навигатор

Творчество моих друзей

-- Александр, поздравляю, наконец-то вы сменили амплуа комика на характерную роль. Вы сразу на нее согласились?

-- Я соглашаюсь кого-то играть, когда мне важен, интересен характер человека, а такого, как Председатель Верховного Суда Василий Ульрих, я еще не играл. И определенная трудность в представлении этого печально памятного исторического персонажа заключалась в том, что нужно было сделать, буквально выписать эту роль очень-очень точно по взглядам, по пристройке, по паузам. Перед съемками режиссер дал мне почитать различные исторические документы, после чего мы пофантазировали, какие черты могли быть у такого, как Ульрих, человека, которому глубоко наплевать на человеческие судьбы. И пришли к тому, что злодей - он и должен быть злодеем, с крупностью и милотой внешней, равнодушно, как машина, монотонным голосом читающий очевидно несправедливый приговор, который обрекает Королева на страшные мучения. Надеюсь, все получилось достаточно выразительно, и зрителю, когда он посмотрит мой эпизод про Ульриха - героя своего времени - станет все понятно.

-- Себя в детстве хорошо помните? Каким ребенком вы были?
Я ранний - помню себя лет с четырех. Начал читать в пять лет. Мной занимались. Помню, как бабушка водила меня в детский сад. Помню своих воспитательниц. Поначалу у меня была нянька. Но она меня обижала, даже била. И как-то мама раньше пришла работы и застала это. Меня отдали в ясли. Пионерский лагерь хорошо помню. Я ездил туда каждый год и по две смены отбывал с радостью. Я никогда не был хулиганом, баловником, участвовал в художественной самодеятельности. Спорт меня никогда не интересовал.

-- У вас с детства страсть к клоунаде?

-- В школе я принимал участие во всех постановках, занимался в кукольном кружке. В четвертом классе дебютировал в роли Бабы Яги. В старших классах я часто опаздывал на первый урок и, чтобы как-то смягчить вину перед учителем, начинал разыгрывать пантомиму. Стучал в дверь класса, и когда преподаватель говорил: "Входи, Саша" - я доставал воображаемый ключ, открывал им дверь, а потом его глотал со всеми присущими звуками. К сожалению, мой "театр одного актера" нравился только одноклассникам. Учителя обычно выставляли меня за дверь. После восьмого класса учеба стала мне совершенно не интересна: меня влекла музыка. Я начал вести школьные дискотеки, а потом устроился на работу диск-жокеем на самую популярную дискотеку города. А параллельно работал в драматическом театре Верхнего Волочка, куда вернулся после армии.

-- Если бы не актерство, чем бы вы занимались?

-- Мне хотелось быть священником. Это желание возникло в отрочестве после посещения церкви на Пасху. Понравился антураж, обряд и сам священник, который, так или иначе, руководит действом. Стало любопытно. Как я сейчас понимаю, меня привлекла актерская сторона процедуры. Режиссура чистой воды. Потом только я отдал себе отчет, сколько эти люди знают, как они образованны. К вопросу о том, чтобы стать одним из них.

-- Чем вам запомнилась армия?

-- Я служил на Байконуре в космических войсках. Можно сказать, повезло, потому что мне нравилось с детства все, что связано с освоением космоса. Вы удивитесь, но я любил наряды, потому что в эти часы одиночества можно было порассуждать с самим собой, подумать, помечтать. И потом: письма от родных, степь, тюльпаны, скорпионы, ракеты. Я видел запуски ракет, так что могу оценить мощь конструкторского гения Королева. И Сергей Павлович Королев на самом деле такая грандиозная личность, целая эпоха. Очень здорово, что и кинематограф взялся проследить перипетии труднейшего периода его жизни, давление сталинской среды, которая не сломала, а только закалила этого человека. Так что я с удовольствием согласился сниматься в фильме «Королев».

-- Как вы попали в Москву?

-- В Москву я совершенно не собирался. Она для меня всегда ассоциировалась с рынком, куда я с родителями в детстве ездил за продуктами... Все решил случай. Однажды в наш театр приехали преподаватели с кафедры Щукинского училища. Им очень понравился спектакль, в котором я играл главную роль, и они пригласили меня в Москву. Поступил я сразу. Но так же быстро вылетел из училища. Поступив в "Щуку", я решил, что мне в жизни больше ничего не нужно. Вот и расслабился. Вместо учебы ночами гулял, а вечером постоянно устраивал тусовки с вином и всеми вытекающими последствиями. Соответственно, первые лекции банально просыпал. Так прошло три месяца со дня поступления. В какой-то момент терпение моих преподавателей лопнуло, и я был отчислен решением деканата "за нарушение творческой дисциплины". Меня это быстро отрезвило. Стыдно было возвращаться домой - обсмеяли бы. Через год я восстановился, и уже учился, как положено.

-- Многие актеры считают унизительным сниматься в рекламе. Как к этому относитесь вы?

-- В рекламу я попал совершенно случайно. Но именно благодаря рекламе стал популярен, поэтому отношусь к ней хорошо. Я подрабатывал в ночных клубах и чувствовал себя превосходно. И вдруг на третьем курсе в училище пришла телепродюсер Ольга, которая должна была найти мальчика на роль в рекламе. Мы с ней столкнулись в фойе абсолютно случайно. Когда меня утвердили в ролик с шоколадкой, я подумал: а почему бы не попробовать? Реклама «Твикс» для меня самая любимая. Съемки были сделаны по уму, здорово. Причем за 3 дня съемок я заработал 1800 долларов. По меркам студента я был богачом. Потом Ольга стала меня рекомендовать режиссерам кино. Всем моя работа в рекламе понравилась. Только Владимир Вольфович Жириновский сказал: «Саша, ну зачем ты рекламируешь пиво? Ты ведь поешь замечательно. Вместе с ним мы участвовали в программе «Народный артист», где я пел свою любимую песню «Журавли».

-- Вы сами любите пиво?

-- Ни пиво, ни «Твикс» я не люблю.

-- А знаменитая фраза "Здрасьте" была импровизацией или написана в сценарии?..

- Это было сиюминутно придумано на площадке. У сюжета не было достойного финала, и тогда мы вместе с режиссером в унисон сказали: "Здрасьте..."

-- Вы смешили народ в школе, в рекламе, смешите и в кино. Почему же хотите избавиться от своего комического амплуа?

-- Я устал от однобокости, однообразия ролей. Боже, если б вы знали, как мне там скучно. Ведь я знаю, что могу намного больше. Недаром же и в училище преподаватели тянули меня на серьезные работы. В дипломном спектакле я играл Эзопа в пьесе "Лиса и виноград». Я хотел бы сыграть Обломова или Гамлета. Ведь у Шекспира Гамлет толстый и страдает одышкой - прям как я.

Очень хочу сыграть настоящую любовь и даже нормальную постельную сцену, что называется, "без дураков". Быть причастным к женщине-партнерше, чтобы не фальшивить. Хочется сыграть чистые чувства.

-- У вас есть любимый тип женщин? Что вы однозначно не приемлете в женщине?

-- В семнадцать лет я считал, что женщина непременно должна была быть блондинка и т.д. и т.п. Потом повзрослел, и «внешняя оболочка» стала не важна. Любимый тип женщины - это по мягкости, по женственности - мама. Пожалуй, еще старшая сестра. Мне нравятся такие женщины, как Лена Сафонова.

А не люблю я пьяных женщин, выпивающих - смотреть неприятно, общаться тем более. Не люблю дур. Думаю: "Уж лучше б ты рта не открывала, честное слово". Главное - шарм, обаяние, внутреннее достоинство. Это словами не объяснишь...

-- Некоторые мужчины предпочитают иметь дело со стервами - так интереснее. А ваша спутница обязательно должна быть ласковой, нежной?

-- Внимательной, заботливой, но в меру. Очень важно, чтобы она чувствовала настроение и не лезла со своими разговорами, когда хочется побыть одному. Если захочу, я поделюсь своими проблемами. А не надо из меня тащить клещами, обижаться, что мало внимания уделяю.

-- В одном из интервью вы сказали, что вам везет.

-- Да, прежде всего, на встречи с людьми.

-- А негативного опыта в общении совсем не было?

-- Было, было. Например, не отдают взятые в долг деньги. И это ужасный момент, просто отвратительный. И дело не в самих деньгах. Ты к людям относишься уважительно, с добротой, а тебе раз... Не звонят, исчезают. В общем, перестал давать. Да и вообще понял (может, поздновато) - можно тепло общаться, целоваться, обниматься, смотреть в глаза, но при всем том, как ни жестоко, нужно рассчитывать только на себя.

-- Многие, наверное, представляют вас "белым, мягким и пушистым", думают: "Он все простит"...

-- Нет. Хамства я не люблю. Могу поставить на место. Правда, стараюсь не допускать бурной реакции. Нужно уметь держать себя в руках.

-- Кричать не можете?

-- Я все могу. Вопрос: "Зачем?" И так в жизни столько негатива. Надо жить другими категориями: мягче, не столь категорично. И потом, у меня есть возможность выплеснуть какие-то вещи на сцене...

-- А друзья у вас есть?

-- Мне хочется в это верить. Но порой наказывают за доверчивость. Было и разочарование, но чаще - растерянность от низких поступков. Человек при этом может смотреть в глаза, что-то говорить, обнимать тебя, целовать... А ты стоишь... Как правило, в таких случаях я ничего не говорю. Но так мерзко становится. К счастью, есть люди и преданные, и порядочные.

-- Вы научились разбираться в людях, хороший или плохой?

-- Я всегда обращаю внимание на интонации голоса, выражение глаз и делаю глобальные выводы. Почти всегда могу определить, что человек лжет. Слава богу, пока еще никогда не ошибался в людях. Не считаю себя хорошим психологом, но думаю, что у меня есть нюх на людей, который верно мне служит.

-- Вы можете охарактеризовать себя?

-- По словам моей мамы, меня можно одурачить «на раз», хотя я уже так не думаю. Людям верю. Я человек не закрытый. Не какой-то одинокий волк. То есть во мне есть качества, присущие моему герою Лариосику из спектакля «Белая гвардия», кроме, наверное, сиюминутной влюбленности. Хотя я ценю все красивое: и нутро, и внешние формы и т.д. Все это я отмечаю про себя, просто об этом не говорю. Или говорю в редких случаях. Но когда красиво - это красиво.

-- На экране вы комик, а в жизни?

-- А я не очень веселый человек. Мне хотелось бы, чтобы русские артисты жили не хуже, чем актеры в Европе и Америке. Это же профессия. Неужели не понятно, что актер - лицо страны? Лицо нации. Актер не должен быть нищим. Он должен быть богатым, счастливым и заниматься профессией.

- Есть ли у вас своя формула успеха?
- Не знаю, вопрос не ко мне. Успех - он же относителен. Я вот, например, считаю, что у меня многое впереди. Толком-то еще не сделал ничего. Хочется нового уровня созидания. Чего-то более серьезного. Например, сыграть Короля Лира. И всегда только своим делом заниматься. А славословие - неблагодарная вещь. Надо трудиться, трудиться и добиваться своего. А не слезы лить и слюни пускать.

-- Ваша популярность помогает вам?

-- На уровне ГАИ, на уровне какого-то быта. А в профессии каждый раз нужно что-то доказывать. Я же на данный момент «не в обойме»...

- Как вы отдыхаете?
- Очень люблю спать. И могу много спать, часов двенадцать. Правда, не часто это получается. Мне комфортно дома, на даче у мамы. С удовольствием сижу возле дома на лавке часами и втихаря курю. Люблю готовить под настроение, и когда есть время и из чего. Если есть свободное время, я клею модели. Покупаю в магазине готовые запчасти и делаю машинки, мотоциклы, но это очень трудоемкий процесс. В моем увлечении находит пользу только мой племянник, которому перепадает большинство моих поделок.

-- Какие у вас «отношения» с автомобилем?

- На втором курсе училища уже купил "Волгу" ГАЗ-2410. Ну а после той "Волги" покупал только "Мерседес». Это ж порода. Там даже двери закрываются не как консервные банки. А на присосках, притягивающие. Очень люблю водить, очень люблю ездить. Испытываю неимоверное удовольствие от этого. Даже в пробках спокоен. Но в технике я - «ноль». Как-то я подъехал ко МХАТу. У меня был "Мерседес", который пожирал масло. И я подливаю его, а тут тихонечко подъезжает Олег Павлович и говорит: "Только не делай вид, что ты в этом разбираешься". Покупая машину, я выбираю ее с точки зрения эстетики, а не за какие-то технические качества. Я приверженец "Мерседеса". В цветовой гамме уважаю автомобили черного и синего цвета. Есть утверждение, что у мужчины должны быть черного цвета кейс, носки и "Мерседес". Для того, чтобы мой автомобиль всегда выглядел как только что выехавший из рекламного клипа, я регулярно приезжаю в техцентры на мойку, химчистку салона и полировку кузова.

-- Какую одежду предпочитаете?

-- Я консервативный человек в этом плане. Одеваюсь по настроению. Но люди смотрят. И абы в чем не пойдешь. Никогда не оденусь кричаще. Марка не важна. Важна строчка.

-- А как должен выглядеть ваш дом?

-- Сейчас мне нравится загородный дом, потому что только там, на природе, можно отдохнуть. Богатый интерьер мне ни к чему. Вычурность не люблю. Должно быть уютно, тепло. Для меня важна атмосфера помещения. Я допускаю бардак, наваленное белье, не вижу в этом большого преступления, хотя, конечно, порядок приятнее. И когда ко мне приходит домработница - милое дело. Но сам я не всегда на это способен.

-- Вы когда-нибудь пытались худеть?

-- Я сбрасывал до десяти килограмм. Но это на мне не очень заметно - слону дробина. После шести не ел. Много было всего: от тайских таблеток до иголок. Но я считаю, что тайские таблетки - это ширма, вроде бы ты уже и не ты, потому что от твоей воли тут ничего не зависит. Олег Павлович Табаков предлагал мне проглотить какой-то надутый мешочек, какую-то емкость с гелем, чтобы радикально уменьшить желудок. Но я на это не пошел. Вообще, многие из тех людей, которые ко мне хорошо, трепетно относятся, от души советуют мне приводить себя в порядок. Потому что с моей фактурой, как это ни плачевно, ни обидно, ничего не поделаешь - существует момент узкой специализации. Чем стройнее, тем шире диапазон ролей. Но я не комплексую по поводу своих 135 кг, наоборот ставлю себе плюс: «Где вы еще найдете толстых и хороших артистов?»

-- У вас были кумиры?

-- Кумиров никогда не было. А эталонами в профессии считаю Жана Габена, Евгения Леонова и Фаину Раневскую. Люблю наше кино 60-80-х годов и комедии с Луи де Фюнесом.

-- Какую музыку любите?

-- Предпочитаю современной музыке русские романсы, которые сам исполняю под гитару и фортепиано.

Азар МЕХТИЕВ

Яндекс.Метрика