навигатор

Творчество моих друзей

Николай Басков

Свою карьеру Николай Басков начинал солистом театра оперы и балета им. Эрика Сапаева (Йошкар-Ола). Басков — самый молодой в мире исполнитель партий Ленского («Евгений Онегин») и Канио («Паяцы») в истории этих опер. В настоящее время ведущий программы «Субботний вечер» на канале «Россия». Награды: Народный артист России, Украины, Высшая государственная награда Белоруссии — орден Франциска Скорины, Золотая медаль Фонда Мира, удостоен звания «Золотой голос России». Снимался в музыкальных фильмах: «Золушка», «Снежная королева», «Королевство кривых зеркал», «Золотая рыбка».

Мне доводилось несколько раз встречаться с Николаем Басковым в Москве, Минске, Витебске. Последняя встреча состоялась на Международном конкурсе молодых исполнителей популярной музыки «Новая волна 2009» в Юрмале.

Редакция благодарит за сотрудничество и помощь в подготовке материала во время конкурса «Новая волна-2009» в Юрмале директора санатория «Viktorija91» (http://www.viktorija91.lv) Валентину Ничипоренко.

— Николай, вы помните свой первый выход на сцену?

— Он был провальным. Я был во втором классе, когда мне поручили выучить и рассказать стихотворение на школьном утреннике. До сих пор помню строчки: «Часовщик, прищурив глаз, чинит часики для нас…» Я выучил стихотворение, но, когда открылся занавес, я испытал такой ужас, что разревелся и убежал за кулисы. Более удачный выход на большую сцену у меня произошел в Музыкальном театре юного актера.

Знаете, когда я был маленьким, то думал, что Эйфория — это имя прекрасной сказочной принцессы. И только, повзрослев, выйдя на премьеру «Евгения Онегина» в Большом театре, испытав настоящий коктейль из наслаждения и волнения одновременно, я с этой принцессой познакомился. Хотя специалисты и люди из мира искусства были ко мне благосклонны, я все равно безумно нервничал: как примет публика? И уж такого совсем не ожидал: после арии Ленского — шквал аплодисментов и семь выходов на поклоны в конце спектакля. Значит, я понравился, ведь невозможно искусственно заставить хлопать целых двадцать минут. У меня так сердце колотилось от счастья!

— Ваш отец пожертвовал ради вашего будущего генеральской карьерой?

— Мой отец — военный, полковник — не уехал из Москвы на генеральскую должность, чтобы я мог учиться. Мама тоже всегда жила только для меня. Чтобы я учился у опытных педагогов, родители продали все свое имущество, которое им завещали их родители, — квартиру, дом в деревне, дачу.

— Как вас воспитывали в детстве: заставляли сидеть с нотами или же вы с радостью занимались музыкой?

— Как любой ребенок, я был неусидчивый. Сейчас я благодарен родителям, что они настойчиво заставляли меня заниматься. Когда папа служил в Германии, мама на заработанные деньги купила мне первое пианино. Все тогда везли из-за границы — технику, одежду, косметику, а мама купила мне инструмент.

— О чем вы мечтали?

— Лет с пятнадцати я заслушивался записями Монтсеррат Кабалье, мечтал, что когда-нибудь смогу взять у нее автограф. Мне даже сон снился, что она подписывает мои ноты. В 23 года я познакомился с ней. Она действительно подписала мне ноты, а потом я вышел с ней на одну сцену. Сейчас я ее единственный в мире ученик и полноправный сценический партнер. Русского мальчика, который грезил о великой приме мировой оперы, эта прима сегодня называет своим вокальным сыном. Это можно называть чудом, но я предпочитаю называть это судьбой.

— От именитой мировой примы, вам приходилось выслушивать критику?

— Монтсеррат Кабалье не критикует, а помогает. Она мне сказала, что я должен петь и в опере, и на эстраде. Ни в коем случае не оставлять ни ту сцену, ни другую. Самое главное, что она передает мне огромный опыт. Поэтому я безумно счастлив.

— Что вы испытали, когда вас впервые показали по телевидению?

— Я испытал эйфорию. Ожидая эфира, мы обзвонили всех знакомых и семьей уселись у экрана. Но показали лишь, как я повернул голову и пропел первые слова романса: «Что-то грустно». Но все равно радость была неимоверная!

— У вас есть идеал женской красоты?

— В детстве идеалом женской красоты для меня была актриса Джина Лоллобриджида в фильме «Фанфан-тюльпан».

— Вы когда-нибудь влюблялись без оглядки?

— Мои чувства рождаются постепенно. То есть я вижу человека, он мне нравится, но я не даю волю эмоциям, пока не разберусь, как этот человек ко мне относится, что его радует, чем он живет. Меня так воспитали родители. Любовь — это прежде всего большой духовный труд, а секс — лишь дополнение, страсть, которая приходит и уходит. Мы ведь значительно больше общаемся духовно, а не 24 часа в постели лежим:

— Вы способны принести работу в жертву чувствам?

— Нет. Я всегда предпочту работу, а человеку, к которому не смогу прийти на свидание, объясню, что творчество важнее. И он должен меня понять. Вот тысячи слушателей могут и не понять, если из-за свидания я петь буду плохо.

Кстати, близкие привыкли, что я артист, себе не принадлежу и не могу уделять им столько времени, сколько хотелось бы.

— Вы писали когда-нибудь стихи о любви?

— Да, маме на праздники. А вот девушкам не писал, у меня почерк очень плохой. Мне казалось, что им не понравится. Я девушкам цветы дарил.

— Известно, что первый опыт любви часто оставляет самые яркие воспоминания. У вас так было?

— Конечно. Мне было двенадцать, когда в пионерском лагере меня научила целоваться «по-настоящему» девушка из старшего отряда. Я долго не мог понять, что к чему, и даже вначале думал: «Фу!», — а потом понравилось. Особенно льстило, что меня выбрала девушка, которая на четыре года старше. Я все недоумевал, почему же она обратила внимание именно на меня, чем я ей понравился? А уже осознанное чувство испытал лет в семнадцать. Состояние затуманенности и счастье в глазах — вот она, эйфория! Я ночами не спал, грезил о новом свидании, с ума сходил, но так и не смог больше подойти к объекту своей любви, побоялся, что те первые ощущения не повторятся с такой же силой, что все будет по-другому. Так и не решился нарушить гармонию. Сейчас трудно говорить на тему соблазна: оттого, что я довольно известен, я теряюсь и часто не могу понять, чем беру человека: талантом, внешностью, обаянием или просто срабатывает моя популярность?

— Ваши гастрономические пристрастия?

— В детстве я был неисправимым сладкоежкой! Помню, на новогоднюю елку, помимо игрушек, вешали много сладостей. Я их втихаря поедал еще до боя курантов, а игрушки аккуратно перевешивал так, чтобы пропажа была не очень заметна. Сейчас я очень люблю китайскую, японскую и узбекскую кухни. Плов для меня — все! Когда он сделан на хорошем топленом масле, правильно уложен в казан. Но объедаться я позволяю себе лишь раз в месяц. Это для меня целый ритуал: приехать в определенный ресторан, заказать блюдо, ждать, пока приготовят и подадут. Еще люблю мясо, приготовленное на гриле. Не могу жить без мороженого. Из напитков предпочитаю зеленый чай с жасмином.

— Как относитесь к алкоголю?

— Я совершенно непьющий человек, на алкоголь у меня аллергия.

— Как вы поддерживаете себя в форме?

— Если есть возможность, хожу в бассейн, в баню. Я не сторонник силовых нагрузок, фитнес-залов. Иногда с годами это оказывает не очень хорошее влияние на человека. Порой многие пытаются себя перегрузить всеми этими железками. А самое лучшее — это растяжки. Я с тренером занимаюсь растяжками. В силу своей профессии, бывая на множестве вечеринок, стараюсь следить за фигурой. Но это очень больной вопрос. Я сова и самый активный период суток у меня — с вечера до раннего утра. И выступления вечерние забирают массу сил, после чего отчаянно хочется есть именно тогда, когда это как раз нежелательно. Пытаюсь держаться, но честно признаюсь — удается не всегда. Иногда думаешь, мол, съем немножко, от маленькой тарелочки ничего со мной не будет. И вот эти маленькие тарелочки на ночь — и есть самая опасная вещь. Потом приходится устраивать разгрузочные дни, посещать бассейн, спортзал.

Николай Басков автограф для газеты "Однако, жизнь!"— Что вы читаете?

— Мой любимый писатель Эрих Мария Ремарк. У меня настольная книга — Ремарк «Жизнь взаймы». Известная очень книга, и я всем советую ее прочитать. А вообще в чтении я всеяден: могу увлечься детективами и Ричардом Бахом. Прочитал много книг Коэльо. Кстати, он прав в своем убеждении, что если ты чего-то всем сердцем пожелаешь, то вся Вселенная будет способствовать исполнению мечты. Это точно.

— В вашей жизни происходило что-то мистическое?

— Да. Я в 16 лет поступил в ГИТИС, но на первом курсе меня отчислили за прогулы. Я долго скрывал это от родителей. Но меня мучила совесть. Бабушка-вахтерша сказала, когда я из ГИТИСа уходил и поплакался ей: «Милок, ты в храм Божий пойди! Может, Господь что и подсобит». И я пошел в церковь. Просил только об одном. Чтобы родители не узнали, что меня выгнали. Я тогда очень хотел поступить в Гнесинку. И вот в церкви я в один из дней встретил женщину. Она мне сказала: «Мальчик мой, все, что хочешь, проси у Бога. Только никогда не раскладывай карты. Одним — можно, а тебе — нельзя». С тех пор всех гадалок и прорицателей я стараюсь обходить стороной. Хотя развод, например, мне предсказали. Павел Глоба несколько лет назад сказал мне: «А у вас будет второй брак, Николай». Тогда я махнул рукой, но через несколько лет предсказание сбылось.

— Правда, что вы любите разыгрывать людей?

— Да. Например, Бориса Краснова мы с Максимом Галкиным разыграли потому, что он сделал мне очень дорогие декорации. И я решил отомстить. Галкин позвонил Борису и голосом Пугачевой вызвал его за город, к ней на дачу. Хотя Алла в тот момент была вообще в другом месте. Он, кстати, до сих пор не знает, что это мы его разыграли.

Ну и Галкин тоже пострадал от меня. Как-то на одном мероприятии Максим вышел, оставив в комнате свой мобильник. Когда раздался звонок, я взял трубку и голосом Галкина договорился о его участии в благотворительном концерте в Улан-Удэ. Через время эти люди прислали Галкину билеты и сказали, что будут его встречать. А он ни слухом ни духом. Когда же я ему признался, он сурово произнес: «Ничего-ничего, Коля, жизнь длинная».

— Вы можете, вспомните какой-нибудь необычный случай?

— Однажды мы с родителями и друзьями, большой шумной компанией, решили встретить Новый год в Подмосковье. К вопросу празднования подошли очень серьезно и даже разработали целый план. Решили проводить Старый год в лесу у костра, потом вернуться в гостиницу и под бой курантов выпить шампанского. Далее по плану следовало возращение в лес, барашек на костре, танцы… Воплощение в жизнь первого пункта нашего плана прошло успешно. Углубившись в лес, мы разожгли костер, повеселились и, попрощавшись со Старым годом, отправились в сторону гостиницы. Время уже приближалось к полуночи, когда мы поняли, что заблудились! Хорошо, что лес вовсе не был дремучим и безлюдным, мы то и дело натыкались на веселые компании, поэтому голодными в новогоднюю ночь мы не остались. В лесу нас и накормили, и напоили, да и повеселились мы на славу.

Азар Мехтиев

 

Яндекс.Метрика