навигатор

Обо мне

  1. Александр Владимирович, сейчас Вы — успешный журналист, редактор, писатель. Но изначально, насколько мне известно, Вы пробовали поступать в Нархоз. Это как-то не вяжется с литературной деятельностью. Кем Вы себя видели в тот момент?
    — Во-первых, я бы не называл себя «успешным» — у каждого свое понятие об успехе. Успех — это не что-то внешнее, а внутреннее состояние. Что касается Нархоза. Это была ошибка.
    2. Иногда родители заставляют своих детей идти по их стопам или выбирают за них университет и специальность. У Вас не было такого?
    — Не было, потому что мои родители — простые рабочие. Отец — слесарь-сборщик на заводе, а мама — мастер-пекарь на хлебзаводе. Никто не посягал на мою свободу.
    3. Вы в детстве чем увлекались?
    — Куриными котлетами и картофельными блинами со шкварками… Шучу. Увлекался всем тем, чем увлекаются юноши — девушками, музыкой, кино, хоккеем, футболом — всем понемногу. Но главным, особым увлечением были книги.
    4. Чем зачитывались? 
    — Дюма, Диккенсом, Чеховым, Уэллсом, Ремарком, Гамсуном, Мопассаном, Теккереем, Уайльдом, Стендалем, Твеном, ОʼГенри… Всех не перечислишь.
    5. Сами пытались творить(стихи, маленькие рассказы писать)?
    — Писать начал в классе, приблизительно, седьмом или восьмом. Какие-то приключенческие рассказы в духе Эдгара По. Потом, перед уходом в армию, все тетрадки порвал на куски и выбросил в мусор — стеснялся, как бы родители не обнаружили эти тетрадки в моем письменном столе. Они всегда со смехом и иронией относились к моему желанию стать писателем.
    6. Как Вы заработали свои первые деньги и на что потратили?
    — Если Вы имеете в виду деньги, заработанные литературным трудом, то, насколько я помню, это был гонорар за шесть-семь афоризмов, опубликованных, кажется, в газете «Знамя юности». Афоризмы, приблизительно, такие: «Ждешь, ждешь, ждешь женщину… А она придет и скажет: «Почему не бритый?», «Девушка — это теорема, которую хочется доказать, а жена — это аксиома, которую хочется опровергнуть». Или — «Милиционеры: чем ниже чин, тем уполномоченнее походка»…
    7. А приходилось сидеть без копейки в кармане?
    — Конечно. Я думаю, это знакомо многим писателям и, особенно, поэтам и художникам. Но, когда ты молод, влюблен, энергичен, и любишь книги больше, чем деньги, то с такого рода трудностями примириться очень легко.
    8. Должность главного редактора подразумевает лидерство. Вы лидер по натуре?
    — Нет. Но я и не овечка, бегущая вместе со стадом. В школе и институте меня за глаза называли «Отщепенцем» за то, что никогда не принимал участия в мероприятиях класса, школы, группы или института. Мне всегда это казалось ужасно тоскливым — общаться со своими одноклассниками. Я вообще на дух не переношу даже малейшего насилия над своей свободой. По этой причине, я, вероятно, никогда бы не смог работать на заводе. Разве что под дулом автомата. В своей редакции я требователен к качеству работы, но абсолютно демократичен по части всего остального. У нас в офисе я установил 6-ти часовой рабочий день, а по пятницам — 5-ти часовой. Плюс каждому даю право раз в месяц, по выбору, уходить с работы на 1 час раньше (опытным работникам предоставляется такая возможность дважды в месяц). Я считаю, как ты относишься к другим, так и весь мир относится к тебе.
    9. Расскажите о своей первой опубликованной статье или книге (для какого издания, о чем). Какие чувства переполняли Вас, когда вы держали в руках эту газету/книгу с вашей статьей?
    — Первая публикация — стихотворение «Тихие шаги» в газете «Добрый вечер». Я написал его лет, приблизительно, в 21-22. Одно из первых стихотворных опусов. Как я сейчас понимаю, это совсем слабенькое стихотворение и в художественном, и в техническом смысле. Но в нем, как мне кажется, есть некая подкупающая нотка. Возможно, именно она заставила редактора опубликовать стихотворение. Судите сами:
    Слухи злые не виня
    И судьбы стальную сеть,
    Про тебя да про меня
    Ветер в поле будет петь.
    Будут листья у реки
    Собираться в хоровод.
    Будут тихие шаги
    Раздаваться у ворот.
    Будут грустные глаза
    Все смотреть в твое окно.
    Чья-то жгучая слеза
    Не растопит чье-то зло.
    Счет свой снова поведут
    Те шаги, листвой звеня.
    До утра чего-то ждут… —
    В темных окнах нет огня.
    И в неведомо куда
    Растворится с утром шаг.
    Упадет одна звезда —
    Не в ладони… просто так.
    И всю зиму, знаю сам,
    Старым листьям у реки
    Будут сниться по ночам
    Чьи-то тихие шаги.
    Безусловно, купив газету и увидев свое стихотворение, я был счастлив — день, а может быть, два или три. К сожалению, эта радость быстро проходит. Особенно, когда уже опубликовал не одно стихотворение или статью, или книгу.
    10. Не задумывались над созданием псевдонима?
    — Нет. Хотя в самом начале, во время работы в журнале «Идеал» писал под псевдонимами «Гиляровский», «Янчевский», «Викентьев». Гиляровский — фамилия по имени прадеда (Гиляр), Янчевский — мамина девичья фамилия. Викентьев — Викентий — так звали отца моего деда по маме.
    11. В своих книгах вы приводите множество поучительных историй и мудрых высказываний, советов знаменитых людей. Вы пользуетесь этими советами в своей жизни?
    — Стараюсь.
    12. У Вас в жизни случались трудности? Вспомните какой-нибудь яркий эпизод. Как Вы их преодолевали?
    — В армии, в учебке, я никак не мог выполнить спортивный норматив — переворот на перекладине. Необходимо было сделать десять или двенадцать подъемов ног с переворотом, а у меня еле-еле получалось вообще удерживать прямые ноги, вися на перекладине. Ко времени сдачи норматива я смог с большим трудом сделать три переворота. Наш командир, капитан Бабичев, наказал меня так: выписал мне увольнительную не на двенадцать часов, как всем, а на три часа — на то число переворотов, которые я осилил. Представьте, до чего же было обидно в воскресный день, только выбравшись за ворота части, даже не успев надышаться, насытиться воздухом свободы, снова плестись в казарму. И тогда я дал себе слово: стать первым. И, представьте, через месяц или полтора я делал эти перевороты играючи. Лучше меня в нашей роте эти перевороты делал только один человек — Риткин, бывший гимнаст. Если я делал 36-39 переворотов, то он 40-42. Разумеется, в увольнения теперь я ходил уже не на три часа.
    13. Вам приходилось в жизни кому-то что-то доказывать?
    — В основном, себе.
    14. У Вас есть человек, которым вы восхищаетесь? И почему…
    — Алексей Степанович Зубра, мой бывший учитель этики и ораторского искусства. Я восхищаюсь его внутренней гармонией, мудростью, проницательностью и цельностью характера. Я сам хотел бы иметь менее чувствительное сердце и более мудрый, философский ум.
    15. Вы написали «Окрыляющую», «Просветляющую», «Вдохновляющую» и, совсем недавно, «Утешающую» книги. Что подтолкнуло Вас на их создание?
    — Из всех чувств мне больше всего нравится чувство душевного подъема, вдохновения. Это когда душа вдруг «взрывается» и взлетает, начинает сиять и звучать всеми своими ячейками матрицы. Что вызывает такое чувство? Внутренняя красота — все то, что содержит в себе высокую духовную энергию. Все, что наполнено такой красотой, духовной энергией, вызывает во мне внутреннее ликование и эйфорию. В такие моменты мое сердце скачет, как безумное, все тело превращается в комок мощнейшей энергии, а по щекам… а по щекам катятся слезы. Бисмарк однажды воскликнул: «Я чувствую целую армию в своем кулаке!» Так вот, я чувствую целую армию в своей душе, когда вижу проявления внутренней красоты человека. Чьи-то душевные, искренние слова, красивая музыка, стихи, книга, эпизод в фильме, чей-то поступок… Источник, в конце концов, не важен. Важно то, что с нами происходит в этот момент. Мы, откликаясь и впитывая чужую красоту, сами становимся красивее. Желание испытать самому и поделиться этим чувством со своими читателям — вот основная причина, благодаря которой были написаны эти книги.
    16. Не задумывались о том, чтобы написать роман или детектив?
    — Да, такая задумка есть. Вот только все руки не доходят. Хотел бы написать что-то одновременно приключенческое в стиле Дюма, красивое в стиле Чехова, доброе и трогательное в стиле Диккенса и Цвейга, а также мудрое, в духе Маркеса. Уж не знаю, что из этой затеи получится. Надеюсь, что однажды получится.
    17. Вам приходят отзывы от читателей? Какой больше всего запомнился?
    — Да, отзывов много. Самый памятный: «Ваша книга спасла мне жизнь».
    18. От чего, на Ваш взгляд, зависит популярность писателя и его произведения? От хорошего пиара, гениальности произведения или от чего-то другого?
    — Популярность — еще не синоним слов качество и художественность. Во времена Чехова, самыми популярными писателями были Арцыбашев и компания, писавшие псевдо-психологические с эротическим уклоном романы. Их романы издавались многотысячными тиражами. И получали они, в отличие от Чехова, огромные гонорары. Но Чехова мы любим и помним и сегодня. Но кто вспомнит про Арцыбашева и других некогда модных писателей? Лучший, хоть и не всегда безукоризненный, судья книге — время.
    Есть такой анекдот. Один богатый, но малоумный молодой человек мечтал стать морским капитаном. Однажды он купил большую яхту, нанял настоящих моряков и настоящего капитана. Затем он пригласил на яхту своих родителей и, одевшись в капитанскую форму и встав возле штурвала, сказал своей матери: «Смотри, мама, я настоящий капитан! А, помнишь, ты не верила в то, что я стану капитаном?» Мать улыбнулась, погладила сына по голове и сказала: «Сынок, ты для меня — настоящий капитан. И для отца ты тоже капитан. Вот только для капитанов ты не капитан…» Так вот: многие популярные писатели для настоящих писателей не писатели. Я не против популярной, «желтой» литературы — как говорят в Китае, «пусть расцветают все цветы». Единственная моя оговорка при этом: все литературные «цветы» должны быть нравственными. То есть, учить добру, а не злу, возвышать, а не принижать читательские души.
    19. Ко многим писателям Муза приходит в каком-то определенном образе. В образе кого или чего она приходит к Вам?
    — В виде слова «надо» и «должен».
    20. Мы знаем, что Вы сейчас пишите новую книгу. Можете немного раскрыть секрет и рассказать читателям нашего журнала, о чем она будет и для кого эта книга?
    — Ее рабочее название — «Как стать умнее? Самоучитель мудрости». Хотелось бы собрать в ней советы и подсказки людей разных эпох и народов, а также поделиться собственным опытом — как жизненным, так и ораторским.
    21. Вы и журналист, и редактор и писатель? Как Вам удается находить время на все это?
    — Днем я — редактор, а вечером и ночью — писатель. Тяжело, но терпеть можно.
    22. Как Вы любите проводить свободные минуты?
    — Люблю смотреть хорошие фильмы. Читать новые и перечитывать старые книги. Люблю в хорошую погоду выгуливать свою собаку — малого рыжего пуделя по кличке Атос (в быту — Атоска). Люблю прогулки по старому Лошицкому парку.
    23. Вы можете назвать себя состоявшимся человеком?
    — Пока человек жив, он все еще не состоявшийся, на мой взгляд. А состоялся он или нет — пусть об этом судят другие люди. И Бог. По мне, так пока живу — все время чему-то учусь, что-то узнаю, что-то делаю. То есть, меняюсь. «Состоятельного» положения, наверное, нет. Это для тела есть юность-молодость-зрелость-старость. А для души возраста нет. Она всегда молода и всегда в развитии.
    24. Если рассматривать успех, как формулу, то какие, на Ваш взгляд, ее составляющие?
    — Упорный, неустанный, непрерывный труд. Оптимизм и вера в себя. Знания и постоянное их пополнение.
    25. Рядом с успехом всегда присутствует зависть других людей. Вам приходилось с этим сталкиваться?
    — Да. Но я не хочу ворошить неприятный опыт. Люди ведут себя так, как позволят им уровень их духовного развития. Чему тогда удивляться? Зависть начинается со сравнения. Я ни с кем себя не сравниваю, поэтому и не завидую. Таких, как я, у Бога больше нет — ни в нашей Вселенной, ни во всем Мироздании. Значит, моя миссия на земле неповторима. Чему и кому тогда завидовать?
    26. Расскажите о самом большом Вашем достижении.
    — Однажды армия Наполеона в жесточайшем сражении победила в три раза превосходивших их по численности австрийцев. Французские воины были счастливы, но они бесконечно устали — сражение продолжалось без перерыва почти 12 часов. Наполеон же, сразу по окончании битвы узнав, что еще более многочисленная австрийская армия уже находится неподалеку, выступил перед солдатами с такой речью: «Солдаты Франции! Я горжусь вами — вы сотворили настоящее чудо! Но это — ничто, по сравнению с тем, что вам еще предстоит сделать!» И Наполеон воодушевил этими словами своих солдат. И они, так и не отдохнув, в быстром марше пошли навстречу идущей ей австрийской армии. И разбили ее!
    К чему я вам это рассказал? Когда меня за что-то хвалят или спрашивают о самом большом моем достижении, я всегда вспоминаю эти слова Наполеона. Я тоже себе люблю говорить: «Ты сделал многое, но это — ничто, по сравнению с тем, что тебе еще предстоит сделать!» Надеюсь, самое большое мое достижение еще впереди.
    27. Иногда человек пытается достичь чего-то в определенной области, но у него ничего не выходит (начальник не видит его стараний, обстоятельства против него и т.д.). Вы оказывались в такой ситуации? Дайте совет, как следует решать эту проблему?
    — Мой совет: смените себе начальника. А еще лучше найдите себе такую работу, при которой над вами не будет никаких начальников. Пока результат вашей работы зависит от близорукости или дальнозоркости шефа, вы всегда будете зависимы. Если вы уверены в себе, ни на кого не смотрите — стучитесь во все двери. Кто-нибудь да откроет.
    28. Вам приходилось чем-то жертвовать ради карьеры?
    — Нет. С того момента, как я пришел домой с армии, я больше ни у кого не спрашивал, что мне делать. А карьера меня никогда не интересовала. Я слишком люблю свою свободу.
    29. Что, на Ваш взгляд, мешает человеку быть успешным в той или иной области, а что помогает?
    — Невнимательность к людям, эгоизм, неумение общаться, злость — это основные преграды на пути к успеху. Способствуют успеху — любовь к людям, умение находить с другими общий язык, общие интересы, снисходительность, а также, разумеется, знания, воля и харизма. Под харизмой я понимаю умение нравиться людям.
    30. А Вам приходилось в жизни рисковать и чем? Риск был оправдан?
    — Вся жизнь — сплошной риск. Не надо думать о риске, о возможных проблемах или ущербе. Надо просто нести ответственность за свои мысли, слова и поступки.
    31. У Вас есть проекты, которые вы хотите воплотить в будущем? Какие?
    — «Рассказывать другим о своих планах, значит, смешить мышей под полом», — учит пословица. Как и у всех, у меня тоже есть и планы, и желания, и мечты. Но пусть эти планы дождутся своего воплощения. Вот тогда о них и поговорим.
    32. Многие хотят написать книгу, но не знают с чего начать? Что бы Вы им посоветовали?
    — Прежде, чем что-либо делать, нужно задать себе два вопроса: «Что я хочу сделать?» и, ответив на него, — «Как это сделать?». В этом случае, вы будете знать что и зачем вы делаете. Хотя я ни у кого не спрашивал, что и как мне делать. Писал так, как влюбленные пишут письма: садясь, не зная, что напишу, а написав, не понимая, что написал.
    Чтобы стать писателем не обязательно заканчивать литературный институт. Душа сама подскажет, что и как писать. И не надо волноваться по этому поводу. Единственное, что нужно помнить — «чем заполнена посуда, то и выльется оттуда». Каков ваш опыт, каковы знания, какое у вас сердце — такой в результате и получится ваша книга.
    Что касается технической стороны дела, то здесь два совета:
    1). Самое важное в книге — начало. Его задача — захватить внимание читателя. После него — конец. Его задача — оставить эффектное, приятное, запоминающееся впечатление, своего рода красивый финальный аккорд. Даже если это будет не восклицательный знак, а многоточие. И содержание, середина книги. Главная задача содержания — сказать то, что собирались сказать (раскрыть свою идею) и при этом удержать внимание читателя.
    2). Основное богатство писателя (кроме его жизненного опыта и знаний) — его словарный запас. Читайте классику вслух, перечитывайте лучших, на ваш взгляд, авторов, тех писателей, что особенно любимы вами. Разбирайте «по полочкам» их стиль, манеру изложения, те места, которые вам особенно нравятся. Подражание — не беда, а одна из форм становления собственного стиля.
    А вообще, вот мой главный совет — не обращайте на разного рода советы особого внимания (и на мои тоже!) Делайте, что любите, делайте со всем сердцем, а на технику и прочее можете не обращать внимания. Талант сам создаст себе и технику, и стиль, и направление.
    33. Вы о чем-нибудь сожалеете в жизни?
    — Только о том, что не смог в должной мере проявить к кому-то своего внимания, поделиться с кем-то своей любовью или теплотой. Мы всегда сожалеем о том, что, боясь показаться себе или другим чересчур откровенными, сентиментальными или слабыми, кого-то не согрели, не обняли, не осчастливили. Как напоминает японская пословица, «поздно укрывать могильный камень одеялом». Нужно стараться максимально щедро укрывать своим одеялом всех, кто рядом с нами. Чтобы потом не сожалеть об упущенной радости.
    34. В чем секрет успеха Александра Казакевича?
    — В любви. Я надеюсь…
    Октябрь, 2011 год.

 

Яндекс.Метрика