К ЛУЧШЕМУ. Автор Андрей ДНЕПРОВСКИЙ-БЕЗБАШЕННЫЙ

Интересно, много ли чего в нашем мире можно измерить деньгами, или просто оценить стоимость? Да, много. Но можно ли оценить тот самый солнечный свет в квартире на двадцать восьмом этаже? Нет! Нельзя, потому, что это мгновение жизни, а мгновение жизни — бесценно, это так тонко, что нужно ценить просто — бесплатно…

...Когда яркое летнее солнышко весело залило своими лучами Московскую квартиру на двадцать восьмом этаже, внук попросил дедушку рассказать сказку.

— Деда, а деда, расскажи мне сказку про репку? — дёргая за рукав дедушку, нетерпеливо просил внук. — Ты мне давно обещал!

— Ну, ладно... — зевнул дед и глянул в окно. От высоты у него перехватило дыхание. Он молча перекрестился, сел в кресло возле кровати внука и начал свой рассказ:

— Значит, слушай сказку про репку... Выросла у твоего деда с бабкой на огороде большая такая репка. Хоть и почва там была каменистая… Ой-ёй! — неудачно повернувшись, схватился старый за поясницу.

— Чего с тобой, деда?

— Да поясница проклятая! Радикулит! Болит она у меня, прямо спасу нет никакого.

— А от чего она у тебя болит?

— Да от неправильной жизни, наверное… Ну да ладно, не перебивай и слушай, что дальше было! И вот на самой заре поехал я на своей тройке в Тулу за маленькими бетономешалками — они тогда влёт продавались.

— На тройке лошадей поехал? — удивился внук.

— Да нет… — закряхтел дед.

— А-а, на БМВ третьей модели? — продолжал дознаваться внук.

— Да нет же. Тройкой так раньше «Жигули» назывались, третья модель. У меня ещё к ней прицеп был для бетономешалок. Откуда тогда БМВ взяться? От сырости? Слушай дальше… Вот, еду я значит по Симферопольскому шоссе, километров сто пятьдесят уже отмахал от столицы, почти до самой Тулы доехал… А впереди меня шёл огромный «Камаз», под завязку гружёный репкой... — сказал дед и вдруг умолк. Нагрянувшие воспоминания унесли деда в далёкое прошлое...

Дед был, как сейчас говорят, настоящим перцем — прошёл огонь, воду и непогоду. Было время, когда сносило его ветром с жизненного пути, он печалился и уходил в настоящий самооттяг. Судьбу как ставку на кон бросал с мыслями — «не проиграв, не победишь!» Петляла его жизнь по разным путям-дорогам, года катились под гору, всё было по-настоящему. Но сейчас он стал насквозь никудышный, одеревеневший что ли, и даже груши, которыми он приторговывал на рынке, и то были у него какими-то деревянными. Сейчас он весь был разбалансированный, чувствовался в нём какой-то огромный изъян, от которого он просто устал бороться, устал толкаться и доказывать что-то кому-то, зная ровно столько, сколько ему было положено...

— Так на чем мы с тобой остановились? — словно очнувшись, тряхнул дед головой.

— На «Камазе», — подсказал внук.

— Ах, да… Вот, отмахал я сто пятьдесят километров в морозную такую ранищу… В ноябре это было, мороз придавил, как сейчас помню, — закручинившись, замолчал дед.

— Деда, ну а дальше-то что было, дальше? — от нетерпенья прямо сгорал внук, от чего глаза у него просто светились. — «Камаз» вёз репку, которую вы с бабушкой выдернули?

— Да нет, не мы с бабушкой, а колхозники. Полный «Камаз» репок надёргали и даже с верхом его нагрузили, будь они трижды неладные с этими репками. И зачем они только столько репки в него нагрузили, аспиды окаянные… — снова схватился старый за поясницу. — «Камазов» тогда, видать, не хватало, что ли, или репка через край уродилась, раз они её столько напёрли? — задумчиво почесал старче затылок.

— Ну, а дальше-то что?

— Ну, а дальше, догоняю я этот проклятый «Камаз», а его как бросит на кочке — мороженные репки из кузова падают на асфальт, как мячики по дороге скачут, каждая килограмма так на четыре с лихвой потянет… — дед жестом показал репку, а потом как они скачут. — Ну, думаю, дай-ка я его обгоню, устал я от этих репок за рулём уворачиваться, неровён час, подпрыгнет какая упавшая репка, отлетит от асфальта, да залепит мне прямо в ветровое стекло. Быть беде тогда, думаю… — сказал дед и снова умолк, погрузившись в воспоминания.

— Деда, ну ты обогнал «Камаз»-то? И почему колхозники трижды неладные?

— Почему-почему? Потому… Потому, что «Камаз» доверху нагрузили. Ну, притопил я и только поравнялся с «Камазом»… — перекрестившись, тяжело вздохнул дед.

— Деда, а что такое — притопил?

— Нажал на газ до упора и скорость, стало быть, увеличил…

— А-а… — открыл для себя новую тайну мира маленький человек.

— Но тут меня иномарка догнала и давай фарами сигналить как оглашенная, светит мне прямо в багажник, да так прямо не вовремя, чтобы тому водителю пусто было! Уступил я ему дорогу и снова сзади «Камаза» пристроился. А «Камаз» в это время как раз сильно тряхнуло, и с него во-о-от такая репка упала! Один раз от дороги спружинила, второй раз как теннисный мячик подпрыгнула, а третий — мне прямо в ветровое стекло ка-ак дала! Как звезданула! Будто кувалдой по «Жигулям» стукнуло, еле за руль успел спрятаться...

— Ой-ёй! — закрылся руками внук. — А дальше-то что? Что дальше-то было, дедуся…?

— Дальше включил я аварийку и стал останавливаться. Лобового стекла нет, ветер ледяной прямо в морду хлещет и всё насквозь продувает. Остановился я и первым делом хорошо выматерился. «Камаз» с иномаркой уехали, — махнул в сторону дед, — и даже не притормозили. А мёрзлая репка у меня на заднем сиденье лежит и не шевелится. Стою я и думаю, как быть и что делать?

Постоял, покумекал и решил назад в Москву разворачиваться. А до столицы, сам понимаешь, целых сто пятьдесят километров! Нашел я в вещевом ящике старые солнцезащитные очки, поднял воротник и назад потихоньку поехал.

Пять часов целых ехал! Весь пр-р-ромёрз как собака, просто измаялся по дороге. Салон весь в грязи и в снегу. У самого морда красная, хоть прикуривай. И пальцы окоченели так, что как и не родные вовсе… Да пропади оно всё пропадом! — в досаде стукнул дед кулаком себя по коленке. — А тут, как назло, у меня ещё зуб заныл, язви его холеру. Да так сильно, что хоть на стену лезь…

Приехал домой, ванну горячей воды налил, чтобы, стало быть, отогреться. Залез в неё, а температуры воды не чувствую. Бутылку коньяка прямо в ванной на грудь принял, пол часа-то и посидел, даже и не согрелся… И тут, представляешь, у меня камни из почек пошли! — скривившись, дед глянул на внука, как на врага народа.

— Деда, а это больно?

— Ой, бли-и-ин! Больно — это не то слово… Меня всего таким страшным винтом прямо в ванной скрутило. Скорую вызвал, которая ехала целую вечность, насилу дождался… Вот, привезли меня в госпиталь, так я там сосвсем чуть не издох. Три дня по потолку лазил, три дня ужом извивался, пока камни не вышли. Настоящие булыжники оказались! А тут ещё зуб, зараза, душу всю вымотал…

— Ну ты, деда, попа-а-а-л… — вдруг округлились у внука глаза.

— Вот такая вот получилась у меня репка.

— Деда, а репка потом куда делась?

— Бабушка из неё салат сделала…

— Деда, вот ты скажи: с репкой, и вообще всё, что с тобой тогда случилось, это к лучшему или к худшему?

— К лучшему, мой золотой! К лучшему, мой касатик! А то ведь мне, как доктор сказал, операцию серьёзную пришлось бы делать, почки мои ножом резать и булыжники доставать! — трогательно и заботливо погладил по голове дедушка внука. — Не зря люди говорят, что всё, что ни делается в нашей жизни, всё к лучшему…

Дед ласково посмотрел на внука и понял, что тот его рассказом остался доволен. Внук всей душой оценил эту сказку, это маленькое мгновение жизни. Правда, для дедушки это была не сказка, а быль.

Жизнь, как полотно, сотканная из мгновений, стремительно тем временем шла вперёд, а солнышко по-прежнему заливало своими игривыми тёплыми лучами квартиру на двадцать восьмом этаже…

Андрей ДНЕПРОВСКИЙ-БЕЗБАШЕННЫЙ, писатель, новеллист, поэт

 

Если у вас появилось желание поделиться с автором своими впечатлениями от прочитанного, вы можете сделать это, отправив ему письмо на электронный ящик: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

С другими произведениями Андрея Днепровского-Безбашенного вы можете познакомиться здесь: proza.ru/avtor/091062

 

Категория: Новеллы Андрея Днепровского-Безбашенного.

Печать

Яндекс.Метрика