навигатор

Творчество моих друзей

-- Алена, почему вы считаете себя «южной» девушкой, ведь вы родом из Минска?

-- Нет, родилась я 14 августа в Крыму, потому и считаю себя «южной» девушкой: в самую термоядерную жару расцветаю, а вот холод не переношу. Во мне намешаны русская и четверть украинской крови, прадедушку звали Андрий Забияко. Папа мой был военным летчиком, высокий, красивый и смелый, я им несказанно гордилась. Мама-филолог. Красивая, умная и целенаправленная. В общем, детство у меня было очень счастливым, и взрослеть мне категорически не хотелось. Мы переехали в Минск, когда папу перевели в Белоруссию. Здесь я пошла в школу с музыкальным уклоном, и этим судьба моя была решена.

-- Вы помните свою первую любовь?

-- Мне приятно, что я с детства кого-то вдохновляла, то есть очень рано стала музой. Впервые это случилось еще в шестом классе. Мальчик Рома, который меня очень любил, посвящал мне кантаты и оратории. А еще постоянно подкармливал меня вкусным печеньем. Еще один влюбленный парень постоянно меня рисовал. Когда его забрали в армию, присылал мне мои портреты, написанные по памяти. Правда мне они не сильно нравились, потому что я считала, что в реальности я гораздо краше. Однажды я пошла обедать в Дом писателя. За соседним столом оказались мужчины, которые весь обед не сводили с меня глаз. А под конец подошли с вопросом: «Девушка, а вы письменница?» я ответила: «Нет». Тогда они утвердительно сказали: «Тогда, вы муза!» я покинула ресторан в очень хорошем настроении, преисполненная гордости и широко раскрыв плечи. Кстати обеды в Доме писателя не прошли даром в 2002 году меня приняли в Союз писателей России за мои рассказы. Я понила, чтобы стать настоящим писателем, нужно просто каждый день писать. К сожалению, из нехватки времени у меня это не получается. Хотя в последнее время мне все больше и больше хочется писать.

-- Правда, что вы мечтали о карьере драматической актрисы?

-- У меня никогда не было большой тяги к актерству, потому что меня интересовала музыка. Но за компанию с друзьями я ездила в Москву поступать в школу-студию МХАТ. Где дальше прослушивания не прошла за свой внешний вид.

-- И какой у вас был вид?

-- Я выглядела очень смешно в черной длинной юбке, черной блузе, этакая черная вдова, которая трагическим завывающим голосом читала отрывок Гарсия Лорки. Но самое ужасное было то, что была практически лысая, так как у меня был «закос» под Анне Леннокс. Короче, я спугнула приемную комиссию, и мне пришлось возвращаться в Минск.

-- Однако вы все же стали актрисой Театра имени Горького в Минске.

-- Да один мой приятель рассказал, что в Русском драматическом театре имени Горького проходит прослушивание на главную роль. Поскольку делать мне было в тот момент совершенно нечего, я решила туда заглянуть. Я не надеялась, что мне предложат работу. И на прослушивании я просто валяла дурака. Люди, которые меня смотрели, оказались очень приятными, поэтому я не зажималась, с радостью выполняла все их задания. «А вы можете сейчас встать вот так?» - «Да, конечно» - «А пройтись вот этак?» Словом, когда после моего дуракаваляния эти люди сказали, что берут меня в штат, хотелось просто упасть и хохотать - настолько это предложения казалось нереальным и несерьезным. Довольно скоро я стала настоящей примой в театре. Спектакль «Амфитрион» стабильно собирал аншлаги.

-- А как получилось, что вы уехали в Москву?

-- Мне кажется, человек должен использовать все возможности, которые предоставляет ему жизнь. Даже если на первый взгляд они не принесут тебе ни выгоды, ни славы. Со мной произошла невероятная история, которой я как авантюристка воспользовалась.

-- Можно поподробнее?

-- Я выступала на разогреве в концерте популярного тогда Богдана Титомира. Тот концерт у меня был первым, платили мне за него три копейки, а я уже была звездой театра. Так что по большому счету не было ни одной причины, по которой мне стоило петь на том концерте. Но я все же выступала. И директор Титомира, Юра Рипяк сказал, что я хорошо пою, и спросил кассету с моими записями. Я дала ему кассету, хотя поначалу не отнеслась к его предложению серьезно. Подумала: ну вот, какой-то дядька вешает мне лапшу с дальними целями. А через пару недель Юра мне перезвонил, сказал, что нашел деньги. Честно признаться поначалу я заподозрила его в неблаговидных целях, но Юра пришел меня встречать с молодой женой. Так что необходимость держать оборону отпала сама собой.

-- В Минске вы уже добились признания, а не страшно было уезжать в неизвестность?

-- После звонка Юры мне надо было предпринимать какие-то решительные шаги: бросать театр, дом, семью, и ехать на пустое место, без каких-либо гарантий. Короче, тот мой поступок из серии авантюр, которые, я считаю, иногда обязательно нужно совершать. Несмотря на то, что все мне говорили, что моя затея полный бред, что надо обо всем забыть и сидеть спокойно, играя в своем театре. Я все же рискнула, и благодарна судьбе за предоставленную возможность, осуществить мою мечту. Огромное спасибо родителям, которые развязали мне руки, взяв на себя заботы о своем внуке. Сын был совсем еще маленьким, и брать его собой было бы безумием. Муж считал, мой бзик - вещь проходящая, и скоро все вернется на круги своя. Но, приехав в Москву, я поняла, что не вернусь уже никогда. Хотя еще я понимала, что совсем не готова к новой жизни: мои прежние заслуги здесь никого не интересовали, да и вообще Москва - не ласковая барышня. Помню, прочитала тогда книжку Лимонова «Это я - Эдичка» и поразилась созвучию своего состояния с тем одиночеством, которое буквально кричит со страниц.

-- А сейчас вы уже можете назвать Москву родной?

-- Да. Но прошло четырнадцать лет. Теперь вообще все иначе: здесь друзья, дом, два года назад перевезла сюда родителей, брата. В Москве родился второй сын и этим окончательно пустил корни нашей семьи в этом городе. Я вообще тот человек, у которого произошло так называемое «сбытие мечт». Вот мне часто задают вопрос: «О чем вы мечтаете?» а я, честно говоря, не могу даже представить, о чем таком еще можно мечтать. Потому что сбылось все, даже самое невероятное. А раз так, то и остальное исполнится. Мечта - это ведь нечто совершенно бесплотное, неосуществимое, а мне получается, и мечтать не надо. Желать, разве что.

sviridova_avt-- Что же вам казалось таким невозможным?

-- Вот именно то, что все-таки произошло, я стала артисткой. По идее это пример из области фантастики. Мне совершенно не импонировала советская эстрада, а то, к чему стремилась я, до определенного момента не имело в нашей стране никакой ценности. Но ведь случилось же! Еще в пять с половиной лет я нарисовала картинку, где изобразила красный занавес, сцену, на которой у микрофона стоят певица в длинном платье и двое музыкантов. Этот рисунок и сейчас висит у меня дома как доказательство чуда.

-- Алена, давайте вернемся к тому моменту, когда вы приехали в Москву, как вас приняли в кругах шоу-бизнеса?

-- Тогда из каждого ларька неслась песня про Ксюшу из плюша в исполнении Апиной, эстетские изыскания девушки приехавшей из Белоруссии казались бесперспективной. Только два человека верили в меня - это Юра и Саша Шевченко, который дал деньги на мой проект (продюсер Алсу). Все остальные говорили, что моя музыка - полная лажа. Работа над первым альбомом длилась целый год. И мне иногда хотелось собрать чемоданы и уехать обратно в Минск. А потом на экранах появился клип «Никто и никогда» с Игорем Верником в главной роли, который за один день сделал меня всесоюзной знаменитостью. Что касается шоу-бизнеса, то первое время я была вообще одна-одинешенька, что для меня не характерно: я человек коммуникабельный и легко завожу новые знакомства. Но Москва не то место, где можно быстро найти друзей. Здесь нужно кем-то быть, чтобы с тобой хотели дружить, причем не в будущем, а именно сейчас, в данную минуту. Даже те люди, с которыми я работала - Юра, аранжировщики, съемочная группа после трудового дня разъезжались по домам, а я оставалась одна в своем гостиничном номере. Я была тогда как крокодил Гена, который очень хотел завести себе друзей. Так длилось до тех пор, пока не появился клип. Сразу после эфира мир изменился. Раньше, когда я говорила, что я - певица, все относились к этому скептически, похихикивая: «Откуда вы, говорите? Из Минска? А это где? Я постоянно чувствовала унижение, ко мне относились, как к лимитчице. Может, это было не так явно, но я, как человек тонкой душевной организации, ощущала себя полным уродом. И вдруг после клипа те же люди стали первыми здороваться со мной и пытаться завести знакомство. И я вдруг обиделась - ведь я осталась той же, что и полгода назад, после появления моего клипа на экранах я не стала лучше, ни красивее. Я очень долго жила с этой обидой: как же так, разве не было видно с самого начала, что я такая хорошая?

-- Значит, в шоу-бизнесе дружба невозможна?

-- Возможна - когда ты кто-то. Если ты никто, какая же дружба? Все остаточно четко поделено на классы, на касты. Демократизм, к сожалению, возможен лишь в детстве. Даже если ты оказываешься на равных ступеньках социальной лестницы с друзьями детства вы все равно поддерживаете добрые отношения.

-- То, что у вас нет продюсера - это принципиальная позиция или просто не сложилось?

-- А я не интересна продюсерам. Их интересуют люди, на которых можно безгранично влиять, в компании с которыми можно исполнять роль первой скрипки, Карабаса Барабаса, если хотите. А артист так - марионетка: что ему скажут, то он и делает. И при данном раскладе на сцене работают либо бессловесные статисты, которые потом получают по три копейки за выход, либо действительно талантливые люди, но связанные с продюсером какими-то более тесными, нежели профессиональные узами. Так или иначе, имеет место диктат, а как раз этого я категорически не приемлю ни в творчестве, ни в жизни. Поэтому продюсеры предпочитают обходить меня стороной. Хотя я бы не отказалась от продюсера, который занимался бы некоторой корректировкой моего творчества. Потому что фонтан из меня бьет, а вот придать ему нужное направление не всегда получается. Я ведь подчас объективно не могу оценить то, что делаю. Помню, показывала друзьям «Бедную овечку» и дико извинялась: «простите, ничего серьезного, прикол». И потом долго сомневалась, когда убеждали, что песня будет иметь популярность. Так что на самом деле беспристрастный профессиональный взгляд со стороны был бы мне очень полезен. Но я готова принять продюсера только как равного партнера, советчика, а не как диктатора.

-- Алена, вы поете, пишите свои песни, играете в театре. Как вы все успеваете?

-- Известный американский психолог писал: человек за свою жизнь должен поменять семь профессий, чтобы раскрыть весь потенциал, заложенный природой. Может в чем-то новом человек добьется наибольшего успеха. Поэтому мне интересно попробовать себя в различных жанрах творчества. Мне интересно было попробовать себя в роли телеведущей. Сейчас мне интересно играть в театре, в кино. Мечтаю сыграть Анну Каренину. Многие видят трагедию Карениной в том, что она не могла развестись с мужем. Но мне кажется, что дело в другом. Когда Вронский получил в руки безумную любовь Анны, он стал ею тяготиться. А она все поставила на Вронского, а потом поняла, что ее единственный ускользает от ее.

-- Рождение ребенка повлияло на творчество?

-- Оно вообще на все повлияло. У меня в голове случилось прояснение. Сцена, творчество - это безусловно, важно, но говорить, ах, я занимаюсь Искусством с большой буквы сейчас просто смешно. Делаю то, что мне нравится. Я себе все доказала: музыку писать умею, стихи, прозу тоже. Да и вообще многое умею. Я точно знаю, что, если очень захочу чего-то, обязательно сделаю. Возможно, будь я человеком, несостоявшимся в профессиональном плане, до сих пор терзалась бы смутными сомнениями по поводу своего предназначения. Сейчас же просто радуюсь своему ребенку, своей семье. И еще знаете, существует реальное ощущение того, что меня стало как минимум в два раза больше. Это же свой ребенок, он не отнимает, а придает мне сил.

-- Быть мамой в юном возрасте и в зрелом - это разные ощущения?

-- Абсолютно. Когда родился Василий, я воспринимала его как младшего брата. Тогда в нашей семье главной была моя мама - она за все отвечала, обо всем заботилась. Не знаю, может, у меня позднее развитие, но я долгое время не ощущала себя взрослой. Другое дело сейчас. Я полностью осознаю, что я - мама.

-- Правда, что в детстве вы больше дружили с мальчиками?

-- Да, я с детского сада дружу с мальчишками, являюсь их поверенной. И, вообще, была похожа на мальчишку. С ними интереснее - играть, драться. Но свою женскую сущность я не забывала. Когда меня в детском саду поцеловал мальчик, мне было очень приятно. Я всю жизнь нахожусь в мужской компании, работаю с мужчинами, поэтому мне можно писать книги по мужской психологии.

- Вы самостоятельная женщина, как вы думаете, можно делать в жизни ставки только на мужчину?

- Я считаю, что такой путь тупиковый. Но несмотря на многовековой жизненный опыт, женщину ничему ошибки не учат. Мы знаем, что так делать нельзя, но все равно кидаемся в омут с головой. А потом расплачиваемся за ошибки. Потому что все женщины - существа эмоциональные.

- Когда вы пишите свои песни?

- В основном ночью. И не люблю показывать никому промежуточных вариантов. Раньше когда сын был дома, я давала ему законченную песню, и если он ее слушал несколько раз, я понимала, что песня удалась.

- Что вам нравится в людях, и что нет?

- Мне нравятся искренность, доброта. Не люблю, когда перекладывают ответственность на чужие плечи.

Азар МЕХТИЕВ

 

Яндекс.Метрика