навигатор

Творчество моих друзей

Филипп КИРКОРОВ на фото  справа, слева журналист Азар МехтиевТворческий путь Филиппа Киркорова начался в 18 лет, хотя мечтал о сцене он с 5-летнего возраста, когда кочевал с гастролей на гастроли вместе со своими родителями. В 2009 году мне довелось общаться с народным артистом России трижды: на Евровидении, на «Славянском базаре в Витебске» и на конкурсе «Новая волна 2009» в Юрмале.

Редакция благодарит за сотрудничество и помощь в подготовке материала во время конкурса «Новая волна-2009» в Юрмале директора санатория «Viktorija91» (http://www.viktorija91.lv) Валентину Ничипоренко.

— Филипп, вас называют королем эстрады. Трудно нести этот титул?

— При каждом упоминании этого негласного титула я вздрагиваю, и это заставляет меня все время оправдывать его. Я понимаю, что я должен соответствовать и на сцене, и в жизни, подтягивать свои некоролевские черты характера именно под королевские. И сегодня, если я даже хотя бы в мыслях совершаю какой-то поступок не очень хороший, думаю: «Как-то не по-царски это, не по-королевски что-то это, Филипп!» Пусть я себе сам придумал эту игру, но она помогает моей самодисциплине. Хотя я все время нахожусь далеко не в Версальском дворце, образно говоря, а больше в людской.

— Правда, что даже ваш отец не верил, что вы сможете петь?

— Да! Никто не верил! Одна моя бабушка верила. И свои первые самодеятельные записи мы с ней делали в домашних условиях. Она привезла к болгарам: «Вот внук поет». Все смеялись: «Ну что это такое?» Но бабушка верила и всячески поддерживала. Жалко, что она не дожила до первого моего большого успеха. Мой первый выход на сцену был в 1987 году. А за две недели до моего выступления по телевизору она умерла. Но она дала мне силы. Сверху.

— Помимо голоса у вас были хорошие внешние данные.

— Относительные внешние данные, потому что я был длинный, неуклюжий такой подросток с длинными руками, сутуловатый. Единственное, что у меня было, — это глаза и кучерявые волосы. Только они выдавали, что что-то из меня получится. Плюс еще было сходство с Сергеем Захаровым, что тоже раздражало очень многих. А я гордился, потому что Сергей Захаров — кумир миллионов, певец легендарный. Вообще мне нравилось все, что было связано с таким респектабельным появлением на сцене: Хампердинк, Том Джонс, Магомаев, Захаров. Мне очень нравилось, как они снимались в кино, пели замечательные песни. Мне все это импонировало, я не то чтобы хотел подражать им, но я равнялся на этих артистов. И до сих пор считаю, что это легендарные артисты нашей современности.

— Внешнее сходство с Захаровым как-то помогло?

— Где-то помогало, заставляло обращать на себя внимание, где-то мешало, раздражало. Например, благодаря сходству с Захаровым меня приняли на работу в Ленинградский мюзик-холл. Когда Сергей Захаров ушел оттуда, Иосиф Рахлин руководитель мюзик-холла, искал срочную замену. Он набрел на меня случайно — увидел меня в Болгарии на гастролях мюзик-холла. И предложил работу. Он поверил в меня студента и, взял на гастроли за рубеж в Германию, затем Чехословакию. Уважительным отношением Рахлина ко мне, 17-летнему начинающему артисту, можно было гордиться. Но я поработал в ленинградском мюзик-холле только полгода и сбежал в Москву.

— Почему?

— В Ленинграде я жил в огромной коммуналке еще с несколькими семьями артистов, было очень весело. Но я не смог без родного очага, вдалеке от семьи, друзей, не выдержал разлуки. Да еще и осень наступила, дожди, промозглость, я остро чувствовал свое одиночество. Как праздника ждал вечера, начала спектакля, а до семи часов готов был застрелиться. При том, что я человек, который обязательно должен что-то новое делать, а каждый вечер приходилось петь свои две песни. Благодарен, что Рахлин меня понял, отпустил и благословил, если б расстались по-другому, у меня был бы камень на сердце.

— Поделитесь какими-нибудь профессиональными секретами для начинающих артистов, как сохранить голос?

— Это тренировки, живой концерт, живой звук, хороший тренинг. Связки — это те самые мышцы, которые нужно держать в тонусе. Когда человек заканчивает заниматься спортом, мышцы становятся вялые, они неспортивные, они неповоротливые, они неуклюжие. Когда человек находится в спортивной форме, он может ставить мировые рекорды. Если связки все время находятся в рабочем состоянии, то они позволяют смыкаться и голос возникает. Все остальное — уже опыт, профессионализм. Поэтому главный совет надо больше петь живьем. Я думаю, то, что сегодня я владею голосом так, как хочу, делаю что хочу — это исключительно заслуга живых концертов.

Филипп КИРКОРОВ— Многие считали, что союз Пугачева-Киркоров был браком по расчету.

— Это нас как раз меньше всего волновало, поскольку мы-то сами и все наши близкие отлично знали, как на самом деле все обстоит. По расчету можно прожить год-два, но не десять с лишним лет. Просто в целом копилась разная негативная информация о нас, и это угнетало, нарушало спокойствие.

— И все-таки это был брак равных людей или Пугачева являлась для вас в большей степени мамой, чем женой?

— Любая жена для мужчины все равно в некоторой степени мать, а если еще и разница в возрасте присутствует... У нас же с Аллой еще и мистическое что-то вкралось, ведь мы поженились вскоре после смерти моей матери. Алла — абсолютное воплощение любящей матери. Ее гениальность в том, что дома она максимально ретушировала все свое величие и становилась трогательной, ранимой женщиной.

— В своих интервью вы говорите, что у вас с Аллой сохранились хорошие отношения, что она для вас единственная женщина.

— Мы не расставались с Аллой, просто перестали находиться в статусе мужа и жены. Потому что ближе, искреннее и профессиональнее человека, чем она, в моей жизни не было, нет и вряд ли будет. У всех своя жизнь, свои проблемы, семейные и творческие. Но как была она моей музой, так и остается. Люди, которые были рядом довольно длительный период, не могут просто взять ластик и этот кусок жизни стереть. Если мне будет плохо, я знаю, что приду, и плечо близкого и родного человека у меня всегда будет. Думаю, то же самое и у нее. Советы Аллы для меня на вес золота. Поэтому между нами мало что изменилось. Главное, чтобы она во мне не разочаровалась как в артисте.

— После расставания с Аллой Пугачевой вы не думали, что нужно создать семью, родить детей?

— Рожать детей нужно на той стадии, когда ты еще никто. А когда понимаешь, что закручен шоу-бизнесом так, что не выбраться, лучше не заводить. Зачем? Просто чтобы оставить после себя потомство? Маленького Киркорова или Киркорову? В моем понимании, нужно делать так, как мои родители. Они пожертвовали всем, чтобы воспитать меня. И, может быть, если бы ударились в гастрольную деятельность, я бы не вырос таким. Я же принес себя в жертву сцене и понял, что больше никогда не женюсь.

Я долго не понимал волчьего одиночества Валерия Леонтьева, переживал за него: «Да что же это он все время один да один. Никуда не ходит, ни с кем не общается». Узнав о том, через что пришлось пройти Валерию Яковлевичу, у которого были свои «ростовские истории» и другие стрессы по жизни, я все понял. И тоже хочу быть один. Сегодня никого не пускаю в свой узкий круг общения, который ограничен моим коллективом.

— Как вам удалось заполучить к себе вечную помощницу Аллы Борисовны Люсю?

— А она как была нашей Люсей, так и остается. Просто Алле Борисовне так удобно, чтобы Люся жила у меня. Алла всю жизнь жила с кем-то — то с мамой, то с детьми, то с мужьями, то с домработницей. Наконец-то у нее появилась возможность просто побыть одной! Эта великая женщина заслужила право сосредоточиться на своей собственной персоне, чтобы никто — как в известном фильме — не ходил перед глазами. Если ей надо, Люся всегда придет и поможет. Ведь она как была ее верным человеком, так и осталась.

А мне, наоборот, Люся очень помогает, потому что мне еще хочется, чтобы рядом кто-то мелькал. Наслаждаться одиночеством буду позже. Люся меня балует всем, что мне нельзя. Опять-таки это наше семейное — мы периодически садимся на диеты, стараемся усердно их соблюдать, но Люся с таким же усердием их подрывает. Провоцирует на всякие вкусности. Хоть и консультируется постоянно с моим личным диетологом, но то колы в тихаря нальет, то испечет любимый мною «Наполеон» или вкусняшки картофельные с сыром запечет.

— А сами что-нибудь по хозяйству делаете?

— Готовить люблю. Все эти южные, восточные, мексиканские блюда. А насчет остального — считаю, что все должны делать профессионалы, да и нет времени, чтобы самому прибить полочку.

— В чем заключается ваша диета?

— Не есть после шести, пить воду в больших количествах и отказаться от сладостей.

— У каждого человека бывают «черные полосы в жизни», когда понимаешь, что — один, что от тебя ничего не зависит, что нет конца этой черной полосе. Как вы справляетесь с таким состоянием?

Филипп КИРКОРОВ , автограф для газеты "Однако, жизнь!"— Просто ложусь на дно. Главное — не закопаться там навсегда, четко почувствовать, когда надо выплыть. Пытаюсь найти гармонию с окружающим миром. Мне очень важно нести со сцены радость. Когда на душе кошки скребут, я включаю актерское мастерство и выхожу на сцену. Но так можно сделать один раз, два раза — потом это становится системой, творчество заканчивается, и я понимаю, что надо сделать остановку. В этот момент я останавливаюсь. Жизнь преподносит такие уроки и сюрпризы, которые заставляют переосмысливать некие ценности. Это и есть черные полосы, которые ты преодолеваешь. С каждым разом, когда ты это делаешь, ты становишься сильнее — и с каждым разом шире становятся белые полосы и уже становятся черные.

— Что вы цените в женщинах?

— Женщина создана для семьи, для любви, для очага, для продолжения рода, поэтому женщина мужчину сопровождает в самых сложных его жизненных дорогах. Самых сильных полководцев и героев вели очень сильные женщины. Анекдот хотелось бы вспомнить. Едут президент Америки с супругой на машине и останавливаются, чтобы заправиться. На заправке работает бывший одноклассник первой леди. И президент говорит: «Вот смотри, заправщик-то твой одноклассник, который за тобой ухаживал, и ты ему чуть не ответила взаимностью. Вот, если бы ты его выбрала, ты не была бы сейчас женой президента». На что она отвечает: «Если бы я сделала иной выбор тогда, сейчас бы он сидел на твоем месте». То есть все зависит от женщины. Женщина создает мужчину, и в то же время мужчина должен себя целиком посвятить своей второй половине. Он кормилец в доме основной, тот, кто приносит в клювике домой — и делает это не зря. Хотя, думаю, заначки тоже нужны. Для сюрпризов и подарков — на праздники и дни рождения. И я точно так же делал такие же заначки, чтобы делать неожиданные сюрпризы и подарки. Но женщинам, как оказалось, не коралловые бусы нужны, а любовь нужна.

Азар Мехтиев

Фото из архива автора.

 

 

Яндекс.Метрика