навигатор

Творчество моих друзей

-- Лев Валерьянович, вы ощущаете свой возраст?

-- Мой возраст - состояние души. Я работаю в молодежном коллективе, поэтому чувствую себя таким же молодым. Правда, иногда побаливает спина, но я смотрю в зеркало и говорю: «Я артист, у меня все хорошо». Меня часто спрашивают: «Как вам удается держать себя в такой прекрасной форме?» На что я отвечаю: «Веду спортивный образ жизни. Серьезно занимаюсь теннисом, люблю плавать. Могу отжаться тридцать раз, главное - дозировать нагрузки».

-- В каком возрасте вы хотели бы «застрять»?

-- В физическом состоянии я, конечно, хотел бы быть в возрасте 35-лет, так я примерно себя и чувствую.

-- Правда, что вы работали слесарем?

-- Да, после школы я работал слесарем на Московском заводе точных измерительных приборов, затем бутафором в Большом театре, в перерывах между попытками поступить в ГИТИС. Поступил в него только с третьего раза.

-- Первые заработанные деньги помните?

-- Первые 800 рублей я заработал после окончания 8-го класса на уборке урожая в подмосковном колхозе.

-- С какой фразы вы бы начали свою биографию?

-- «Друзья мои!» А дальше, как положено: родился тогда-то и там-то. Кстати я выпустил книгу «Апология памяти». В ней рассказываю о своей жизни, о современниках - выдающихся людях искусства, спорта, политики.

-- Вы помните первые аплодисменты?

-- Первые аплодисменты я заработал в раннем детстве, выступая на сундуке: исполнял Гимн СССР, правда, еще не понимая слов.

Мои детские годы прошли в Сокольниках, где я посещал хор Дома пионеров. Участвовал в школьной самодеятельности. Затем, проходя воинскую службу в танковых войсках в Германии, был направлен в ансамбль песни и пляски. Там вскоре стал солистом, получил первое признание.

-- Во многих ваших песнях чувствуется трепетное отношение к женщине...

-- Моя мать умерла, когда мне было чуть больше года. Отец воевал на фронте, поэтому заботились обо мне дедушка с бабушкой, а помогали женщины - соседки по коммунальной квартире. Я никогда не испытывал тех сыновних чувств, какие, например, есть у моего друга Володи Винокура. Он каждый день звонит маме: как ты, что ты? Наверное, потому, что я не знал материнской любви, у меня такое исключительно трепетное отношение к женщине. В ней я вижу и мать, и сестру, и любимого человека. Многие мои песни посвящены им: «Нам не жить друг без друга», «Татьянин день», «Ни минуты покоя», «Где же ты была»...

-- Вы помните первую любовь?

-- Впервые я влюбился в 6-м классе. Девочку звали Светой. Мое чувство выражалось в том, что мы с другом Сашкой кидали в Свету бумажные пульки. А она их собирала и с пафосом возвращала нам. На большее меня не хватило.

-- Какие качества больше всего цените в женщинах?

-- Верность, доброту, шарм, умение преподнести себя. Нравится, когда женщина следит за собой, когда в ней есть какая-то изюминка, загадка.

-- Вы встретили такую спутницу жизни?

-- Моя жена Ирина соответствует полностью всем моим требованиям, какие только можно предъявить к спутнице жизни. Она талантливая, философски настроенная женщина, владеет несколькими языками. К тому же, прекрасно шьет и вкусно готовит. Я понимаю, что из-за меня она осталась человеком, не до конца реализованным в профессиональном плане. Ира посвятила свою жизнь артисту Льву Лещенко. На первых порах жена меня полностью обшивала. В советские времена мы все испытывали дефицит стильных вещей. Так, Ирина по выкройкам из «Бурды» сшила первый в моей жизни смокинг, потом модный костюм с широкими брюками. Несмотря на то, что время дефицита давно кончилось, Ира иногда балует меня стильными вещами собственного производства. Она очень внимательная женщина. Заботится о моем имидже. Готовит мои любимые овощные супы, оладьи из кабачков. По особому рецепту варит раков.

-- Как вы познакомились с Ириной?

-- Это было в Сочи в 1976 году. Мой приятель познакомился на пляже с двумя девушками. Одна ему очень понравилась, а другую он решил «оставить» для меня. Пригласил их на ужин. А в обед нам надо было пойти в город, вызываем лифт, а в нем едут как раз те две девушки, с которыми познакомился мой приятель. Мы решили, что это судьба. Я сразу отметил, что у Иры шикарные длинные волосы, красивая фигура и одета она во все заграничное. Пошли обедать, потом на пляж. Меня все узнавали, а Ира смотрела на это с недоумением: «Почему тебя все знают?» Я тогда пошутил: «Да просто я местный мафиози». Оказалось, что Ира и не знала, кто такой Лещенко. Она провела детство в Германии с родителями-дипломатами. Училась в Будапештском университете на факультете международных отношений, а в Сочи приехала на каникулы. Об этом я узнал позже, а поначалу, зайдя к Ире в номер, обратил внимание, что в туалетной комнате все кремы и шампуни иностранные. Тогда-то я и подумал: «А что если наше знакомство не что иное, как вербовочная операция, которую я видел в картине «Возвращение резидента»? К тому же я часто ловил Иру на том, что она совершенно не ориентируется в событиях, которые происходили в стране. Когда я узнал правду, то мне стало неловко за свои подозрения.

-- Когда вы поняли, что у вас не банальный курортный роман, а серьезные чувства?

-- Когда мы впервые расстались, я почувствовал ужасную тоску, прервал отдых в Сочи и уехал в Москву, куда Ира вернулась с подругой. Из аэропорта, не заезжая домой, я поехал по оставленному адресу. Меня поселили в отдельную комнату и начались наши безумные «московские каникулы». Мы все время проводили вместе: ходили в рестораны, гуляли по вечерней Москве. Домой я вернулся только после того, как закончились Ирины каникулы, и она вернулась Венгрию.

-- А почему вы не привезли Иру домой, а ютились у ее подруги?

leschenko_chit-- Потому что дома жила моя первая жена Алла. С ней мы вместе учились на музыкальном отделении ГИТИСа. У нас был студенческий брак. Когда я вернулся домой, то понял, что Аллу кто-то уведомил о моем романе.

Когда я вернулся домой, то Алла даже не стала разговаривать. Она просто выставила за дверь два моих чемодана.

Я поселился у отца, каждый вечер названивал в Будапешт Ирине. В итоге за первый месяц мне пришел счет - 13 тысяч рублей. В то время за эти деньги можно было купить «Волгу». Так мы перезванивались. Пока не решили быть вместе.

-- Вы уже были известным артистом, свадьбу праздновали с размахом?

-- Свадьба была скромной. Были только родители Ирины и мои близкие.

-- Где поселились молодожены?

-- К этому времени я, наконец, купил кооперативную квартиру. Там мы в семейном кругу и отметили торжество. Этот вечер запомнился одним забавным случаем. Когда гости ушли, мы поскорее решили провести первую брачную ночь, но рано утром нас разбудил стук в окно. Я не сразу понял, что происходит, ведь квартира находилась на 12-м этаже. Но стук не прекращался, и когда я встал, то увидел, что на моем балконе маячит незнакомый мужчина. Случилось как в анекдоте, от соседки к нам на балкон перелез любовник, который к тому же плохо говорил по-русски, так как оказался иностранцем. Пришлось выручать бедолагу.

-- Вспомните один из анекдотов о семье.

-- Жена пилит мужа: «Опять напился! То пиво, то водка, а до меня тебе и дела нет! Дальше так жить нельзя. Выбирай или-или. Ну, что молчишь?» - «Думаю, что лучше - пиво или водка».

-- Правда, что ваш друг Владимир Винокур в вашем офисе порой отвечает на звонки вашей жены?

-- Такое бывает иногда в шутку. Володя сидит у меня в кабинете и когда звонит Ирина, разговаривает с ней моим голосом, а она не может его узнать. Задает ему вопросы, получает ответы. А когда понимает, что ее разыграли, то не обижается, а долго смеется. Кстати, я Володю тоже много раз разыгрывал.

-- Вспомните хотя бы один розыгрыш.

-- Однажды, будучи на гастролях в Таллинне, он пожаловался мне, что Урмас Отт снял его в своей передаче и до сих пор не поставил в эфир. Володя надеялся, что в столице Эстонии обязательно свяжется с Урмасом и узнает причину. В гостинице рано утром я позвонил Володе по телефону и голосом Отта сказал, что рад его приезду. На что тот радостно отвечает: «Урмас, это

замечательно, а я как раз собирался тебя искать». Я продолжаю: «Не надо искать, я уже в гостинице». - «Урмас, что случилось, почему не выходит передача?» - «Ну, ты понимаешь, на телевидении говорят, что очень острая передача, нельзя ставить в эфир. Ты не волнуйся, я обязательно решу эту проблему», - обещаю. «А почему ты не заходишь? Поднимайся ко мне»,

приглашает Винокур. - «Я уже возле твой двери». Когда постучал, дверь открылась, и я увидел изумленное лицо Винокура. Володе мой розыгрыш понравился, и мы долго смеялись.

-- Как вам удается долгие годы поддерживать вокальные данные?

-- В обычные дни стараюсь беречь голос, но раз в два дня обязательно распеваюсь. Голосовые связки - это ведь те же мышцы, которые нужно обязательно тренировать. Стараюсь ограничивать себя в курении и высыпаться. За много лет это вошло в привычку.

-- Вы один из самых элегантных артистов. Сколько костюмов вашем гардеробе?

-- Никогда не занимался подсчетом костюмов, наверное, не меньше 50. По цветной гамме предпочитаю бежевые и голубые тона: они создают ощущение свежести. Люблю официальный стиль, чтобы галстук, или бабочка... В повседневной жизни ношу рубашки, джинсы, футболки. Главное, чтобы одежда была стильная и аккуратная. Я не делаю из одежды культа. Как-то меня спросили, не хочу ли заменить костюмы на что-то более прогрессивное. Я ответил - нет, так как сценический костюм не утратил своего значения, его никто не отменял. Я не могу выйти на сцену в чем-то ярком, обтягивающим, как часто делают современные исполнители...

-- Вас никогда в жизни не обижали?

-- Обижали, но редко, потому что я неконфликтный человек. Если тебя, например, подвела секретарша, то не держи такую секретаршу. Постарайся окружить себя проверенными, компетентными людьми. И друзей я принимаю со всеми недостатками, или вообще не принимаю.

-- Если вдруг вы уйдете с эстрады, чем займетесь?

-- Я творческий человек, и сидячая кабинетная работа не по мне, но жизнь заставила сесть в директорское кресло. На заре перестройки рухнула прежняя система организации концертов. Пришлось серьезно задуматься о том, как удержаться на плаву. И в начале 90-х я организовал свою фирму, которая стала заниматься проведением концертов, фестивалей, а также звукозаписью. Начинал с нуля. Спасибо друзьям - помогли и помещением, и оргтехникой. А года через два мы уже встали на ноги. По статусу наш театр эстрадных представлений «Музыкальное агентство» является государственным театром при Министерстве культуры, но из бюджета мы не получаем ни копейки - зарабатываем сами. На моей студии не один год записывались Иосиф Кобзон, Леша Глызин, Саша Розенбаум. Есть у меня деревообрабатывающее предприятие во Владимирской области, где на небольшом участке леса проводится весь цикл заготовки древесины. В Российском институте культуры я веду курс менеджмента и маркетинга. Занимаюсь делами благотворительного фонда «Добрые люди». Фонд помогает детям и ветеранам.

-- Правда, что несколько лет назад вы чудом избежали гибели?

-- Судьба уберегла меня дважды. В 1970 году я должен был лететь на гастроли, но в день вылета меня попросили остаться в Москве для участия в творческом вечере поэта Льва Ошанина. Самолет, в котором я должен был лететь, не долетел до места назначения и разбился, пассажиры все погибли. Несколько лет спустя мой друг Володя Винокур собрался плыть в Сочи на теплоходе «Адмирал Нахимов» и уговорил меня составить ему компанию. По счастливой случайности наши планы изменились, а теплоход затонул.

-- Как понимать вашу фразу: «Пенсию не буду получать до тех пор, пока не пойду на паперть?»

-- На сегодняшний день мне хватает денег, поэтому свою пенсию я перечисляю в благотворительный фонд. А если вдруг под конец жизни стану нищим, то, конечно, пойду, получу свою законную пенсию. Кстати, я не получаю зарплату даже в институте культуры, где читаю лекции. Зарплата также перечисляется благотворительный фонд. Я не коплю денег. У меня нет счетов в банках, только недвижимость. Как только у меня появятся лишние деньги, я буду тратить на благотворительность. Какую-то часть оставлю родственникам.

-- У голливудских звезд модно усыновлять детей. У вас не было такого желания?

-- Чужой ребенок - это невероятная ответственность. Поэтому у меня не было мысли взять ребенка, но я помогаю детскому дому, как могу.

-- В Интернете было сообщение, что у вас есть сын, как вы относитесь к этим слухам?

-- Может, и есть, но ему тогда более 40 лет. Я бы не хотел иметь сорокалетнего сына, я сам еще молодой. За то время, что я живу со своей женой, детей у меня не было. А что касается разговоров, то если верить слухам, детей у меня полстраны. Жене как-то позвонили: «У вашего мужа там есть...» Она говорит: «Ой, какое счастье, я так рада за него!» Чтобы прекратить все разговоры, я заявляю: «Если у меня действительно есть какой-то ребенок, можно подойти и сказать: «Лев Валерьянович, вот это ваш». Хотя однажды был такой забавный случай. Как-то ко мне подошла женщина: я стоял в присутствии членов правительства - она растолкала всех и показывает на ребенка: «Ну как, похож?» Я так напрягся: «Ну, да, - говорю, - наверное... А что вы хотите? У ребенка есть отец?» Она: «Да вы не волнуйтесь, конечно, есть! Просто мне говорят, что он на вас похож». Слава богу, напряжение спало.

-- А вообще поклонницы не досаждают?

-- Кому нужен уже такой «поживший» человек? А вот раньше поклонницы клали под голову сумку и спали у моих дверей. Самые смелые звонили в дверь и представлялись моей женой, подругой. Некоторые хотели меня «подкупить». Одна женщина раз двадцать пыталась подарить мне перстень, а потом оставила его в моем почтовом ящике. После чего стала бомбить меня письмами, намекая, что я обязан ответить ей взаимностью. И в итоге она потребовала перстень обратно. Была назначена встреча, и я, как идиот, пришел на это «свидание» возвращать кольцо. В 1975 году в Улан-Удэ меня чуть не задушили. Мы с Валерием Ободзинским попали в толпу поклонниц: одни хватали за рукава, другие за галстук. Пришлось отбиваться самым решительным образом. Но есть среди них и спокойные, уравновешенные люди, они ходят на все мои выступления, создают на концертах хорошую атмосферу, не навязывают себя. Им я благодарен за поддержку. Много чего было, но сейчас я живу в закрытом доме или за городом.

-- Что особенно вами любимо в вашем доме?

-- Живу я в подмосковном Крекшине по соседству с моим другом Володей Винокуром, Наташей Королевой, и семейством Агутин-Варум. Особенно любима в доме собака, без которой я просто не могу. Порода Джек Рассел терьер, как в фильме «Маска». А к вещам я отношусь спокойно. Стараюсь, правда, надевать классическую одежду. Вот только есть любимое кольцо с желтым бриллиантом, подарок отца Алсу - Ралифа Сафина. Мне всегда чего-то такого хотелось - мой дед носил кольцо.

-- Какой предпочитаете отдых?

-- Обожаю путешествовать и не жалею на это денег. Кроме длительных поездок в экзотические страны, большое удовольствие доставляют подмосковные прогулки в березовые рощи. Когда есть время, люблю сам готовить шашлык, яичницу настоящую с помидорами, ветчиной, зеленью. Кстати, зелень жена выращивает сама.

-- Есть ли выступление, которое вы помните до сих пор?

-- Было много таких выступлений, но я хочу вспомнить о том, как я выступал на корпоративном вечере в Кремлевском Дворце, где сидели все члены Политбюро. Поскольку это был банкет, все шло живым звуком и не шло в эфир. Помню, выхожу на сцену, а передо мной 16 человек - членов Политбюро буквально на расстоянии 5-6 метров. На тот момент я правительство видел только по телевизору, поэтому стушевался и, взглянув в глаза Суслову, забыл слова песни «Притяжение земли». Но тут же собрался, спел какую-то тарабарщину. Но все уже были «подшофе».

-- Почему вы выступили в проекте «Две звезды»?

-- Популярности у меня более чем достаточно, но мне было интересно принять участие в этом проекте. Программа поначалу была заявлена как «стебная»: ну как можно заставить петь людей, которые никогда не пели. У нас серьезных певцов в актерском мире: Андрей Миронов, Людмила Гурченко, Коля Караченцов...

-- Вы обратили внимание, что в дуэте Лолиты и Цекало были не шуточные страсти?

-- Я не знаю, насколько это простирается в область их человеческих отношений, но на сцене они откровенно конфликтуют. Хотя Цекало терпелив и корректен по отношению к резким высказываниям Лолиты. Очень жаль, что они не вместе теперь. По-моему они любили и любят друг друга, но это безумный конфликт одаренных людей, которые не могут что-то друг другу простить. Знаете, когда я разводился со своей первой женой, я поклялся, что никогда не буду жить вместе с коллегой.

-- Как вы относитесь к проекту «Фабрика звезд»?

-- Положительно, потому что сегодня это одна из немногих возможностей для талантливой молодежи появится в телеэфире, понять, что собой представляет шоу-бизнес, сформировать первоначальный репертуар и завоевать популярность. Сейчас молодежи без материальной поддержки практически невозможно пробиться. Результат у «Фабрики» неплохой: три - четыре неплохих артиста в год.

-- Вы согласны с утверждением, что путь к сердцу мужчины лежит через желудок?

-- Не только через желудок. Через комфорт, уют и спокойствие в доме, в семье. Я бы сказал так: путь к сердцу мужчины лежит через мебель.

-- Правда, что у вас большая коллекция львов?

-- Сейчас и не вспомню, кому первому пришла в голову мысль, что лучшим подарком для меня будет лев. Мой кабинет просто оккупирован «царями природы» - от плюшевых до бронзовых. На самом видном месте, прямо над рабочим столом, висит внушительное полотно, изображающее царя зверей с моими глазами. Впечатляет и лев, вытканный вручную на туркменском ковре. Вообще, каких подарков мне только не дарили. В одном колхозе подарили корову и холодильник. Холодильник взял, а корову попросил оставить «на родине». В другой раз в Адыгее, получил в подарок лошадь. Я ее перевез в Москву, год держал на конюшне, жена регулярно сушила для кобылки сухари. Но потом я решил, что лошадь не должна стоять без дела и отдал ее в детскую конноспортивную школу. А еще на Кавказе мне подарили сокола. Я не представлял, что с ним делать, и выпустил его на волю.

Азар Мехтиев

 

 

Яндекс.Метрика