Крылов Иван Андреевич

ОБРАЗЕЦ ДЛЯ ВСЕХ МУРЗИЛОК

Портрет Ивана Андреевича Крылова, баснописцаМадам де Сталь, знаменитая французская писательница, приехав в Германию и увидев, что здешние мужчины невероятно много курят, занесла в дневник: «Кто курит табак, пахнет как свинья. Кто нюхает табак, выглядит как свинья. А кто жует табак, тот просто свинья!» Любопытно было бы узнать, что сказала бы эта дама, увидев Крылова. Крылов не только курил, нюхал и жевал табак, он еще и... как бы это выразиться помягче... не перетруждался по части соблюдения личной гигиены.

Он редко и неохотно менял нижнее белье и вообще одежду, мылся «только по большим праздникам», никогда не причесывался. При этом, даже в прохладную пору года, сильно потел. Запах, исходивший от него, производил на особо чутких к запахам дам совершенно неотразимое впечатление...

«Крылов, - вспоминал один из друзей поэта, - был высокого роста, весьма тучный, с седыми, всегда растрепанными волосами; одевался он крайне неряшливо; сюртук носил постоянно запачканный, залитый чем-нибудь, жилет был вкривь и вкось. Жил Крылов довольно грязно...» Однажды Крылов собирался на придворный маскарад и спрашивал совета у одной знакомой, какой костюм ему следует надеть, чтобы его не узнали. «А вы, Иван Андреевич, вымойтесь да причешитесь, и вас никто не узнает», - посоветовала дама.

Крылов обожал всякую живность, в особенности птиц. Он регулярно подкармливал их, сначала бросая корм за окно, а потом, поскольку круглый год окна в его доме были открыты, разбрасывая его по квартире. Птицы стаями залетали в квартиру, кормились, оставляли на столе, на полу, на шкафу и повсюду «следы жизнедеятельности» и улетали. Никто не убирал эти «следы». Грязь и пыль кругом была такая, что немногочисленные гости, иногда приходившие к писателю, долго не могли найти чистого места, чтобы присесть. И чаще всего, так и не присев, разговаривали с всегда лежащим или сидящим хозяином стоя...

Не очень чистоплотный в молодости, в старости Крылов являл собой настоящий образец для всех мурзилок. К прежним недостаткам прибавились новая: теперь он страдал еще и недержанием мочи. Но и это не омрачало его всегда одинакового настроения. Он с тем же удовольствием и в том же объеме поглощал пищу, курил свои любимые сигарки, читал книги, глазел в окно и, главное, спал.

«Скромный и ровный в своем обращении со всеми, он никогда не зазнавался, но ему, думаю, простили бы даже и заносчивость», - писал о Крылове барон М. Корф. Необычное поведение, полное равнодушие к собственному костюму и внешности, отсутствие всяческой манерности и претензий на что-либо создавали Крылову ореол юродивого. А уж этого брата, как известно, на Руси любят. Императрица Мария Федоровна, как-то увидев Крылова на разводе караула, послала привести его к себе. Тот передал, что подойти не может, так как не совсем прибран. Императрица велела прийти таким, каков есть. Является Крылов: кафтан заляпан жирными пятнами, панталоны в каких-то подозрительных желтоватых пятнах, один из сапог дырявый - сквозь дыру выглядывает палец... без носка... (Позабыл надеть!) Крылов кланяется, подходит поцеловать императрице ручку и... чихает ей на руку!

Как вы думаете, чем все это закончилось? Громким смехом императрицы и последовавшим за ним подарком для «мудрейшего из русских писателей» - новым костюмом и сапогами из оленьей кожи...

ПЛАКАЛ ТОЛЬКО ОТ СЧАСТЬЯ...

Интересы писателя вовсе не ограничивались одной едой, книгами, табаком и сном. Были у него и другие увлечения. Например, хорошо известна его страсть к кулачным боям и пожарам. Случись где в городе пожар - Крылов тут как тут. «Не было, - замечал Плетнев, - ни одного из них, на который смотреть не отправился бы он хоть с постели». Будучи сам крепким бойцом, он с удовольствием наблюдал за кулачными или, позднее, петушиными схватками, заключал на бойцов пари и почти всегда выигрывал.

Еще одна страсть - карты. По свидетельству Пушкина, это был не картежник, а настоящий фокусник. Не игрок-любитель, а мастер-профессионал. Именно карты позволили Крылову выжить и даже безбедно жить в течение десяти лет, время, когда он ушел со службы и ни чем, кроме игры в карты, не занимался.

Еще одна любовь - игра на скрипке. Играл он не очень хорошо, но сам процесс извлечения звуков ему непередаваемо нравился. Когда у него было несонное и нерабочее настроение, он брался за скрипку и пиликал на ней до тех пор, пока вновь не приходил в свое привычное состояние. По сохранившимся свидетельствам, друзья и соседи Крылова не числились среди поклонников его игры. Кто-то из них рассказывал, что в одну зиму, живя за городом, Крылов своей музыкой распугал всех волков, до этого долгое время терроризировавших всех местных крестьян и владельцев домашнего скота.

Еще один «пунктик» писателя - слабость ко всякого рода наградам и знакам отличия. «Не сыщется ныне человека, который бы более Крылова благоговел перед высоким чином или титулом, в глазах коего сиятельство или звезда имели бы более блеска. Грустно думать, что на нем выпечатан весь характер русского народа, каким сделали его татарское иго, тиранство Иоанна, крепостное право и железная рука Петра», - писал Вигель. Всякий орден, всякое повышение в чине - Крылов дослужился до статского советника, был кавалером нескольких орденов и получал 12.000 рублей пенсии (огромные деньги на то время) - воспринималось им с необыкновенным для него энтузиазмом. Это были те редкие случаи, когда его можно было увидеть плачущим.

«ЛЕШИЙ»

«Если бы я не думал стать писателем, - признавался баснописец, - то непременно отправился бы куда-нибудь в Вест-Индию жить среди дикарей». Почему именно среди дикарей? Возможно потому, что там можно было бы свободно ходить нагишом.

По понятным причинам, этот факт редко упоминается в официальных биографиях писателя: Крылова время от времени охватывало странное желание демонстрировать другим свое обнаженное тело. Впрочем, он с не меньшим удовольствием ходил голышом и без зрителей. Однажды, раздевшись догола, он подошел к окну и стал ждать реакции прохожих. Реакции не было, так как никто из горожан, похоже, совсем и не думал заглядывать к нему в его окно. Тогда он взял скрипку и стал громко играть. Реакция последовала скоро: через пять минут после начала «концерта» к нему ворвался полицейский и в простых, но доходчивых выражениях попросил немедленно прекратить это несанкционированное выступление.

Графиня Оленина, супруга покровителя и прямого начальника Крылова, вспоминала: «Один раз пришли сказать князю Голицыну, что Крылов так ленив, что решительно спит все время и имеет привычку до рубашки все с себя снимать. Князь вечером неожиданно к нему пришел. Крылов, услыша князевы шаги, спросонья вскочил «в чем мать родила» и прямо сел к конторке. Князь, увидев его, не мог удержаться от смеху и сказал: «Вот люблю Крылова, вечно за своим делом, жаль только, слишком легко одет». Он сам мне рассказывал...».

Однажды его игра в дикаря чуть не стоила ему жизни. Василий Татищев, его давний приятель, пригласил Крылова в свое имение - поохотиться и немного отдохнуть от городской суеты, тем более что в отношениях Крылова с городскими властями в то время возникли определенные шероховатости из-за его пристрастия к карточной игре. Пробыв с неделю, Татищев уехал, а Крылов остался. Из дома не выходил, не брился и не мылся, все лежал себе и лежал, играл на скрипке и смотрел в окно. Потом, с приходом теплых весенних дней, вышел... Далее цитируем биографа Михаила Гордина: «Он отправлялся в парк, скидывал там с себя одежду и нагишом и с книгою в руках гулял по берегу пруда, потом купался, лежал на траве и снова гулял. Уже много недель он не брил бороды и не стриг волос. Одетый он походил на попа, а голый среди деревьев - на лешего...»

Мужики, глядя на него, решили, что он колдун. И когда в деревне случались неприятности - кто помрет с перепою, кто свалится с крыши, кого бык боднет, - мужики между собою говорили: «Нехлюдый, вишь, начитывает!» На одной из мужицких сходок было решено: «Нехлюдого» немножко в воде попридержать - пока не захлебнется, а там поди узнай, как утоп...

Пожалуй, так оно и случилось бы, не вернись в деревню Татищев. Он прикатил из города не один, а с матерью и сестрою - показать им своего гениального друга. «Подъезжая через парк к усадьбе, - продолжает Гордин, - они вдруг увидали около пруда совершенно голого, дикого человека, который, не обращая на них внимания, что-то пел, почесывая живот.

- Черт возьми, - сказал Татищев, присмотревшись. - Да ведь это же Крылов!

- Ах, боже мой! Крылов сошел с ума! Он сумасшедший! - запричитали дамы...

Только тут Крылов заметил коляску и бросился в чащу. Весьма обеспокоенный, Татищев велел скорей разыскать его и привести. Крылов явился уже одетым.

- Что с тобою, братец? Ты спятил?

- Нисколько. Просто со скуки подумал, что живя в лесу, веселее жить американцем. И подлинно - есть с кем поговорить: хожу над прудом, декламирую, а эхо мне отвечает.

Татищев расхохотался:

- Твое эхо, конечно, просвещенный собеседник, да ты, братец, с ним одичал. Как я тебя за стол посажу?

И, чтобы выходить к столу, Крылову пришлось обриться и остричь волосы и ногти».

ЗАМОРОЖЕННЫЙ

Иван Андреевич всю жизнь прожил холостяком. Хотя женщин любил и уважал. И даже несколько раз всерьез подумывал о женитьбе. Но за шаг до решения останавливался и шел на попятный. И все же был в его жизни момент, когда он решился таки «переломить судьбу» - жениться и жить как все.

Однажды, не принимая во внимание надвигавшуюся ночь, крепчавший мороз и разыгравшуюся метель - он жил тогда в деревне, а невеста - за сотню верст, в Нижнем - Крылов сел в кибитку и помчался в город. Сбился с дороги... Закутался с головой в тулуп и стал дожидаться окончания пурги... Заснул... Утром, уже почти замерзшего, его нашли крестьяне. Лошади погибли, но сам Крылов выжил. После этого случая он перестал делать «глупости», окончательно успокоился и стал таким, каким его знали все. Как пишет Гордин, «словно бы, не справившись с его сильным и выносливым телом, убийца-мороз сумел заледенить его нежную душу, которая все никак не могла оттаять...»

По словам Олениной, Крылов «был чрезвычайно скромен и стыдлив до конца жизни; легко можно было его заставить краснеть. Ненавидел непристойных женщин. От души уважал женщин с хорошими правилами и скромными и любил женское общество. Несравненно выше ставил женщин в сравнении мужчин касательно добродетели». Если прибавить к этим качествам и всегда ровное настроение, и блестящее остроумие, и умение выслушать собеседника, станет понятно, почему Крылов был желанным гостем в любой гостиной. И почему его любили женщины.

Одно время Крылов был влюблен в актрису. Красотку Грушеньку содержали двое: генерал Скворцов и статский советник Ржевский. Друг о друге, как и о Крылове, они, разумеется, ничего не знали. У каждого был свой день приема. Однажды генерал, решив навестить свою Грушеньку в неурочный час, застал у нее Крылова. Тот представился генералу как доктор медицины Рейнбот (такой доктор действительно существовал - работал вместе с Крыловым в театре, где выступала Грушенька) - его якобы срочно вызвали к заболевшей актрисе. Генерал поверил и позднее советовался с Иваном Андреевичем по поводу ломоты в пояснице. А тот, расспросив, как ломит и куда отдает боль, неизменно советовал растирать поясницу водкой с уксусом.

Однажды, проезжая мимо книжной лавки, генерал увидел выставленный в окне портрет Крылова.

- А знаете ли, сударь, - сказал он Крылову, встретив его в Грушеньки, - у вас большое сходство с этим сочинителем... забыл прозвание... просто одно лицо...

- Ваше превосходительство, верно, имеете в виду баснописца Крылова, - сказал Крылов. - Мне многие это говорят.

В театре, видя Крылова в первом ряду кресел, генерал всегда спрашивал у кого-нибудь: «Кто это там, Крылов или Рейнбот?» - «Крылов», - отвечали ему. - «Одно лицо», - говорил генерал и удивлялся странным причудам натуры.

СЕКРЕТ ЕГО СЧАСТЬЯ

«Для счастья нужны две вещи: плохое сердце и хороший желудок», - утверждает французская пословица. Крылов обладал двумя этими достоинствами в полной мере. Вообще, Иван Андреевич прожил счастливую жизнь. Его возвышали, но при этом ему никто не завидовал. О нем заботились, но никто не ждал от него благодарности. Ему легко прощали и острые слова, и неблаговидные поступки. У него даже не было врагов - и это у него, образцового эгоиста! Его басни, без преувеличения, читал и учил наизусть «всяк, знающий грамоте». Великодушная Россия наградила его титулом великого писателя и философа-мудреца, хотя ни тем, ни другим он не был. Самолюбивый и равнодушный к другим, малосимпатичный и внешностью и образом жизни человек, он был обласкан и любовью, и успехом, и славой. «Я, что иной моряк, с которым оттого только и беда не случалась, что он не хаживал далеко в море», - признавался Крылов на официальном праздновании пятидесятилетнего юбилея своей литературной деятельности. Он не жалел об утраченном, не мечтал о будущем и легко довольствовался тем, что имел.

Знаменитый римский философ Марк Аврелий однажды записал в свой дневник: «Мы несчастны, когда к чему-то привязываемся. Мы забываем, что в любой момент это может быть отнято у нас. Да и сами мы, если хорошенько подумать, себе не принадлежим. Так к чему же можно привязываться в таком потоке проходящих мимо явлений, на чем остановиться? Любить эти явления - все равно, что любить пролетающих мимо птиц». Неизвестно, были ли знакомы эти слова Крылову. Известно, что вся его жизнь могла бы служить иллюстрацией к ним.

Секрет крыловского счастья - в уникальном соединении двух важных составляющих: в умении ни к чему не привязываться и жить сегодняшним днем. Это редкие таланты, почти не встречающиеся в одном человеке. И пусть с первым требованием счастья - ни к чему не привязываться - можно поспорить, то второе - жить сегодняшним днем - следовало бы крупными буквами записать в сердце каждого. Тысячи мудрецов из века в век повторяют одну и ту же мысль: «Самый лучший день твоей жизни - сегодня!» Об этом же напоминает нам и строка из Писания: «Все произошло из праха, и все обратится в прах. Но нет ничего лучше, чем наслаждаться человеку делами своими, потому что это - доля его, ибо кто приведет его посмотреть на то, что будет после него?»

Александр КАЗАКЕВИЧ

 


Категория: Биографии великих людей (отрывки из книг "Звезды как люди" и "Люди как звезды").

Печать

Яндекс.Метрика