ГАДАЛКА РОЗАЛИЯ. Автор Александр КАЗАКЕВИЧ

«Да-дах да-дах! Да-дах да-дах!». От грохота проходившего где-то совсем рядом поезда в доме задребезжали окна.

— Это же кошмар какой-то, Маш! Ну как ты можешь жить в таких условиях? — разглядывая свою фигуру в зеркале, сказала Зинаида.

— Да я уже давно привыкла... — раздался с кухни звонкий голосок Маши.

— Не понимаю я тебя... Продала бы ты эту халабуду да купила себе нормальную однокомнатную квартирку в тихом спальном районе... От такого лязга сдуреть же можно! Интересно, как ты спишь под такую бомбёжку?

— Нормально сплю. Говорю же, привыкла...

Поднеся лицо поближе к зеркалу, Зинаида сделала губами «уточку». Зеркало в ответ показало язык.

— Мдя-а... — вздохнула Зинаида. — Не лицо, а какая-то пареная репка. Хоть ты натюрморт с него пиши!

— Зин, ну хватит уже возле зеркала вертеться! Иди чай с печеньками пить! Я как раз твои любимые ванильные испекла.

— Печеньки — это хорошо! Но лучше бы ты, подруженька, для своего муженька их пекла...

Маша вышла из кухни в коридор и, вытирая руки о фартук, с лёгкой обидой в голосе сказала:

— Зин, ну сколько можно?! Тебе хорошо, у тебя муж есть, дети, даже родители ещё живы, а у меня — никого. Вот только ты и есть, подруга детства...

— Ладно-ладно, не заводись. Пошли на кухню. Между прочим, я к тебе не просто так в гости напросилась! Дело у меня к тебе на миллион рублей есть. Ты пока разливай чай, а я тебе свой план расскажу.

— Ка... Какой план? — едва не уронив чайник, испуганно спросила Маша.

— План, как тебя замуж выдать!

— Опять двадцать пять! — воскликнула Маша и, поставив чайник, взволнованно затараторила: — Между прочим, Зиночка, я до сих пор ещё от ужаса икаю, как только вспомню того пузатого банкира, с которым ты меня на своём дне рождения познакомить хотела! Это ж надо какого кавалера мне выискала! Я даже танец с ним до конца дотерпеть не смогла: у меня от ядовитого запаха его пота аж слёзы ручьём потекли! И, кстати, ты заметила, какие мохеровые заросли у этого кабана на груди колосятся?

— Между прочим, на мохеровой груди этого кабана, как ты изволила выразиться, мечтают засыпать и просыпаться все незамужние девицы, работающие у него в банке.

— Это они тебе сами сказали?

— Нет, но Вовка так говорит... А ещё ты знаешь, сколько этот банкир получает?

— И знать не хочу! Где были твои глаза, подруга моя, когда ты мне этого хряка сватала?

— Да погоди ты, не шуми! Во-первых, я его не видела — понадеялась на Вовкин вкус. Я же тебе говорила, что Вениамин Борисович — Вовкин начальник. И это не моя, а Вовкина была идея тебя с ним познакомить... И вообще, что толку прошлое ворошить? Давай-ка лучше чайку с печеньками откушаем. А то я сегодня с самого утра всё никак не наемся. — Зинаида отхлебнула чая, откусила печеньку и продолжила: — Ну так вот. Сидели мы как-то с Вовкой на кухне и обсуждали, как тебя замуж выдать. Думали-думали — и придумали! Только ты меня не перебивай! Сейчас... — Зина вытащила откуда-то из складок платья сложенную вчетверо бумажку и передала её Марии: — Вот, читай! Вовка уже десять таких объявлений по всему городу расклеил.

Маша, нахмурив брови, стала читать вслух:

— Внимание! Только один день в вашем городе — 24 сентября (четверг) — потомственная гадалка на картах Розалия! Гадание проводится только для холостых мужчин и незамужних женщин. Внимание: карты дают правильный ответ только на один-единственный (наиболее важный для человека) вопрос, поэтому просьба определиться с вопросом заранее. Гадание бесплатное. Приём заявок ограничен. Запись на гадание производится по телефону 248-76-47 (21, 22 и 23 сентября с 18:00 до 20:00). Время и место гадания будет сообщено по телефону после заявки. Не упустите уникальный шанс сделать правильный выбор в своей судьбе!

Маша с удивлением посмотрела на Зину:

— Ты что, Зин, рехнулась? Это же авантюра чистой воды! Зачем тебе это?

— Во-первых, не мне, а тебе. А во-вторых, гадалкой буду не я, а ты.

— Я?! Ты с ума сошла?

— Маша, поверь мне: это твой реальный шанс найти себе хорошего мужа! Считай это нашим с Вовкой тебе подарком на твой день рождения. Так сказать, нашей реабилитацией за прокол с этим кабаном мохеровым.

— Вот так подарочек! У меня аж поджилки трясутся от восторга! — нервно заметила Маша и ещё раз перечитала объявление. — Тут же номер твоего телефона указан!

— Правильно. Потому что именно я буду принимать заявки от холостых мужчин, с которыми ты через это объявление и познакомишься.

— А зачем тогда незамужние женщины?

— А про них это я так написала, для отвода глаз. Если кто из них и позвонит, так я скажу, что лимит заявок уже исчерпан.

— Это же жестоко.

— Жестоко женщине смотреть на свою лучшую подругу, которая страдает от одиночества!

— Но я ведь гадать не умею!

— А что тут мудрёного? Берёшь карты, выбрасываешь из колоды шестёрки, семёрки и восьмёрки. Потом раскладываешь оставшиеся карты в четыре ряда. Первый ряд — «Что было?», второй — «Что есть?», третий — «Что будет?» и четвёртый, самый главный, — «Чем сердце успокою?» Затем по очереди их открываешь и начинаешь болтать, что в голову взбредёт. А тебе-то и выдумывать ничего не надо, ты же психолог по своему второму образованию.

— Незаконченному...

— Не важно. Ты представь себе: к тебе придут пять, а может, десять одиноких мужчин, потенциальных женихов. Вот и поговори с каждым из них, чтобы понять, кто он и что ему советовать. Это же просто!

— Так что, все эти мужики толпой ввалятся в мой дом?

— Зачем толпой? В порядке записи. И не в твой дом, а в дом моей двоюродной тётки Ядвиги. Она два дня назад в санаторий на три недели укатила, а ключ от дома мне отдала, чтобы я цветочки поливала и попугайчиков её кормила. Она на другом краю города живёт, тоже в частном секторе. Вот там ты и будешь гадать. А я буду в другой комнате сидеть, тебя подстраховывать.

Маша ещё раз перечитала объявление.

— А почему Розалия?

— А чтоб внимания больше привлечь. И, между прочим, ты мне ещё спасибо скажи, что стала Розалией, а не Розамундой, как Вовка предлагал.

— Спасибо! Уберегла от позора!

— Ладно, ладно, после отблагодаришь... У тебя это, карты игральные хоть есть?

* * *

«Да-дах да-дах! Да-дах да-дах!» — прогрохотало за окном.

— Слышь, Маш? Тут та же бомбёжка, что и у тебя дома! — сказала Зинаида, занавешивая окна цветастым платком. — Ну ничего! Сейчас зажжём парочку свечек для большей мистики, шанелькой чуток вокруг побрызгаем и будем с тобой, подруга, брать мужиков голыми руками. Маш, ты готова? Вот-вот первый клиент заявится.

— Зина, я тебя умоляю, не говори это противное слово! Я и так вся на нервах!

— Всё-всё, ухожу в другую комнату! Если что пойдет не так, помни: твой телохранитель сидит в трёх шагах от тебя за занавеской с большой скалкой наперевес! В общем, не робей. Если какая рыбёшка понравится, сразу подсекай.

— Иди уже, рыбёшка!

* * *

Первым «клиентом» оказался черноволосый мужчина лет сорока. По-хозяйски усевшись в кресло, он сразу же взял быка за рога:

— Значит, так. Мой сын Лёва — невероятно одарённый молодой человек. Он только вторую неделю занимается на скрипке и уже играет так, что после каждого исполнения им обычной гаммы наши соседи стучат тапками в стены и требуют исполнения на бис! А ещё у Лёвочки большой талант врача. Дома и во дворе он лечит всех животных подряд: кошек, птичек, собак. Кого поймает, того и лечит. Настоящий Айболит! Правда, не все животные потом выживают, но всё-таки!

— Простите, а сколько лет вашему Лё... Льву?

— В декабре будет восемь.

— Так что вы хотите от меня узнать?

— Я хочу узнать, куда после школы Лёве следует поступать: в медицинский или в музыкальное училище?

— Вы знаете, мне кажется, что об этом ещё рано думать...

— Дорогая моя, думать никогда не бывает рано. И, уверяю вас, наш Лёвочка выберет то, что выберут для него его мама и папа. Но проблема в том, что я склоняюсь к тому, что Лёве лучше стать музыкантом, а его мама считает, что профессия врача более надёжна в финансовом отношении. Так вот я желаю знать, что выберут для нашего Лёвочки ваши карты.

— Хорошо, давайте посмотрим... Так... Вот... Смотрите сами: карты говорят, что вашему сыну лучше сделать выбор самому.

— А где именно они это говорят?

— Вот здесь, смотрите: вот этот ряд называется «Чем сердце успокою?» Он показывает наилучший вариант выбора. Карты чёрной масти символизируют выбор женщины, а также ответ «нет» и «не предпринимайте никаких действий», карты красной масти — это выбор мужчины, а также ответ «да» и «действуйте». Это если говорить очень грубо. Так вот: карт какой масти в стопочке больше, таков и ответ на заданный вопрос. А теперь посмотрите на эти шесть карт — что вы видите?

— Три красных и три чёрных карты! И что это значит?

— Это значит, что выбор должен быть оставлен не за красными и не за чёрными, то есть не за отцом или матерью, а за сыном.

— Ах вот оно что... Как интересно! Да-а, есть над чем подумать...

Перед уходом посетителя Маша спросила у него уже на самом пороге:

— Простите, вы ведь женатый человек, а в объявлении приглашались только холостые мужчины.

— Так наш Лёва и есть холостой мужчина! Просто вместо него я пришёл, поскольку у него в это время тренировка.

— Так он ещё и спортсмен?

— О-о! У Лёвочки просто блестящий талант шахматиста!

...Затворив за посетителем дверь, Маша глубоко вздохнула и, закрыв глаза, медленно выдохнула:

— Фу-у! Еле выкрутилась!

Зинаида высунула голову из-за занавески и, что-то жуя, сказала:

— Отлично, девочка, просто отлично! Здорово ты его накрутила! Однако, каков жук, а?

* * *

— А ты, красавица, часом, не цыганка? — спросил у Маши второй «клиент», мужчина лет пятидесяти с багрового цвета лицом и синими от наколок пальцами.

— Не-ет...

— Ну, допустим. Хорошо гадаешь?

— Пока никто не жаловался.

— Лады. Тогда, детка, пусть твои короли с тузами подскажут мне, в какую степь лыжи вострить.

— Пожалуйста, поясните вопрос.

— А что тут пояснять? Я только что с кичи откинулся. Короче, головняк такой: семьи у меня нет, своего дома, родителей и даже близких родственников тоже нет. Ехать некуда и не к кому. Хотя есть два варианта. Вернуться к корешам в Питер и снова взяться за старое. Или же завязать с этой босяцкой жизнью и уехать в какую-нибудь глухую деревню, где меня никто не знает, устроиться на работу — на любую, хоть коровники чистить... Найти какую-нибудь добрую женщину и посвятить ей остаток своей жизни... Короче, пожить не для себя одного.

Немного подумав, Маша ответила, глядя «клиенту» в глаза:

— Я думаю, вам не нужно моё гадание, поскольку вы уже знаете ответ на ваш вопрос. Просто вам не хватает решимости и вы ждёте, что кто-то или что-то одобрит ваш выбор.

— Ну ты это... душу мою наизнанку не выворачивай! Гадай давай! Пусть карты мне знак дадут.

— Как скажете... Снимите колоду... Итак: что было... что есть... что будет... чем сердце успокою...

Маша открыла карты и на мгновение задумалась. Последний ряд был почти весь чёрный.

— Ну что там сказано?

— Сейчас, минуточку... Смотрите, что отвечают карты на вопрос «Что будет?» Видите: десятка — это дорога, две девятки — это большая работа или какие-то серьёзные усилия, а затем идут три туза! Три туза — это большая радость или большой успех. А теперь откроем карты с ответом на вопрос «Чем сердце успокою?» Обратите внимание: среди всей черноты одна бубновая дама.

— И что это значит?

— Это значит, что у вас уже есть женщина, которая вас любит и ждёт. Или что вас ожидает встреча с такой женщиной.

— Ёкарный бабай! — хлопнул ладонями «клиент» и вскочил с кресла. — Как же я забыл про Аннушку?! Она ведь мне два года писала, всё к себе в деревню звала. Я-то писал ей от скуки и развлечения ради, а она-то — всерьёз! А ты и вправду, девочка, гадалка! Дай-ка я тебя поцелую!

— Кхе-кхе! — раздалось из-за занавески.

— О! А кто это у тебя там кхекает?

— Это... попугайчик... — не подумав, ответила Маша. И, сообразив, что сморозила глупость, покраснела.

— Ну, судя по чириканью, в этом попугайчике, должно быть, пуда четыре живого веса, не меньше! — поблескивая единственным металлическим зубом, расплылся в улыбке «клиент».

Поднявшись со стула, он вытащил из внутреннего кармана пиджака жёлтую купюру и положил на стол перед Машей:

— Вот! Прими от души! Не-не-не, отказ не принимается — от души ведь. Ну, будь здорова, красавица! И пусть у тебя в твоей жизни всё будет тип-топ!

Когда «клиент» ушёл, в комнату со скалкой в руке вошла Зинаида:

— Ну ты, Машка, даёшь! Я думала, этот бандит тебя зарежет.

— Как видишь, не зарезал. И не таким уж плохим человеком оказался.

* * *

...Когда закрылась дверь за восьмым «клиентом», Маша пожаловалась Зине:

— Зин, я больше не могу! Сколько там ещё осталось записавшихся?

— Да, кажется, один только. Сколько там времени? Десять минут девятого. Опаздывает! Давай подождём ещё немного.

— О-о-ох!

— Ну что ты, Маш, так вздыхаешь?

— Напрасно всё это... Невезучая я!

— О чём ты говоришь?!

— Да, невезучая! Я ведь за всю свою жизнь ни разу не влюбилась по-настоящему. Всё какие-то мимолётные романы, какой-то несерьёзный флирт... Вот ты как-то рассказывала, что когда влюбляешься в мужчину, то чувствуешь, как у тебя бабочки внутри начинают порхать... Так вот у меня никогда бабочки внутри не летали... Никогда... Вот... Ы-ы-и-и...

— Поглядите-ка на неё, реветь она надумала! Ты же весь макияж, дурёха, испортишь! О, уже испортила! Иди быстренько на кухню и умой лицо! О, слышишь? Кажется, скрипнула калитка.

* * *

— Здравствуйте! Я по объявлению. Вы — Розалия?

— Да-да. Проходите! — ответила Маша, вытирая лицо платком.

— Ради бога, простите за опоздание! Со мной такое редко бывает. Я ведь не местный. Пока нашёл улицу... — теребя в руках фуражку, стал оправдываться девятый «клиент», моложавый, с лёгкой сединой на висках мужчина, одетый в морскую форму.

— Всё в порядке... Проходите, присаживайтесь!

«Да-дах да-дах! Да-дах да-дах!» — раздалось за окном.

— Ух ты! — воскликнул мужчина.

— Вам тоже не нравится этот шум?

— Отчего же, как раз наоборот! Знаете, я родился и вырос в доме, расположенном рядом с железной дорогой. И мои детство и юность прошли под стук вагонных колёс. И для меня это вовсе не шум, а словно забытая мелодия из детства...

— Правда? — Маша впервые взглянула в глаза незнакомца.

— Я вижу, что вы чем-то расстроены. Надеюсь, не из-за моего опоздания?

— Нет-нет, просто в глаз что-то попало...

— А давайте я вам анекдот расскажу. Вот слушайте. Одной деревенской бабушке исполнилось сто десять лет. Узнав про это, к ней из столицы приехали журналисты. Ну, чтобы разузнать у неё секреты долголетия. И вот один из журналистов задаёт ей такой вопрос: «Скажите, бабушка, а это правда, что вы всю жизнь прожили рядом с железной дорогой?» А старушка ему отвечает: «Да-да́ да-да́! Да-да́ да-да́!»

Вот вы и улыбнулись! Вот и славно! Доложу вам по секрету, милая Розалия, когда вы улыбаетесь, то Елена Прекрасная, глядя на вас, нервно курит в сторонке.

Маша, едва сдерживая смех, сказала:

— Ну что вы! Гусь красив, пока рядом с павлином не станет. Меня зовут Мария. Можно просто Маша. А вас?

— Очень приятно, Маша! А меня — Михаил Андреевич. Можно просто Михаил. Рад знакомству!

— Я тоже. Но вы ведь пришли с каким-то важным для вас вопросом?

— Да. Вот только, увидев вас, совсем забыл, зачем пришёл... Дело в том, что я — профессиональный моряк, капитан второго ранга. Формально уже в следующем месяце по выслуге лет я могу уходить на пенсию. Но в нашей конторе начальство предлагает мне подписать новый трёхлетний контракт. С очень выгодными для меня условиями: присвоением нового звания, капитанской должности и почти двукратным увеличением оклада. Это с одной стороны, а с другой...

У меня от родителей остался дом в деревне. И поскольку ни жены, ни детей у меня нет, то без людей, без хозяина дом понемногу ветшает. Денег за время службы я накопил достаточно для того, чтобы и дом обновить-обустроить, и хозяйством заняться. Хоть я и моряк, мне всегда нравилось на земле работать. Давно мечтаю вернуться в родные места и бросить там якорь. Хороший яблоневый сад посадить, живность всякую развести — корову, курочек, обязательно кошку и собаку, чтобы всё вокруг мычало и кукарекало. Чтобы жизнь вокруг била ключом. Созидательная, счастливая, мирная... Хочу также какую-нибудь добрую и милую, вот вроде вас, девушку встретить, пока ещё не совсем старый. В свой дом хозяюшкой ввести. Я вот думаю: если этого не сделать сейчас, то через три года, кто знает, может, будет уже и поздно...

Завтра у нас пятница. Так вот, завтра утром я должен идти в контору и дать им свой окончательный ответ. Если подписываю контракт, то уже вечером я должен буду улететь во Владивосток. А если отказываюсь, тогда целый день буду собирать документы на увольнение... — закончив рассказ, капитан спросил: — Так что же мне, Машенька, делать?

— Если вы хотите знать моё мнение, то никакие карты не дадут правильного ответа на ваш вопрос. Самый верный ответ может дать только ваше сердце. Спросите у него — и всё станет понятно.

Михаил Андреевич смотрел на Машу, о чём-то размышляя. Затем медленно поднялся со стула и, растягивая слова, словно решая в уме какую-то задачу, сказал:

— Вы правы. Я так и сделаю. Благодарю вас, Машенька! Вы мне очень помогли. До свидания!

И, не дождавшись её ответа, ушёл.

* * *

— Маш, ты что? О боже, ну что за детский сад?! Ты чего опять ревёшь-то?

— Ы-и-и... Бабочки!.. Ы-и-и...

— Какие бабочки?

— Бабочки... Ы-и-и... Они полетели!

— Где?!

Вместо ответа Маша положила руку на живот.

— Ну наконец-то! Влюбилась, значит! Поздравляю!.. Хотя, постой-ка... А ведь моряк-то твой — тю-тю! Уплыл, похоже. Выскользнул из рук, как золотая рыбка. Ох ты, подружка моя горемычная! Что ж тебе так не везёт, а? — сказала Зинаида и, обняв плачущую Машу, заплакала сама.

Обнявшись, подруги стояли и молча плакали, слушая, как за окном стучали стальные колеса: «Да-дах да-дах! Да-дах да-дах!» И в этом уже привычном для них шуме вдруг послышалось: «Тук-тук-тук!»

— Маш, ты слышишь? Кажется, ещё один клиент пожаловал. Хотя больше вроде некому... Быстро вытри слезы и иди открывай!

...Маша открыла дверь. На пороге стоял Михаил Андреевич.

— Вы что-то забыли? — хлопая тяжёлыми мокрыми ресницами, взволнованно спросила Маша.

— Нет... То есть да! Забыл! Я завтра буду целый день занят и освобожусь только в субботу... Знаете, Машенька, я хотел бы пригласить вас на свидание! Скажите, вы свободны в субботу?

В одно мгновение щёки Маши заполыхали огнём, а сердце застучало так сильно, что она даже испугалась, что его услышит и Михаил Андреевич. Маша опустила взгляд и, уставившись в начищенные до блеска ботинки капитана, тихо пробормотала:

— В субботу я, конечно... свободна, да...

Лицо Михаила Андреевича стало напряжённым. Похоже, он не расслышал её ответ из-за шума проходившего поезда. Маша подняла взгляд и увидела растерянное лицо капитана.

— Свободны? — с надеждой и тревогой в голосе переспросил он.

Вдруг, что-то вспомнив, Маша улыбнулась. И громко и отчётливо произнесла:

— Да-да́ да-да́! Да-да́ да-да́!

Александр КАЗАКЕВИЧ

Источник изображения - goodfon.ru

Категория: Рассказы Александра Казакевича.

Печать