навигатор

Творчество моих друзей

scherbakov1- Борис Васильевич, Вы с детства мечтали стать артистом?

- Нет, хотел стать капитаном. Родился я в Ленинграде. Мы жили в гавани, большое окно нашей комнаты в коммуналке выходило прямо на финский залив. Я все время видел порт, корабли и мечтал путешествовать по экзотическим странам. Но когда мне было 13 лет, к нам в школу пришли киношники с «Ленфильма» и отобрали меня в числе других ребят для участия в фильме «Мандат». Как ни странно, меня утвердили на главную роль. После этих съемок я понял, что кроме профессии моряка существует и другая, не менее интересная профессия актера.

- Вы были хулиганом в детстве?

- Да, я был шпаной, так как сам район был бандитский, все-таки Гавань. Мы часто дрались: те, кто жили справа от школы, били тех, кто жили слева от нее. Но всегда только до первой крови и лежачего никогда в жизни не били. Родители «тянули» меня до десятого класса, мечтали, как и любая семья в те времена, чтобы я получил образование, которое им судьба не дала. В моей школьной характеристике было написано: «Мальчик очень живой, подвижный». Я любил поучаствовать в каких-нибудь аферах, например, залезть во время урока в школьную радиорубку и врубить на полную громкость популярную музыку. Из-за моих шалостей родителей часто вызывали в школу. А однажды, когда учительница так и не дождалась моих родителей, пришла сама к нам домой. О чем она там говорила с отцом, я мог только догадываться, но когда она ушла, он позвал меня и сказал: «Борис, ты мне больше не сын». Я ему так же сурово ответил: «Хорошо, Василий Захарович». Отец удивился и даже, кажется, обиделся, обычно я его называл «папа». Выдержал он два дня, подошел ко мне и сказал: «Ладно, ты мне снова сын, зови меня папа». Вообще, родители у меня были добрыми и мягкими людьми. Однажды отец сбил пешехода, не на смерть, конечно, да и пешеход сам был виноват - выбежал из-за троллейбуса - и отцу грозило наказание. Как раз в это время я снимался в своем первом фильме, и весь мой гонорар, 480 рублей, ушел на адвокатов, благодаря чему отца не посадили, а дали два года условно.

- Как Вы думаете, от судьбы можно уйти?

- Нет, от судьбы не уйдешь. Вот пример. После школы у меня не получилось поступить в Ленинградский институт музыки, театра и кино. Пришлось идти в институт культуры, на факультет «Культурно - просветительская работа». Если бы я его закончил, у меня был бы диплом режиссера народных театров. Что это такое - я не знаю. Но, видно, не суждено мне было им стать.

Однажды на первом курсе, играя в эпизоде одного из отроков царя Берендея, я заработал целых 75 рублей, которые решил потратить на билеты в Москву, где знаменитый Павел Масальский набирал курс в Школу-студию МХАТ. Но оказалось, что я опоздал: курс уже набран. Совершенно случайно я узнал, что именно в это время в Школе-студии идет заседание кафедры актерского мастерства под руководством Павла Владимировича Масальского, где обсуждается набранный курс. И тогда я решился на отчаянный шаг: ворвавшись на заседание, прямо с порога прокричал, перепутав от волнения фамилию с отчеством: «Пал Масалич, хочу у Вас учиться!» Видимо то, что я изъявил желание (да еще при всех педагогах) учиться именно у него, Масальскому очень польстило, и он сказал: «Ну, почитайте...» Через полчаса мне объявили, что я принят. Так за тридцать минут я поступил в Школу- студию МХАТ. Ну, разве не судьба?

scherbakov_p- Как Вам жилось в студенческие годы?

- Каждый выходной я «зайцем» в общем вагоне ездил в Ленинград, потому что там остались родные, друзья и любимая девушка. В столице было трудно, но все-таки студенческие годы вспоминаются как самые светлые, несмотря на постоянное чувство голода (жил я на мизерную стипендию в 28 рублей). Избавился от этого неприятного чувства, когда устроился работать уборщиком в метро. Мыл полы. Но я был не просто уборщик, а «специалист по поломоечным машинам»! Сейчас таких машин уже нет, на современные смотришь - любуешься, а раньше такие трактора были! В час метро закрывалось, и я приступал к работе. Мыл двумя машинами. Когда понял, что устаю, специально сломал одну машину на Южном вестибюле. Потом «ждал механика», которого не было день, неделю, месяц. Платили мне сумасшедшие деньги - 110 рублей, как инженеру! Хватало на все. Потом устроился в еще более теплое место: шашлычную «Спорт». Помимо зарплаты, меня там бесплатно кормили. Работал я через ночь и занимал две должности: уборщика и сторожа. Без пятнадцати одиннадцать, со спальным мешком под мышкой, я приходил в шашлычную. Мыл все, даже туалет. «Ко всему человек - подлец - привыкает!» - сказал однажды Достоевский.

- Как Вы познакомились со своей будущей женой Татьяной?

- Когда я поступил в Школу-студию МХАТ, меня поселили в общежитие, в комнату №19. И вдруг заходит прелестная девушка с молодым человеком, который несет ее чемодан: «Это комната 19? Я должна здесь жить!» На что я: «Отлично! Давайте жить вместе!» Потом это недоразумение администрации, которая решила поселить всех ленинградцев вне зависимости от пола в одной комнате, разрешили, и ее поселили в комнату девочек. А мои слова оказались пророческими - это была моя будущая жена Татьяна Бронзова. На втором курсе мы репетировали один отрывок из пьесы Островского. Тогда на сцене по сценарию произошел наш первый поцелуй, который я помню до сих пор.

- Трудно было начинать семейную жизнь?

- Мы поженились в 1973 году. А вскоре родился сын Вася, которого назвали в честь моего отца. Жили мы в коммунальной квартире, которая была безумно грязная! Как я ни боролся с этой грязью - все было бесполезно. Я составлял какие-то графики, сам убирал за всех жильцов, но ничего не помогало! Мы старались не выпускать Васю из комнаты и до трех лет купали прямо в ней в маленькой ванночке, поливая из ковшика. Когда Вася впервые в жизни почувствовал на себе душ в новой отдельной квартире, он у меня спросил: «Папа, я что цветок?» Душ напомнил ему лейку, из которой Татьяна поливала цветы. Я тогда ответил: «Да, Васенька, ты - наш цветочек».

- Актеры - народ суеверный, были у вас роли, которые приводили к неприятностям?

- У нас в театре шел спектакль «Демон». Хороший спектакль, сильный, именно поэтому он, наверное, не понравился там, наверху. Погибла главная героиня Лена Майорова, сильно пострадал во время репетиции Вячеслав Невинный, а уж когда погиб главный герой Сережа Шкаликов, спектакль сняли.

Необычный случай произошел и с моим спектаклем «Дорогие мои, хорошие» о Сергее Есенине, когда мы сдавали постановку министерству культуры. Там есть эпизод: маленький мальчик, тогда его играл мой сын Вася, выносит жбан с водой, льет мне на руки, и я делаю омовение лица. Непонятно как в жбане оказался авиационный бензин. Я сразу почувствовал, как зажгло лицо, особенно глаза. Тут же пары разнеслись по залу, и все эти «официальные лица» поняли, что что-то произошло. Говорят, Есенин был шутником... или мы все это себе придумали.

- Что-то еще необычное было в вашей жизни?

- Однажды я наблюдал странный летающий объект, даже не знаю, что это такое. Мы летели с Татьяной из Одессы, был ранний рейс. Нас по традиции вывели на летное поле и долго держали у трапа. Начало светать. Я, еще когда темно было, обратил внимание на очень яркую звездочку. Начал за ней наблюдать. И вижу, как на глазах она становится все больше и больше и приобретает... Помните, в советские времена был на товаре такой знак качества? Типа звезды? Я смотрю: ну точно знак качества. Спросил у стюардессы: «Что это такое»? А она мне: «Ай, да это учения идут». Но я думаю, что это НЛО был.

- Вы часто снимаетесь в детективах и боевиках. Приходилось ли самому выполнять трюки?

- По молодости - да, когда стремишься доказать себе и другим, что ты все можешь. Но с рождением сына перестал это делать. Я считаю, что каждый должен заниматься своим делом. Существуют каскадеры, и зачем же отбирать у них хлеб? Тем более, что они сделают все это гораздо лучше, как бы ты подготовлен не был. Я не понимаю артистов, которые с гордостью говорят, что сами делают трюки. Помню, как-то прихожу на съемочную площадку, вижу: стоят рядом актер и его дублер-каскадер. Так похожи, что я со спины сразу не мог определить, кто есть кто. Режиссер говорит: «Этот трюк будет делать каскадер». А актер: «Нет! Я сам!» Ну и сделал сам - выбил себе мениск! Остановились съемки, спектакли у него отменились. И чего хорошего? Лишил человека заработка и сам покалечился. Никакого смысла в этом нет.

- У вас много вредных привычек?

- Со спиртным я завязал. В последнее время курю очень легкие сигареты.

- Не задумывались совсем бросить курить?

- По этому поводу замечательно сказал Марк Твен: «Нет ничего легче, чем бросить курить; я сто раз бросал...»

- А вы пробовали?

- Я вам по этому поводу такую историю расскажу. У великого актера Евгения Александровича Евстигнеева на гастролях случился то ли инфаркт, то ли инсульт. Актер прошел реабилитационный курс и снова вернулся в театр. А был Евстигнеев человеком, который привык жить активной, насыщенной жизнью, много снимался, играл в театре. Евгений Александрович курил и выпивал, причем с большим удовольствием. После случившегося врачи запретили ему даже нюхать спиртное и сигареты. И вот некурящий и не выпивающий он начал появляться во МХАТе, и было видно невооруженным взглядом, как Евгений Александрович начинает чахнуть. Куда подевались его остроумие, энергия, жизнелюбие! Он и сам чувствовал: что-то не то. Сходил на прием к психоаналитику, и тот сказал: «Евгений Александрович, вы же столько лет курили, выпивали - ну и выкуривайте потихонечку сигаретку, позволяйте себе рюмочку коньячка!» И человек на глазах преобразился! Вернулись энергия, шутки, прибаутки, анекдоты. И прожил потом, сколько было ему Господом отпущено, в радости и согласии со своей натурой и окружающим миром.

- Что помогает вам выйти из стресса?

- У моего соседа бассейн, где я плаваю. И вот там потихоньку отхожу от стресса - за чайком, за совершенно посторонними беседами с хорошими людьми, друзьями. Вообще это замечательно, когда соседи хорошие. Хотя говорят, что «у хорошего соседа все соседи хорошие». И, если у меня что-то не ладится, я еду туда, к ним. Стараюсь там отойти от своих проблем. И еще мне помогает справиться с неприятностями физическая работа. Скажем, Николай II, говорят, любил колоть дрова. Я тоже на даче колю, пилю дрова, делаю что-то по дому. Или куплю какую-нибудь ерунду в антикварном магазине, и начинаю ее реставрировать. Еще люблю чеканку, резьбу по дереву. Такая работа тоже дает отвлечение и потрясающе восстанавливает душевное равновесие.

- Правда, что вы любите разыгрывать своих близких?

- Однажды я разыграл жену Татьяну. Я долго-долго собирался (делал вид, что волнуюсь - играл в общем), а потом сказал: «Танюша, дорогая моя, любимая, жена моя, подарившая мне сына! Я посвятил тебе стихи, они - о тебе». Томил ее целый день. А на следующее утро она не вытерпела: «Ну, читай же, наконец!» То есть, «разогрел» ее по-настоящему! И я стал читать: «Бу-бу-бу, бу-бу-бу...» Помните, в мультфильме влюбленный крокодил читает корове стихи? Как Татьяна смеялась, если бы вы знали! Вот ради этого я и мурыжил ее целые сутки.

Азар Мехтиев

 

Яндекс.Метрика