся словами «и ангел зажег свечу» - все смотрят на сцену в ожидании. А маленького мальчика нет. Режиссер вновь взмахнул палочкой и показал хору, чтобы те пропели погромче. «...и ангел зажег свечу», опять все смотрят на сцену - а маленького мальчика нет.

Режиссер, начиная потеть, изо всех сил взмахнул руками, и хор буквально взревел «и ангел зажег свечу» так, что занавес закачался.

И тут в тишине раздалось восхитительное детское сопрано, отчетливо исходящее справа из-за занавеса:

- ...и кот написал на спички!

 

ХИТРЫЕ САПОГИ

В Малом театре долгие годы шел спектакль «Hезабываемый 1919». Его кульминацией была сцена, когда шпион Дэкс бросается к рубильникам, чтобы взорвать кронштадтские форты, а красный командир убивает его из револьвера. Однажды комиссар уронил наган в оркестровую яму. Ситуация тупиковая. Дэкс уже схватился за рубильник, а выстрела нет, как нет. Шпион изо всех сил изображает, что рубильник заржавел и не поддается. Комиссар орет: «Да я тебя щас!..» и, понимая, что долго это продолжаться не может, в отчаянии сдирает с ноги сапог и бросает в спину Дэкса...

Получив удар по позвоночнику, шпион ахнул, отлип от рубильника, зашатался, повернулся к залу и обреченно прошептал:

- А сапог-то... отравлен!

Упал и «умер».

 

ГОЛАЯ МЕСТЬ

Невзлюбили как-то за что-то студенты ГИТИСа своего преподавателя и решили его проучить. Месть они избрали оригинальную.

Все преподаватели данного театрального института, естественно, играли всякие роли в театрах, и наш герой участвовал в серьезной пьесе какого-то русского классика с большим количеством глубоко философских монологов.

По ходу пьесы этот препод-актер должен говорить весьма серьезный текст, в то время как он подходит к шкафу, открывает дверь, что-то смотрит и вновь закрывает его. А зрителям внутренность шкафа не видна.

Студенты всем этим и решили воспользоваться. И вот во время спектакля актер читает свой архиглубокий монолог, подходит к шкафу, открывает, а там... - чья-то задница! Голая, естественно. Но препод даже бровью не повел! Все так же спокойно льется умный монолог о судьбах отечества... И старания добровольца, сидящего в шкафу, пропали даром.

Студенты очень обиделись и решили - ах так! ну тогда будем дежурить по очереди с голым задом в шкафу до тех пор, пока он во время своего монолога не сконфузится на одном из спектаклей! Сказано - сделано, и с тех пор пошло - спектакль, монолог, голая задница в шкафу, препод по фигу, читает, не сбивается! Прошел месяц, студенты уж совсем отчаялись, но как-то в один из дней очередной "дежурный" по какой-то причине не явился...

И вот идет пьеса, серьезный, умный монолог, препод открывает шкаф...

Заминка... И, через секунду (а монолог жутко сурьезный...) его пробивает громовой хохот на весь зал, и, давясь от смеха:

- А где же жопа?!!

Реакцию зрительного зала история нам не сохранила...

 

УБИТЬ КРАСОТКУ

Этот случай произошел в неком украинском музыкально-драматическом театре еще в 70-е годы. Игралась в этом театре некая героическая музыкальная драма - с любовью, смертями и прочей патетикой. И вот, за несколько часов до спектакля, обнаруживается, что местная прима объелась мороженого и заглавную партию петь никак не может. Голос сел. Как говорится, всерьез и надолго.

Режиссер - в панике: билетов, как на грех, раскупили много. И тут... в общем, совсем как в голливудском сюжете на тему «Так становятся звездами». Является к режиссеру одна молоденькая хористочка и заявляет, что она всю жизнь мечтала об этой роли, что она знает все арии, что она готова без единой репетиции все отпеть и отыграть, и т. д., и т. п.

Ну, режиссеру, в общем-то, деваться особо некуда. Он машет рукой и выпускает юное дарование на сцену. Но как только занавес поднялся и дарование открыло свой прелестный ротик, тут же обнаружилось, что голливудский сценарий в степях Украины ну никак не проходит. Поет юное создание прескверно, играет еще хуже. Режиссер за сценой, слыша весь этот кошмар, происходящий на сцене, мучается, бедняга, и, не зная что делать, мечется из угла в угол. А что делать - не останавливать же спектакль, раз начали!

Доходит дело до второго акта. Кульминация: героиня встречается со своим бывшим возлюбленным и в самый патетический момент призывает его: «Вбий мене!» (т. е. «убей меня!» - спектакль идет по-украински). И герой должен совершить свое черное дело. Ну, юное дарование на сцене, как положено, раскидывает руки и восклицает: «Вбий мене!». Герой бросается на нее с бутафорским ножом и тут...

Надо полагать, что лицо у артиста и вправду было зверское - намучился с партнершей за спектакль! Но, так или иначе, а юная хористочка испугалась всерьез. И в последний момент отскочила в сторону. А стало быть, и не дала себя заколоть - как по роли положено.

Оба стоят. Что делать - никто не знает. В конце концов хористочка решает продолжить с той же точки. Опять раскидывает руки и кричит: «Вбий мене!». Герой - на нее. А она, с перепугу, - опять в сторону!

В общем, повторилась история и в третий раз. Но тут уже герой изловчился, отловил-таки девицу и, как положено по роли, «убил».

В этот момент за сценой должен был грянуть патетический хор. Но хор не грянул. Не грянул он потому, что все хористы и хористки стояли, согнувшись пополам, или катались по сцене (за задником) в припадке неудержимого хохота. А хохотали они потому, что режиссер спектакля, стоя рядом с ними и видя, что творится на сцене, стал биться головой о ближайшую трубу и приговаривать: «Поймай ее, бл...дину, и убей! Поймай ее, бл...дину, и убей!».

Вот до чего доводит людей искусство.

 

«А ВОТ ЗА ЭТО - МЕРСИ!»

С тех пор, как двести с лишним лет назад актер Федор Волков основал в Ярославле профессиональный русский публичный театр, на сцене и за кулисами произошло много забавных историй и курьезов.

В середине прошлого века, в том же Ярославском театре, славился один артист - горький пьяница. Бывая на банкетах у купцов-меценатов, он, выпив рюмку, имел обыкновение говорить: «А вот за это - мерси!»

Однажды давали пьесу из русской истории. По ходу действия стражник должен был ударить алебардой актера-пьяницу, игравшего в спектакле боярина-бунтаря. «Стражник» из массовки не рассчитал удара и, хотя алебарда была деревянной, «боярину» досталось по голове довольно крепко. Все замерли на сцене и в зале. И тут бедный актер, потрогав голову рукой, невозмутимо произнес: «А вот за это - мерси!»

 

ПОЛОВОЙ ВОПРОС

Эту байку рассказал историк и литературовед Роман Белоусов. В молодые годы он бывал на репетициях «Гамлета» в Театре Маяковского. Присутствовали и на распределении ролей, когда Гамлета хотел сыграть Евгений Самойлов, а Охлопков говорил ему: « Нет, Женя, вы - Лаэрт... Вы - Лаэрт, Женя»...

Роль Гамлета Охлопков наметил отдать совсем другому актеру. Но тут выступил один из доброхотов и предложил поручить исполнение Гамлета - актрисе. Одной из прим тогдашней труппы. И подходящий аргумент был произнесен:

- Играла же Гамлета Сара Бернар...

Охлопков с энтузиазмом поддержал предложение. Буквально на следующий день была назначена пробная репетиция. Прима, облаченная в костюм принца Датского, вышла на сцену, произнесла  первые слова монолога...

- Стоп! Что это? - закричал со своего места Охлопков.

Все замерли.

- Я вас спрашиваю: что это? - грозно повторил Охлопков.

Присутствовавшие переглядывались и молчали.

- Что это? - в третий раз повторил инквизитор.

- Это наша любимая актриса в роли Гамлета, - встрял с объяснением тот самый доброхот, помощник режиссера, который предложил эксперимент с Гамлетом-женщиной.

- Так повесьте ей меч, пусть хоть что-нибудь между ног болтается! - вынес приговор Охлопков.

 

АХИНЕЯ

Трудно поверить, но даже опытные актеры волнуются перед спектаклем не меньше, чем новички. Рассказывают такой случай. В Малом театре шла инсценировка «Поднятой целины» по М. Шолохову. По замыслу инсценировщика, пьеса начиналась сценой партсобрания, где главные герои обсуждают планы коллективизации. Первая фраза, которую произносит один из сельских коммунистов, была такой: «Четыре похода Антанты провалились!»

И вот - публика рассаживается по местам, в зале и на сцене гаснет свет, звучит музыка... Затем наступает тишина. Свет на сцене резко вспыхивает... И тут обалдевший актер произнес взволнованным голосом неслыханную ахинею:

- Четыре Пахома провалились в Антанту!..

 

МУЖЧИНУ РАЗДРАЖАЕТ ОДНОСПАЛЬНАЯ КРОВАТЬ...

В киевском ТЮЗе работала реквизиторша Этя Моисеевна, - пришла в театр смолоду, состарилась в нем и была ему безумно предана. Среди артистов слыла мудрой советчицей и славилась лапидарностью изречений. Вот некоторые Этины перлы:

«...Девочки, мужчина, как прымус: как его накачаешь - так он и горит!»

«Ой, какого он роста - как собака сидя!»

«Дура, что ты повела его в кино - там каждая лучше тебя! Ты поведи его в парк - там одни деревья!»

«Деточка моя, запомни: семейная жизнь, как резинка - чуть сильнее натяни, она тут же лопнет!»

«...Когда Абраша хочет выпить, я тут же покупаю чекушку - с товарищами он бы выпил литр!»

«Я лежала в больнице - Абраша пришел за месяц два раза. Я не в обиде, я понимаю: он мужчина - его раздражает односпальная кровать!»

 

ЛАНОВОЙ - ОТЛИЧНИК...

В пьесе про пограничников Василий Лановой, исполнитель главной роли, вместо: «...Я отличный певун и плясун!» - радостно и громко прокричал на весь зал: «Я отличный писун и плевун!!!»

 

КОНЕЦ ФИЛОСОФИИ

В советские времена все студенты театральных вузов обязательно изучали марксизм-ленинизм и, в частности, работу классиков «Людвиг Фейербах и конец немецкой классической философии».

В Московском театре имени Станиславского шел спектакль «Шестое июля». По сюжету, в кабинет Ленина врывается нарком иностранных дел Чичерин и сообщает вождю: «Убили Мирбаха!» (Имелся в виду германский посол в Советской России 1918 года.)

Однако на спектакле актер, игравший Чичерина, выскочив на сцену, неожиданно выпалил: «Убили Фейербаха!» Возникла пауза. И тут «Ленин» задумчиво и печально молвил: «Конец немецкой классической философии!..»


Печать

Яндекс.Метрика