навигатор

Творчество моих друзей

Автор и исполнитель песен «Лето - это маленькая жизнь», «Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались», «С добрым утром, любимая» Олег Митяев является самым популярным бардом на постсоветском пространстве. За последнее время Митяев награжден премиями «Овация» и «Золотой Остап». Он был принят в Союз писателей, стал обладателем звания «Заслуженный артист России».

- Кем вы мечтали стать в детстве?

- В детстве я хотел стать собаководом, поэтому приучил всех собак в округе. Затем актером и писателем. Все они по очереди отпали. В школе я учился плохо, поэтому очень любил переменки и каникулы. Именно на каникулах я, как и все мальчишки того времени, увлекся гитарой. Сначала я выучил бой «восьмерочкой», еще не зная никаких аккордов. Потом у меня появилась первая гитара, на которой было всего лишь две струны. На ней я быстро научился играть «Цыганочку», потому что ее было удобно играть на двух струнах. Первая моя гитара стоила 40 рублей - две стипендии в техникуме. Так как семья у меня была рабоче-крестьянская, трудовую копейку я без разговоров отдавал в семью. Решив обзавестись гитарой, я попросил маму, чтобы она позволила мне отложить денег на покупку. В юности появилась полноценная гитара со всеми струнами, и пошли уже «Маленькая звездочка», «Большая звездочка», «Барре», «Гимн восходящему солнцу» и весь набор тех лет.

- Насколько тернист был ваш путь к сегодняшней популярности?

- Произошло все как-то само собой, и никакого специального «пробивания на сцену» не было.... Иначе, зачем бы я сначала оканчивал монтажный техникум, потом институт физкультуры, потом ГИТИС? Хотя, считается, барды должны перепробовать много профессий. Но это бывает, наверное, оттого, что человек себя ищет. А когда он себя находит и становится известным, мы начинаем ковыряться в его биографии, и оказывается, что все произошло именно так. У меня, например, ощущение, что я каким-то волшебным образом, не затрачивая особых усилий, попал в этот ряд. Потому, что сделать что-то самому, чтобы оказаться в нем - нереально. Тебя должны выбрать и поставить в этот ряд.

- Какую музыку вы слушали в детстве?

- Я - продукт своей эпохи, поэтому для меня Сахаров и Солженицин были врагами народа. Любимым произведением моей мамы, которая работала поварихой и прачкой, был марш из оперы «Аида», поэтому я с детства любил эту музыку. До сих пор мне нравятся Луи Армстронг и Элла Фитцджеральд, музыка Свиридова к повести Пушкина «Метель». Что касается «Биттлз», то в детстве мы переснимали их фотографии, знали их по именам. Но музыка мне их не нравилась. Она меня не трогала, казалась очень пафосной, выпендрежной. И только к 30 годам музыка «Биттлз» меня пробила, и два месяца я ее слушал взахлеб. А до этого я ее слушал, но не слышал.

- Какой литературой увлекались?

- В детстве вокруг меня не было культурной среды: отец работал на заводе, мама то прачкой, то поварихой. Я ходил в библиотеку челябинского трубопрокатного завода. Но, к сожалению, я не встретил такого человека, который бы мне посоветовал, что читать. Поэтому читал все, что попадалось под руку. Не знаю, хорошо это или плохо. Ведь многих авторов я открываю только сейчас, например, Гоголя, Чехова и многих других классиков. И рад, что впервые читаю их в зрелом возрасте, когда уже есть жизненный опыт, помогающий более правильно воспринимать классику.

- В вашей трудовой книжке можно прочитать: электромонтажник, тренер по плаванию, дворник, завклубом, артист...

- Электромонтажником я числился во время учебы в техникуме и еще полгода перед армией. Помню, вставал в пять утра и сначала бежал в бассейн, где проплывал километра два. Затем шел на строительно-монтажный участок, где меня ждали заскорузлая роба и звенящее от мороза железо. Во время обеда, быстренько перекусив, ложился спать на фуфайках в вагончике. Затем поднимался и вновь работал, после чего бежал на вечернюю тренировку. Когда доползал до дома, бухался в постель и во сне опять «плыл» по водной дорожке, пока в пять утра не звонил будильник... Когда впоследствии я какое-то время работал тренером, то вытаскивал десятилетних пацанов из воды и говорил: «Ну, зачем тебе это надо? Есть же кино, музыка, жизнь вокруг такая многообразная - а ты день-деньской от стенки к стенке гребешь». Ребята воспринимали это как провокацию и отвечали: «Хочу стать олимпийским чемпионом!»

Мои друзья говорят, что я убедительно смотрелся с метлой, когда работал дворником. Я вообще считаю, что труд дворника способствует гармоничному развитию личности. Это профессия будущего! Ведь в ее основе заложено идеальное сочетание физического и духовного: упражнения с метлой плюс общение с природой. Ты встаешь вместе с солнышком, наблюдаешь за листочками, деревьями, кустами...

- А как вы относитесь к тому, что сегодня вас называют «номером один» среди бардов?

- Всякие рейтинги - дело сугубо субъективное. В конце концов, каждый человек выбирает, кто у него самый любимый, самый первый. Пусть даже этот певец больше никому не известен, но его манера ложится на душу, соответствует темпераменту, культурному развитию, интеллекту слушателя. Я думаю, что и Никитин, и Городницкий, и Ким могут собирать такие же залы, как и я, но они этого просто не хотят. Они отвергают методы современной «раскрутки».

Классическим примером популяризации авторской песни с помощью шоу-бизнеса стал проект «Песни нашего века». Взяли кредит в банке, сделали запись на фирме «Мелодия», пригласили бардов, записали лучшие песни, провели презентацию в огромных концертных залах. В результате, по всем законам шоу-бизнеса мы потом должны были ездить по стране, зарабатывать сами и возвращать кредит. Эти деньги могли бы пойти в фонд Визбора, Окуджавы, на проведение фестивалей, и это было бы здорово - идея была бы доведена до конца. Но Иващенко и Васильев занялись другими делами, проект себя окупил, песни стали более популярными, и на этом все остановилось.

- Как вы думаете, почему все-таки авторская песня не востребована на эстраде?

- Мне бы хотелось, чтобы ситуация изменилась. Я очень обрадован появлением такого радио, как «Русский шансон». Мне нравится, что там сильно сокращается раздел блатной, «жиганской» песни. И на свободное место встают песни Окуджавы, Визбора, Городницкого, Долиной, Иващенко-Васильева. Это единственное радио, куда, как в воронку, стеклись все записанные альбомы и диски, которые не подходили ни под какой «формат». Ох, уж этот пресловутый «формат»! О нем никто ничего не знает, но все делают вид, что он должен быть каким-то таким, но не таким простым, как эта песня, которую написал наш русский парень! Нет, это не может называться таким красивым словом - «формат»! И эту песню никуда не берут. Там или музыка, или гитара не нравится. Говорят, переделайте ее под наш «формат», тогда возьмем. И вот оказывается, можно все-таки обойтись и без «формата». Но все равно, наших песен очень мало по сравнению с «форматом».

А знаете, иногда задаешь себе вопрос: «Почему на «Песне года» не звучат мои песни?» А потом думаешь: «А ведь и Высоцкого не звучат, и Окуджавы не звучат, и поэзия Лермонтова в «формат» не укладывается». Понимаете, не «формат» и все! И ты понимаешь: «А ведь это хорошо, что я тоже не «формат»...

Так же получилось, в общем-то, и со мной. Фирма «Фамилия-Интертаймед», которая выпускает мои альбомы, в свое время дала деньги на клип «Крепитесь, люди, скоро лето» и кое-как разместила его на телевидении. Кто-то его увидел, кто-то - нет, но альбом, видимо, окупился, люди заработали деньги, и на этом все закончилось. Но если бы они по-настоящему занялись моей «раскруткой», то они могли бы получить гораздо больше.

-У вас много концертов, а как вы расслабляетесь?

- Работа мне приносит только удовольствие. Мне кажется чудовищным, когда человек идет на нелюбимую работу, трудится 11 месяцев в году, а потом, счастливый, бросает все и - в отпуск. От этого состояния надо бежать, творческая работа должна приносить радость, быть твоим естеством. А вообще, люблю проводить свободное время на подмосковной даче. Сидишь на природе, песни сочиняешь. Если кто-то хочет увидеть тебя по делу или без дела, говоришь: «Приезжай!» А дальше - шашлычок, банька, разговоры по душам, гитара. Не напрягаясь и не особо расслабляясь. К тому же в соседях у меня хорошие люди: Виктория Токарева, Петр Тодоровский, Эльдар Рязанов.

- Значит, поездкам за границу, вы предпочитаете отдыхать на природе?

- Природа, лес, горы, море - это всегда заряжает. Мне ближе смешанные леса на Урале. Иногда улавливаешь какой-то запах, и сразу возникают в памяти картины детства, появляется ощущение беззаботности и счастья. Когда нам говорят, что детство - самая благодатная пора, мы пропускаем это мимо ушей, а с возрастом начинаем все понимать. Я родился и вырос на берегу озера. Я не рыбак, и самое запоминающееся в рыбной ловле - раннее пробуждение и восход солнца. Меня удивляет, почему люди не спешат получать такие бесплатные удовольствия. Помню, вышел на берег Тургаяка (озеро в Челябинской области, удивительное место недалеко от Таганая). Была осень, 8 часов утра. Я сидел в беседке давно опустевшего пионерлагеря. Меня поразила не только потрясающая красота рассвета, но и то, что вокруг не было ни души. Люди отстаивают огромные очереди в Эрмитаж и Третьяковскую галерею вместо того, чтобы увидеть высочайшие творения природы, насладиться ее живым, подлинным великолепием.

- Как вы относитесь к алкоголю?

- Отец мой сильно пил, от чего страдали мать и я. Поэтому я не употреблял спиртного до 30 лет. Я отношусь положительно к водке, только как средству общения, а общение - вещь приятная. Водка служит для поддержания разговора на высоком эмоциональном уровне. Вот недавно встречался с замечательными людьми. Я уже пил чай, а они еще угощались водочкой. Я чокался чашкой с чаем, понимая, что накал нашей беседы значительно снизился. В момент тоста, если у тебя в руках рюмка водки, ты искренен и благороден, тебе очень трудно соврать.

- Правда, что песня «Как здорово...» была написана на лекции по плаванию?

- Во время учебы в Институте физкультуры, на каникулах, я поехал отдыхать на Ильменское озеро под Челябинском и случайно попал на фестиваль авторской песни. Атмосфера на фестивале мне так понравилась, что я решил обязательно приехать туда в следующем году, но приехать надо было обязательно с какой-то своей песней. И вот, когда начались занятия, сидя на лекции по плаванию, я написал песню «Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались». Тогда я не предполагал, что песня будет такой популярной, что ее будут с удовольствием петь спустя несколько десятилетий.

Кстати, с этой песней связано самое большое количество забавных случаев. Например, в аэропорту Израиля ко мне подошли люди и сказали, что мою песню они поют около синагоги, так как она отражает идею еврейского народа: собраться на обетованной земле. А как-то раз мне предложили выступить в женской колонии, и я понял, что не во всех местах можно петь эту песню.

- Вы прислушиваетесь к тому, что про вас говорят?

- В любой ситуации надо просто быть собой. Я никогда не обращаю внимания на сплетни. На меня не оказали большого влияния суждения знаменитых людей. Их судьба и их песни - это их судьба, а мои - это моя. Это моя жизнь и только моя. Я могу прислушиваться к чужому мнению, но не следовать, а примерять на себя. Искать себя. И делать то, что нравится. Вообще, мало кто себя находит. Это необязательно относится к творчеству. Я считаю, что, если получается быть собой, пусть даже в самом прозаическом деле - это замечательно.

Яндекс.Метрика