навигатор

Творчество моих друзей

- Владимир Натанович, вы много лет выступаете перед огромной аудиторией. Волнуетесь ли перед каждым концертом, или это уже прошло?

- Нет, волнение с годами не проходит. Я волнуюсь даже при застолье с друзьями. Кстати, за трапезой я даже веселее, чем на сцене. Чувство выхода в зрительный зал - особое, независимо от того, метр ты или начинающий артист. Ведь выходишь на встречу с друзьями: враги на концерты не ходят. Вы можете себе представить, что может купить билет тот, кому артист не симпатичен, а потом еще и два часа его терпеть?

Самые кульминационные 10 секунд - пока не дойдешь до середины сцены. А как только заговорил со зрителем, уже легче - начинается обмен энергией. Когда же в первом ряду сидит мама, для меня это высшая критика. Маму я слушаю с детства, тем более, что в школе она была у меня классным руководителем, преподавала русский язык и литературу.

- Она вам привила любовь к литературе?

- Да, я до сих пор много читаю. Особенно обожаю Жюля Верна.

- За что бы вы сейчас извинились перед матерью?

- За то, что на уроках отвлекался на девочек. 1 января маме исполнилось 80 лет. Я подарил ей большой портрет, который заказал у известного художника.

- Вы с детства мечтали стать артистом?

- Да. Однако сначала окончил строительный техникум в своем Курске. Я очень часто бываю в Курске. Я - почетный курянин. Меня здесь знают, помнят, встречают.

- О вас ходит много слухов...

- Они рождаются из ничего. Как-то мама пригласила Аллу Пугачеву к себе в Курск. Она приехала с тогдашним мужем Евгением Болдиным. Я водил ее по городу, показывал достопримечательности. Затем по городу пошли слухи, что Пугачева приезжала с родителями знакомиться. А мужа взяла, чтобы тот был в курсе событий.

- Но вы уже давно семейный человек...

- С женой Тамарой мы отметили серебряную свадьбу. Она уже 8 лет на балетной пенсии. Дочери исполнилось 16 лет. Дочка занимается балетом, но у нее получается и пародировать. Еще рано судить, отдыхает ли природа на детях. Я сказал Насте: «Я могу договориться с директорами и администраторами, но я не договорюсь со зрителем. Так что или супербалерина, или домашняя хозяйка». Она хочет и то, и другое.

- Что вы считаете успехом?

- Я думаю, успех - это когда в зрительном зале нет мест. И когда, например, милиционер останавливает твою машину, а потом говорит: «Извините, что побеспокоил». Приятно, что так реагируют не только постовые, которые помнят нас молодыми, но и новое поколение, называющее по имени-отчеству.

- Как относитесь к званиям?

- У меня есть один знак, который мало у кого из артистов есть, - «Отличник милиции». Есть и другие «награды», которые нашли своего героя: «Знак Почета», который давали раньше, и новый - «Орден Почета». Я надевал все ордена и медали только один раз, и то - на жилетку под пиджак. Министр культуры Михаил Швыдкой, с которым мы, кстати, учились в одно время в ГИТИСе, на официальном мероприятии вручения очередного знака объявляет: «Владимир Винокур». Я выхожу, открываю борты пиджака и обнажаю иконостас, а министр мне «Повернитесь к народу». Конечно, награды приятно получать, но признание зрителей дороже.

- Вы оправдываете фамилию?

- Во время горбачевской антиалкогольной кампании мне советовали сменить ее на Сокодав. К «вину» я отношусь нормально, с «курами» теперь завязал - худею, издеваюсь над собой. Теперь у меня на ужин только кефир и виски. Кстати, за концерт я теряю около килограмма.

- Как вы поступаете со своим старым гардеробом?

- Сбросить 20 килограммов - не шутка. Самое страшное - это переделать костюмы прежнего размера. Я принес их Вале Юдашкину ворох, целую машину концертных смокингов. Теперь вопрос в том, чтобы не пришлось везти вторично по обратному поводу. Но я буду держаться насмерть. В доме балерины не стану нарушать режим.

- Вы любвеобильны?

- Ориентацию я не менял. А время партсобраний прошло.

- Любовь женщины - это подарок судьбы или все-таки реакция на ваш успех?

- Любовь «за успех» сомнительна. Я поверил женщине, которая вышла замуж за меня-студента, стажера театра оперетты: 90 рублей в месяц. С Тамарой мы живем уже 27 лет. Я вообще намного внимательнее отношусь к своим старым друзьям, дружба с которыми исчисляется десятилетиями, чем к новым знакомым.

- Друг познается в беде?

- Во всем. Когда в Германии после аварии я был приговорен немецкими врачами, уже в нашем военном госпитале меня собрали по кусочкам, я заставлял себя по ночам разрабатывать ноги - это было гестапо. Что ждало впереди? Да, у меня есть специальность - техник-строитель, а еще маляр-штукатур, плотник, каменщик-бетонщик. Но ведь я артист. Меня поддерживали друзья. И по выписке я попросил свозить меня к немцам и станцевал им цыганочку. Наши врачи - гениальные люди, их работа - каждодневный подвиг. Единственное, чем я мог отблагодарить моих травматологов - попросить министра обороны Павла Грачева, проведавшего меня, ускорить присвоение каждому из них звания полковника. А потом с концертами приезжали в госпиталь мои друзья - Кобзон, Киркоров, Ротару, Лещенко и многие другие.

- Недавно был юбилей у вашего друга Льва Лещенко. Устаете ли друг от друга?

- Устаем, и даже бывают перепалки. Спорим и ругаемся, но это не главное. Главное - желание быть вместе.

- Правда, что вы с Лещенко любите друг друга разыгрывать?

- Да, мы мастера розыгрыша. Купили три года назад в Берлине с Левой одинаковые концертные туфли. Я незаметно подложил ему два левых, а себе взял два правых. Утром прилетели в Москву, я позвонил Леве и говорю: «Представляешь, мне продали туфли на одну ногу». Он ответил, что ему тоже, но заметил это еще в Берлине и обменял свои в магазине... А в прошлом году праздновали мой день рождения. Гости разошлись под утро. Только уснул - звонок: «Вовчик, мы не можем уехать вынеси ведро воды, чтобы машина завелась». Вышел во двор с ведром воды, в одних трусах. Машины нет. Дворник спрашивает: «Кого ищете?» Отвечаю, что Лещенко просил ведро воды, чтобы завести машину, а он в ответ: «До чего же прогресс дошел! Машины на воде ездить стали». После его слов до меня дошло, что друг разыграл. Сейчас мы меньше прикалываемся. А раньше, веселились много. Вот, например, мы поехали с Левой в Таллинн, а перед этим я снялся в передаче у Урмаса Отта, но программа долго не выходила. И вот Лещенко набрал мой номер и голосом Урмаса говорит: «Володя, привет, это Урмас». Я спрашиваю: «Урмас, а ты где?» А он в ответ: «Я здесь в гостинице, сейчас к тебе зайду». Я открываю дверь и вижу... Леву. Мы долго смеялись.

Кроме моего друга Лещенко я разыгрывал многих. Вы знаете, помимо того, что Лариса Рубальская поэтесса, она еще и переводчица с японского. Так вот однажды я позвонил ей и начал говорить по-японски. А она пыталась со мной диалог поддержать, не догадываясь, что это я. Или по мобильному из соседней комнаты позвонил администратору от имени сексуальных меньшинств и тоненьким голосом: «Мы хотим пригласить к нам пару «Винокур-Лещенко». - «А зачем они вам?» - «Ну как же вы не понимаете?» - «Это заслуженные люди, народные артисты» - «Одно другому не мешает». Хотя, самый злостный разыгрыватель - это Лева Лещенко. Он всегда издевался надо мной. Но он же и спаситель. Когда погиб корабль «Адмирал Нахимов», мы с Левой должны были плыть этим рейсом. Но Леву накануне отозвали, а я один плыть не захотел.

Владимир ВИНОКУР, автограф для газеты "Однако, жизнь!"- Были ли у вас экстремальные ситуации на концертах?

- На юбилейном вечере, посвященном моему 50-летию в концертном зале «Россия» напрямую транслировавшемся по телевидению, во время песни «Не надо печалиться» с «Самоцветами» ко мне подошел Лещенко и говорит: «Володя, заканчивай. Пришло сообщение по телефону: подложена бомба». Режиссеру приказывают: «Прекращайте немедленно, или вы сняты с работы!» Выходят на сцену Лещенко и Якубович: «Дорогие друзья, пожалуйста, без паники, не волнуйтесь, пройдите в фойе, пока в зале все проверят. Поступил анонимный звонок, что подложена бомба». А в первом ряду сидит Нелли Кобзон: «Ну Вовка дает! Такой шутки еще никто не придумывал!» Все как бы в моем жанре. А тут в проходах люди с собаками. Зрителей вывели, проверили - ничего нет. Не знаю, кому я помешал тогда, но вечер был испорчен. В гримерке ко мне подбежала дочка со слезами - папе в такой день хотели подложить бомбу. А когда я выступал в Афганистане, то концерт заканчивал словами: «До встречи на Родине!», и тут рвануло два взрыва по-настоящему.

- У вас есть хобби?

- Собираю оружие, стреляю по мишеням в тире, а вот по животным не могу.

- Кем вы были в прошлой жизни?

- Наверное, попугаем. За всеми все повторял и всех передразнивал.

- Продолжите фразу: «Артист - это...»

- Артист - это навсегда. Кстати, это название моей книги, в которой вы найдете много забавного.

Азар МЕХТИЕВ

 

 

 


Яндекс.Метрика