навигатор

Творчество моих друзей

- Вячеслав Василевич, кем Вы мечтали быть в детстве и когда решили стать актером?

- Родился я в городе ткачей, в подмосковном Павловом Посаде. Мама работала в детском саду воспитателем, отец - механиком по ткацким станкам. Я был обычным ребенком, играл в футбол, лазил в чужие сады за яблоками, собирал на улице чинарики, иногда дрался, ругался матом. Выколол подростком на левой кисти «Слава»: все писали имена своих девушек, а у меня не было, поэтому я выколол свое имя. Когда стал сниматься в кино, пытался вывести, но не получилось. Так что пришлось с наколкой играть и князя, и Штирлица.

В школе я не участвовал ни в какой самодеятельности. Просто насмотрелся довоенных фильмов и захотелось стать артистом. Но мне неудобно было об этом говорить. Детство пацанов военных, да и послевоенных лет было сложное, приходилось много работать и на огороде, и у станка, и вагоны разгружать...

После школы со своими друзьями пошел в ремесленное, а потом работал в цехе. Однажды наклонился слишком низко к детали и запорошил глаза металлической пылью. Тогда ведь никаких масок или защитных очков не было. На время потерял зрение. Мама отвела в больницу. Доктор тонким магнитом вытянул пыль из глаз. Глаза сильно резали, но постепенно зрение ко мне вернулось. Поехал в Москву поступать в автомеханический институт, но по дороге передумал и поехал на «Мосфильм» посмотреть, как снимается кино. А там меня вахтер отправил во ВГИК.

В то время моим кумиром был Петр Алейников. Я прочитал, что он из простой семьи приехал в Москву из Белоруссии и стал звездой. Его пример определил мой жизненный путь.

- Во ВГИК поступили легко?

- Так как мое поступление было спонтанным, то у меня не было возможности хорошо подготовиться, поэтому по актерскому мастерству я провалился. Но мне помог счастливый случай. Когда я узнал, что не поступил, то прямо на лестнице разрыдался от обиды. И вот в таком положении меня увидел профессор Борис Бибиков. Я стал просить его взять меня. Он похлопал меня по плечу и сказал: «Успокойся, я тебя возьму с испытательным сроком в один семестр. Приходи в сентябре учиться на мой курс». Так я поступил на актерское отделение ВГИКа в мастерскую Пыжовой и Бибикова (помните профессора из комедии «Приходите завтра»?) Мне приходилось много заниматься, чтобы оправдать мое зачисление. Жить мне было негде, и я каждый день ездил домой в Подмосковье. Приходилось вставать рано и в 5.30 утра садиться в рабочий поезд и ехать в Москву. В середине вагона находилась буржуйка, и я протискивался к ней, чтобы отогреться. И так ездил каждый день. Спал по несколько часов, но был счастлив.

- Первая роль, наверное, запомнилась на всю жизнь...

- В двадцать лет, на втором курсе мне повезло сыграть в фильме «Молодая гвардия». Сергей Герасимов занял в своем фильме свой курс, который был на год старше нашего. Но из-за того, что им не хватало ребят, Герасимов взял нескольких с нашего курса. Так я получил роль краснодонца Володи Осмухина. Когда первый раз увидел фильм, то подумал: «Какой у меня длинный нос! Совершенно не актерская внешность». Потом, разговаривая уже со сложившимися актерами, выяснил, что комплекс гадкого утенка испытывают многие начинающие артисты. И совсем другое самочувствие, когда уже овладел этим мастерством. Такое ощущение, как будто у тебя вырастают крылья. Позже я с отличием окончил институт и пришел в Театр-студию киноактера. Затем были сугубо положительные роли красивых молодых людей. В те годы таких однозначных героев называли «голубыми», не вкладывая в это слово современного смысла.

- Следующим этапом у Вас был фильм «Дело было в Пенькове»?

- Познакомившись с режиссером Станиславом Ростоцким, я сыграл роль Матвея Морозова - человека не однозначного, способного на необузданные поступки. Полоса однообразных ролей закончилась. Мне легко было играть рабочего человека. Ведь все мои предки были из рабочей среды. Фильм мне понравился, а вот моей дочке - нет. Когда Аня была ребенком, я предложил посмотреть ей фильм, чтобы она увидела, какой папа был молодой красивый. Аня посмотрела несколько минут, а потом заявила: «Папа, сейчас ты намного лучше!», развернулась и ушла.

С дочкой у меня связано много воспоминаний, вот, например, был такой случай. На даче в лопухах я спрятал большой арбуз, а потом сказал дочке и ее друзьям: «Посмотрите, какой арбуз вырос у меня в огороде». Отвел ребят в лопухи, где они и нашли арбуз и тут же поделили. Причем они нисколько не удивились, как мог арбуз в Подмосковье среди лопухов вырасти.

- Правда, что Вы хотели бросить актерскую профессию?

- Знаете, мой дед был машинистом товарного поезда, но очень любил читать. У него настольной книгой был роман «Война и мир» Льва Толстого. Вечером за чаем дед зажигал керосиновую лампу и читал вслух «Войну и мир». Если ему было что-то непонятно, он задавал вопросы мне. Я несколько раз перечитывал роман. Я очень хотел и одновременно боялся роли Андрея Болконского. Все знакомы с романом Толстого со школы, и у каждого в воображении свой образ этого героя. Роль Андрея стала частью меня самого. Бондарчук не хотел меня снимать, но его попросила Фурцева, тогдашний министр культуры СССР. Бондарчук, увидев мои ручищи, сказал: «Как же ты с такой «лопатой» будешь князя играть, у князя ведь ручка маленькая?» Но затем согласился, что руки можно спрятать в перчатки. Моя роль в фильме Бондарчуку не понравилась. После просмотра картины было много критических отзывов о моей работе. Я пришел в отчаяние. Стал считать, что действительно далеко не везде дотягивал до образа Андрея Болконского. В общем, засомневался в верности выбранного пути.

- И как же Вы вышли из этого состояния?

- Станислав Ростоцкий предложил сыграть роль учителя истории Мельникова в фильме «Доживем до понедельника». Я дважды отказывался, потому что после четырех лет, проведенных в мире Льва Толстого, не хотел играть роль учителя. Решился после того, как Станислав поставил жесткое условие: «Если ты мне друг - будешь играть». Фильм имел огромный успех, а мне он помог снова поверить в себя. Я благодарен Ростоцкому за фильм «Белый Бим Черное ухо». Ведь у меня с детства любовь к братьям нашим меньшим. Без зверей я не представляю свою жизнь. У меня помимо кошек, собак были голуби, рыбки, уж, поросенок, козочка. Когда я поступил в институт, то на следующий день отец собрал всех голубей в бельевую корзину и вынес на улицу, сказав при этом: «Славку приняли в институт, так что разбирайте голубей, кто хочет». Ну а с псом, который Бима играл, мы очень сдружились... Я очень люблю природу, поэтому все время живу на даче. Посижу пару часов с удочкой на речке - и вроде душой свежий воздух глотнул. Нигде так не отдохнешь, как на природе.

- Какую из своих ролей Вы считаете самой большой удачей?

- Если бы я сыграл всего одну роль, то все равно бы вошел в историю. Фильму «Семнадцать мгновений весны» в этом году 30 лет, но он до сих пор очень популярен. Для меня загадка, почему люди разных возрастов, поколений так единодушно его приняли. Примерить мундир штандартенфюрера очень стремился ставший известным после «12 стульев» актер Арчил Гомиашвили, но после такой роли он не мог играть советского разведчика, поэтому роль предложили мне. Задолго до фильма я познакомился с человеком, который был долгое время разведчиком в чужой стране. Он мне рассказывал, что самое страшное было - заговорить во сне по-русски. О нем снят фильм «Мертвый сезон». Когда Савва Кулиш стал снимать фильм, то мой знакомый просил режиссера, чтобы его в фильме играл я. Но Кулиш предпочел Донатаса Баниониса. Тогда я обиделся на него, но потом понял, что если бы я сыграл в фильме «Мертвый сезон», то не попал бы на роль Штирлица-Исаева.

Кстати, член Политбюро ЦК КПСС Михаил Суслов, просмотрев «Семнадцать мгновений весны», высказался за то, чтобы фильм запретить. По его понятию, не был показан подвиг советского народа в войне. Но в защиту фильма высказался председатель КГБ СССР Андропов, заявивший: «Весь советский народ не мог служить в аппарате Шелленберга». Я знаю, что в дни демонстрации сериала улицы пустели, все собирались у телевизора. Я помню, что везде, где бы я ни был, ко мне подходили люди, благодарили и спрашивали: «Ты нам не рассказывай содержания фильма, только скажи, останется Исаев жить или нет?»

Татьяна Лиознова подобрала замечательный состав актеров. Очень хорошо сыграли Ростислав Плят, Женя Евстигнеев. Я до сих пор с большим удовольствием вспоминаю работу над фильмом с теми актерами, которые в нем снимались. До самой смерти мы дружили с Юлианом Семеновым. Встречи с ним оставили неизгладимый след в моей памяти. Он был добрым, очень эрудированным человеком. Мне очень приятно, что когда я встречался с молодыми разведчиками, они говорили, что выбрали эту профессию, посмотрев «Семнадцать мгновений весны». Мой герой давно перешагнул границы экрана и вошел в сознание людей, в их быт и фольклор.

- Как Вы относитесь к анекдотам о Штирлице-Исаеве?

- Анекдоты о своем герое я вежливо слушаю, но не люблю - надоели. Но для вашего издания расскажу один.

Штирлиц зашел в кабинет Мюллера. Тот увидел его и сразу упал в обморок. «Нервишки», - подумал Штирлиц, поправляя буденовку.

- А можно для наших читателей пару курьезов от Вячеслава Тихонова.

- Разведзадания я выполнял не только в кино, но и в жизни. Например, во время гастролей по Латинской Америке меня попросили не в дружбу, а в службу передать агенту в Аргентине секретный пакет. Я выполнил это задание с честью. Кстати, в случае провала я должен был... съесть послание. К счастью, этого делать не пришлось.

...Недавно на даче мне стало плохо с сердцем. Время позднее, врачей рядом нет. Правда, неподалеку военный госпиталь, туда меня родные и привезли. Доктор в приемном отделении заполняет карту: «Фамилия, имя, отчество?» Я говорю: «Тихонов Вячеслав Васильевич». Он спрашивает дальше: «Воинское звание?» - «Штандартенфюрер», - отвечаю. Доктор наконец-то поднял глаза, вгляделся: «Ох, извините, не узнал...»

- Ваше кулинарное пристрастие?

- Очень люблю жареную картошку, залитую яичком. Раньше хорошо готовил сам, а сейчас меня балует дочка.

- Расскажите о Вашей дочери.

- Аннушка окончила ВГИК и снялась в десяти фильмах. Мне приятно, что у вас в Беларуси она получила приз «За лучшую женскую роль». Аня хорошо поет, танцует. Я рад успехам дочери. К сожалению, мой сын, который окончил Щукинское театральное училище, умер в 40 лет. Поэтому единственная радость у меня Аннушка.

- Ваши отношения с поклонниками?

- У меня сложились с ними хорошие, теплые отношения. У меня было много творческих встреч, которые были взаимно приятны. Сейчас очень сложное время, но люди, встречаясь со мной, улыбаются, и это вдвойне приятно. Хотелось бы еще сыграть, ведь этого ждут мои поклонники, а мне не хочется их огорчать.

Азар Мехтиев

 

Яндекс.Метрика