навигатор

Творчество моих друзей

rogovceva1- Ада Николаевна, вы очень рано стали народной артисткой СССР. Высокие звания давали привилегии?

- Абсолютно никаких. Я начала сниматься с первого курса, очень много была занята в театре, поэтому получала сталинскую стипендию. В 23 года я получила звание заслуженной артистки Украины. В 30 лет стала народной артисткой Украины, а уже в 40 лет народной артисткой СССР. Имея высокие звания, я много занималась общественной деятельностью, вечно ходила в райком выбивать что-то для театра. Моя дочь Катя в четыре годика говорила: «Я вырасту, стану актрисой, и буду ходить в райком, как мама». Она считала, что актриса обязана ходить в райком. Но при этом меня часто там же на бюро разбирали. Например, за то, что я часто меняю шляпки и корсеты. Еще мне доставалось за то, что я в джинсах веду партсобрания.

- Ада Николаевна, вспомните свое детство, самое яркое событие своей жизни.

- Когда мне было четыре года, началась война. Потом были четыре года оккупации. Люди разные бывают и в разных условиях. Во время войны к нам в хату приходил немец, антифашист, наверное. Он говорил: «Гитлер - капут. Сталин - капут». Он приносил нам еду. А меня просто обожал. С детства помню вкус шоколада только потому, что мне немец его дарил. Затем послевоенный голод. Помню, утром просыпаешься в холодрыге, в спешке натягиваешь чулок, а там - мышь. А сколько клопов было! До сих пор ужас пробирает! Мама каждую неделю что-то травила. Только вроде избавились, а на утро снова со всех углов лезет. Мы же жили в коммунальной квартире, ютились кто где. Соседи неопрятные были. После школы занимались за одним столом. Много работали. Я не столько горевала о себе, сколько переживала за своих близких. Они задыхались в безденежье, голоде и холоде. Прошло больше тридцати лет, как умерла мама, а мне до сих пор снится, что ей нечего надеть. Это было тяжко.

Когда я поступала в театральный институт, мне было не во что одеться. Театральный - это же не университет, в котором все были в обносках, босые и голодные. Это и в те времена был немного другой уровень. Когда я пришла в театральный институт, там все чем-то пахли. А я знала только редкий запах земляничного мыла. Я как-то лет десять назад его купила, чтобы вспомнить. Ужасно! А в основном мыло было хозяйственное. Когда я поступала, мне из оранжевой ленточки бабушка сделала стоячий воротничок-кантик, отрезала от школьного платья рукава. А я все думала, чтобы, не дай Бог, у меня пятка не выглянула из ботинка, ведь там была штопка. А это же все страшные комплексы.

После коммуналки, полнейшей нищеты, поступление в институт было самым ярким событием моей жизни. Я сразу же начала сниматься в кино и у меня появились деньги. И уже с нового года выглядела совсем по-другому. У меня были желтые туфли, тонкие чулки, итальянское пальто из шерсти с норковым воротником, шаль. В общем, я была уже куклой. И с того же времени я стала самостоятельной. Но теперь я должна была заботиться о своей семье, поэтому мне денег всегда не хватало.

rogovceva2- Как вы познакомились со своим мужем, народным артистом СССР Константином Петровичем Степанковым?

- Когда я поступала в театральный институт, один из экзаменов у меня принимал молодой актер и педагог Константин Степанков. Потом он напишет в своих воспоминаниях: «Про пять принципов соцреализма я не очень слушал. А вот ямочки на щеках увидел сразу...» Костя был очень трогательный и смешной человек. Он хорошо помнил свое голодное нищенское детство. Не любил голубей, потому что в годы войны приходилось их есть. Всегда боялся, что завтра не хватит еды, хотя по полведра котлет выбрасывалось после гостей. Когда лепил вареники, просил меня посчитать, сколько их. Хотел сделать как можно больше. Детский страх не проходил у него никогда, но он не был скрягой, одалживал всем деньги. И вдруг решил накопить деньги и подарить мне на тридцатилетие кольцо с бриллиантом. Я его всячески поощряла. Когда наступила заветная дата, Костя преподнес мне конверт с деньгами. Смотрю, там приличная сумма: накопил, да еще забытый долг вернули. А он говорит: «Извини, всего на четверть кольца набралось. Никак не думал, что оно столько стоит!». Так и не дождалась я дорогого подарка!

- С вашим супругом вы немного не дожили до золотой свадьбы. Как удавалось сохранять семейный очаг?

- Я не из тех людей, которые считают, что брак должен быть долгим. У меня просто так сложилось. Я вообще против браков, поскольку там все равно присутствует насилие над личностью. Когда люди долгое время живут вместе, им все время приходится подстраиваться друг под друга: на кухне, в постели. Надоедает! Люди не могут любить друг друга 50 лет! Это нереально с точки зрения физиологии. Могут уважать, понимать, терпеть. Но это с любовью ничего общего не имеет. Любовь, она ведь циклична.

- Как вы считаете, если изменяет супруг, что нужно делать?

- Если нет своей жизни, будешь сидеть и смотреть. Зачем навязываться? Надо просто жить самой и другому дать свободу. Да, может и не вернуться. И что, мир на этом заканчивается? Надо уметь отпускать, иначе жизнь превращается в ад. Ну что ты хочешь доказать мужчине, если больше не нравишься ему как женщина? Такую ситуацию не спасти ни детьми, ни кастрюлями, ни красивой одеждой. В борьбе за него очень легко погубить себя. А ты у себя и у детей - одна. Вот когда он увидит, что у тебя - своя жизнь, тогда, может, обернется в твою сторону.

Я считаю, что женщина не должна знать, что у мужчины, кроме нее, есть кто-то еще. У нее должно быть сознание, что она - всегда самая желанная и любимая. А в тайную жизнь мужа ты не имеешь права соваться. Супруга Андрея Павловича Петрова в одном интервью сказала, что благодарна Маргарите, вдохновившей ее мужа написать музыку к сериалу «Мастер и Маргарита». Есть понятия «влюбленность, одухотворенность, окрыленность», которые нельзя огрублять одним словом - «изменил». Все мы привыкли рабски мыслить.

- Правда, что у вашей семьи хорошие отношения с Виктором Ющенко?

- Виктор Андреевич - театрал, ходил смотреть все мои работы. Когда он был руководителем нашего Национального банка, то часто приглашал меня туда выступать. Он очень любил моего мужа. Я с большой симпатией к нему отношусь, но боюсь разочарований, потому что даже очень хорошего человека, попадающего в политику, перемалывают обстоятельства. Ющенко ведь из обычной семьи сельских учителей, хорошо знает деревню, сам держит пасеку.

- Как вы относитесь к пластическим операциям, разным модным средствам омоложения?

- С удовольствием сделала бы себе подтяжку, но у меня почки больные. И это не от желания молодиться, а для того, чтобы чуть-чуть меньше было работы гримерам и чуть приятнее было зрителям.

- Вы прекрасно выглядите и без пластики. У вас есть рецепты поддержания формы?

- Нет. Под душем помылся и пошел. Это безобразие, меня за это ругают, но у меня столько работы разной, что на занятия собственным лицом у меня не хватает терпения.

- Вы придерживаетесь диет?

- Я считаю, что диеты очень вредны. Когда я много работала, всегда была в форме: плюс-минус два килограмма. Чуть поправишься, а вечером нужно надевать корсет, платье, которое для тебя сшили, и сразу убираешь лишнее, останавливаешь себя и возвращаешься в свою форму. А потом приходит старость, которая не считается ни с диетами, ни с желаниями. И если ты идешь наперекор этому разрушительному процессу природы, то он тебя уничтожает. И здесь надо быть очень осторожным. А вдруг я сяду на диету, и тогда «полетят» мои почки? Надо об этом помнить, иметь мозги. Конечно, меня очень огорчает, что я не могу уже влезть в мои любимые джинсы. С возрастом мимо проходит колоссальное количество удовольствий, которые ты могла бы получать в том числе и от еды.

- Вы выпустили два сборника стихов, книгу воспоминаний, а сами читать любите?

- Я всегда читаю очень много. Без чтения я себе вообще не представляю. Я могу хлеба не купить, но если у меня вечером не будет, что почитать, я так не могу. Читаю много в дороге, например, когда еду в поезде. Мама с детства приучила нас к чтению. Она сама много читала. А для того, чтоб я могла спать, мама читала в кровати с фонариком. И я научилась этому трюку. Как-то она - раз ко мне, а я с фонариком под одеялом читаю. Смеялись долго.

- Как вы относитесь к своим поклонникам?

- Я благодарна им за внимание. Например, после «Вечного зова» меня все жалели, старались самое лучшее подарить, угостить. Помню, однажды мы с подружкой Ниной собрались в деревню, и нам надо было купить веник. Нина все перебрала, не знала, какой лучше выбрать. И тут бабка поднимает голову, смотрит на меня и восклицает: «А, боже! Да бери же их все!» Я долго отказывалась, и все-таки она всучила мне два веника бесплатно! Обижусь, говорит, если не возьмешь.

А как-то решили удрать в Одессу, Петрович нам номер в гостинице «сделал». Пошли в первый день в гладильню. Она гладит, я ей читаю Вересаева. И вдруг видим: собралась толпа народу в коридоре! Пошли на пляж, там мест нет. И вдруг на весь пляж крик ребенка: «Папа, папа, вон жена Федора. Она живая!» Место нам, конечно, дали, расступились. Пошли мы плавать. И сразу вокруг - одни купальные шапки, невозможно! Или плывем на пароходе. Народу - битком! Мы спиной ко всем, лицом к морю. И вдруг: «Ада Николаевна, вас приглашает на мостик капитан. Там удобнее. И лучше видно». Узнали и здесь.

rogovceva_p- За долгую творческую жизнь у вас наверное собралось много актерских баек?

- Расскажу смешную историю, связанную с Вертинским. В театральный институт я поступила сразу после школы. А в сентябре на съемках «Фата-морганы» по Коцюбинскому столкнулась с этим гениальным актером. Он был уже пожилым человеком, но все время озорничал на площадке. Встретил меня однажды, приобнял и говорит: «Дитя мое, где мы сегодня ужинаем?» Я убежала в ужасе, забилась в угол и долго рыдала, решив, что мэтр принял меня за проститутку, поскольку сделал подобное предложение. А он просто пошутил с девчонкой из коммунальной квартиры.

Вообще мое послевоенное поколение было чрезвычайно нелепым, безграмотным в отношениях мужчины и женщины. Во время съемок того же фильма, например, меня провожал домой партнер по картине. На прощанье поцеловал так, как целуются в кино. Это был первый настоящий поцелуй в моей жизни. Я влетела в квартиру с криком: «Бабушка, быстро дай мне марганец, зеленку, йод, что-нибудь... Я беременная!» Представляете?! А ведь мне было уже восемнадцать. И другой пример. Мы с пятилетним внуком Алешкой остались дома вдвоем. Я смотрела телевизор, он играл в сторонке. И вдруг на экране - откровенные постельные сцены. Не для дневного показа. Я лихорадочно схватила пульт, пытаясь переключить канал. А Алеша невозмутимо говорит: «Адуся, не нервничай. Это недолго. Я вчера видел». Выросло другое поколение. Поэтому никогда и никому нельзя навязывать свои представления о жизни.

Азар МЕХТИЕВ

 

 

Яндекс.Метрика