СЕРДЦЕ ЧЕРТА

serdce_cИстория, записанная на Украине.

«В 23 года Валентина осталась одна с маленькой дочуркой на руках. Муж оказался человеком ненадежным, хамоватым, да и погулять любил. Возвращался, как правило, после таких «мероприятий» поздно, порядком выпивший, и принимался изводить всех домашних своими дурными подозрениями и ревностью. Дескать, ты тут мужиков в мое отсутствие приводишь, а я днями на работе. Бывало, что «заведя» себя таким образом, он начинал поколачивать и супругу...

В итоге, когда в очередной раз он вернулся с гулянки и принялся за свое, Валентина, не выдержав побоев, в сердцах воскликнула: «Да чтоб тебя черт унес!» - и перекрестилась на висящий в углу образ. Муж, опешив от ее действий, стал сразу тихим-тихим, словно на него вылили ушат ледяной воды. А на следующий день его, вдребезги пьяного, на высокой скорости сбила машина...

На похоронах Валя заметила, что среди гостей стоит какой-то странный незнакомый мужчина, явно иностранец, потому что таких костюмов, острых усиков и бородки в те времена еще не носили. «Смотри-ка, вылитый черт!» - пронеслось у нее в голове. Незнакомец, заметив, что Валентина за ним наблюдает, также посмотрел на нее и как-то очень странно улыбнулся. В его взгляде Валя прочитала и насмешку, и благодарность, и... предупреждение. Вот только о чем?

...Прошло несколько лет. Валя с тех пор так замуж и не вышла. Почти все свое время отдавала работе на фабрике да воспитанию дочери... Время от времени «на горизонте» появлялся очередной кавалер, но, увидев, что Оля (так звали дочь) всегда была для матери на первом месте, быстро «испарялся», попутно забирая с собой и большую часть подарков. Валя же, пару ночей поплакав в подушку, как и в чем ни бывало продолжала жить прежней жизнью.

Когда Оле исполнилось одиннадцать лет, врачи обнаружили у ребенка ишемическую болезнь сердца, чего не может быть в таком детском возрасте. Тем не менее, факт оставался фактом, и со временем болезнь начала катастрофически прогрессировать. Не зря говорят, что беда одна не приходит - за месяц до исполнения двенадцати лет у ребенка ко всему прочему обнаруживается лейкоз, да еще в сложной форме. И за несколько месяцев Оля превратилась из подвижного ребенка в забитое больное существо, которое не выходило из дома, почти не училось и днями смотрело телевизор...

Спустя еще пару месяцев врачи, сделав, по их мнению, все возможное, отказались продолжать лечение. Дочь Валентины уже не поднималась с постели. Жить ей оставалось считанные недели.

Однажды Валя пришла домой с работы и обнаружила, что Оля не дышит, а кончики ее пальцев уже начали холодеть. В отчаянии она подбежала к образу, висящему в углу, и, рухнув на колени, стала со слезами на глазах молиться. Так прошло несколько часов, но никакие молитвы дочери не помогли. Ребенок просто задохнулся... Когда в очередной раз Валя подошла к постели дочери и увидела, что чуда не произошло, она, дико заорав, рухнула на пол и стала призывать на помощь любую силу, только бы ее просьба была услышана.

Сколько прошло времени с этого момента, она не знала. Опомнилась, когда за ее спиной, заставив осечься, послышался голос:

- Ну, здесь я, что орешь?

Оглянувшись, она увидела того самого незнакомца, который был на похоронах мужа. Только выглядел он как-то по-другому, помолодел что ли?

- Ты кто? - спросила женщина, заикаясь от неожиданности.

- Ты сама меня только что позвала, - незнакомец заулыбался своей жуткой улыбкой.

- Ты ангел? - спросила Валентина.

- Это где? - незнакомец стал озираться по сторонам, наигранно удивляясь.

- Так кто же ты? - от напряжения женщина покрылась испариной. - Что тебе надо?

- Ну, ты что не узнаешь своего старого знакомого? А кому же ты мужа своего отдала, помнишь?

- Черт! - ахнула женщина. И собралась было перекреститься.

- Э-э, не надо, - заметив ее движение, мужчина перехватил ее руку. - Ты ведь хочешь, чтобы твоя дочь жила долго? - он испытывающе поглядел на Валентину.

- Душу не отдам... - тихо прошептала Валя, глядя в пол.

- Ну, наглая баба! Еще и торгуется со мной! - незнакомец дико захохотал (от этого задрожали стекла в окнах, и упала со стены икона). - Ладно, мне твоя душа не нужно, будь спокойна. Ты уже мне когда-то заплатила... своим мужем. А теперь отойди, не мешай.

С этими словами гость прямо из кармана вынул человеческое сердце и подошел к лежащему на постели ребенку. Разорвав на Оле рубашку, он ногтями... вспорол грудную клетку и, к великому ужасу матери, вынул оттуда сердце девочки... Затем также вложил другое и несколько раз провел ладонью над зияющей раной, которая тут же без следа затянулась. Валентина, почти перестав дышать, смотрела на все эти манипуляции, а затем от всего увиденного потеряла сознание и рухнула на пол.

Очнулась она от прикосновения раскаленной в прямом смысле этого слова ладони к своей щеке. Открыв глаза, она увидела своего гостя, который смотрел с насмешкой ей в глаза.

- Ну, что, очнулась? Все, мне пора. А жить девчонка теперь будет очень долго...

- А лейкоз? - Валентина вспомнила о болезни Оли.

- Нет его. Мне пора. - С этими словами незнакомец подошел к стене и исчез.

А в воздухе остался стоять запах - как будто кто-то сжег тряпку...

Только теперь Валентина догадалась посмотреть на дочь, которая мирно спала в своей постели, повернувшись на бок. О том, что всего пару часов назад она была мертва, ничего не напоминало. Лишь только разорванная на груди ночнушка говорила о том, что визит незнакомца Валентине не показался странным сном...

Вечером Оля, как ни в чем не бывало, вышла на кухню ужинать. И хотя Валя понимала, что перед ней была ее дочь, что-то неуловимое заставляло ее вздрагивать каждый раз, когда их взгляды встречались. Оля же с этого дня пошла на поправку. Даже врачи, которые вынесли ей «смертный приговор», увидев девушку в добром здравии, сильно удивлялись, считая, что такое чудо-исцеление достойно быть досконально изучено. Однако Валентина, которая знала всю правду, всеми силами старалась уберечь дочку (и себя тоже) от излишнего внимания.

Спустя пару месяцев, как-то после работы, она решила зайти в церковь. Как раз шла вечерняя служба, и Валя начисто забыв, кто спаситель ее дочери, взяла, да и помолилась за чудесное исцеление Оли.

Вернувшись домой, она обнаружила под своим подъездом стоящую «скорую», которая приехала к... ее дочери. Оказывается, пока она находилась в церкви, у Оли начало с сильными перебоями работать сердце, девочка вся посинела и начала задыхаться. Лишь только после того, как женщина вышла из церкви, ребенку стало намного легче. В ту же ночь какая-то неведомая сила заставила Валентину проснуться и пойти в комнату дочери. Едва открыв дверь, она увидела у изголовья постели своего старого знакомого, который в задумчивости смотрел на ребенка...

- Что пришла? - произнес он, увидев Валентину.

- Ты зачем явился? - Валентину затрясло...

- За ней... Не нужна она тебе, - он одним взглядом указал на Олю.

- Ты что? Пощади...- Валя рухнула на колени. - Не делай этого...

- Ты ее сама сегодня чуть не убила.

- Пощади...

- Будет тебе наука, баба бестолковая! Знай, кого благодарить надо, - продолжал незнакомец.

В это время на кухне раздался страшный грохот: со стены упала икона. Но женщина так горячо упрашивала своего гостя, что тот задумался.

- Ладно, прощаю. Но учти, следующего раза не будет.

И снова он исчез, оставив после себя запах паленых тряпок. Оля же, не смотря на то, что весь разговор велся в полный голос, даже не проснулась, словно в комнате была мертвая тишина.

Последующие пять лет семья Валентины жила неплохо. Оля училась, Валя работала, да и на фабрике им выделили под дачу неплохой участок земли, который они вместе ездили за город обрабатывать. Так продолжалось до тех пор, пока Оле не исполнилось семнадцать лет. К этому времени она стала обладательницей стройного «модельного» тела, копной длинных черных (!) волос (будучи русой от рождения) и пронзительного взгляда темно-зеленых глаз, от которого почти всем становилось не по себе.

Буквально на следующий день после дня рождения Олин характер ухудшился многократно. Валентину она перестала слушать во всем, являясь домой в два-три часа ночи, частенько выпившей. И это притом, что к восьми она шла в школу. Благо училась уже в выпускном классе.

Как-то раз вызвали Валентину в школу, где она узнала, что ее дочь уже более двух месяцев подряд там не появлялась вообще. Перед этим Олю несколько раз ловили в туалете, где она вместе с девчатами из младших классов курила «травку». Естественно, что требование придти с родителями, она просто проигнорировала. Попытка Валентины серьезно поговорить с дочерью вечером закончилась ничем. Девушка, не отреагировав на слова матери, просто ушла гулять.

Прождала ее Валентина до девяти утра, опоздав на работу. А в девять раздался телефонный звонок из милиции. Там сообщили, что Оля, участвуя в пьяной драке, убила девушку, а ее саму сильно порезали и сейчас она находится в реанимации. Удар для Валентины был почти сокрушительный. Но, помня о том, что ее дочь жива, она стала прилагать максимум усилий, чтобы Оля поправилась: и кровь свою давала, и помощь на работе «выбила» и многое другое...

Последующие два месяца пролетели для Валентины как страшный сон, которому, казалось, не будет конца. Оля выжила. Раны быстро и без следа зажили (к большому удивлению врачей). Вскоре Олю перевели в общую палату, где девушку стала посещать милиция. За убийство, которое хоть и было признано случайным (судя по показанию свидетелей), девушке грозило пять лет тюрьмы...

Валентина была готова отдать все, лишь бы только Оля в тюрьму не попала. Но время неумолимо двигалось вперед, а изменений в этом направлении не происходило. До суда оставались считанные дни. Однажды, когда Валя вернулась домой и хлопотала на кухне, она услышала, как сам по себе заработал телевизор. Зайдя в эту комнату, она увидела сидящего в кресле своего старого знакомого. Смерив ее с ног до головы своим насмешливым взглядом, он произнес:

- Что, опять проблемы?

Валентина молча кивнула.

- Ладно, своих не оставляем. Завтра жди... - с этими словами он стал совсем прозрачным, затем исчез.

Назавтра все свидетели как один резко поменяли свои показания, из которых следовало, что девушку убила не Оля, а один парень. И уже через две недели дочь Валентины благополучно вернулась домой.

А спустя еще несколько дней, все вернулось на круги своя. Оля снова перестала слушать мать, стала опять надолго уходить из дому и не появляться в школе.

Спустя три недели за Олей домой приехала милиция. Оказывается, девушка вместе со своим другом, которому был сорок один год, залезла в квартиру с целью ограбления и, обнаружив там двоих малолетних детей, собственноручно их задушила. Причем, к ужасу самой Валентины, Оля не считала, что сделала что-то из ряда вон выходящее. Еще этим и бравировала.

В тот раз Оле уже помочь не могло ничто, да и срок заключения «светил» немалый. А Валентина отправилась за помощью к Марьяне - местной знахарке. Та, едва увидев фото Ольги, тут же запричитала: «Господи, чертяка живая!» - и стала отказываться. Но, увидев, что Валентина готова на все ради дочери, сказала: «Ты, - говорит, - зря о ней так печешься. Не родная она тебе - подменная, а твоей уже шесть лет как нет на этом свете. Сама убийцу вырастила, много горя она принесет людям». Договорить знахарка не успела, Валентина просто потеряла сознание. А когда Марьяна привела ее в чувство, тут же собралась и отправилась в церковь. Простояв там на коленях несколько часов и вымаливая прощение за Олю и за себя, она также несколько раз от изнеможения теряла сознание.

Вернувшись домой, Валя позвонила своей подруге детства, с которой не теряла связи до сего времени, и рассказала ей о том, что происходило с ее семьей последние восемнадцать лет. Затем прилегла на диван, вроде как отдохнуть и, последний раз потеряв сознание, умерла.

Валентину нашла подруга. После этого в Валиной квартире раздался телефонный звонок. Поднявшей трубку подруге сообщили, что звонят из милиции. Несколько часов назад от сердечного приступа в страшных мучениях, которые окружающие приняли за наркотическую ломку, умерла Оля...»

Ян ЧЕРНЫЙ

 

Категория: "Странные истории" Яна Черного.

Печать

Яндекс.Метрика