навигатор

Творчество моих друзей

Игорь КРУТОЙ29 июля народный артист России, композитор Игорь Крутой отметил свой юбилей 55 лет. Первый большой успех пришел в 1987 году, когда он написал песню «Мадонна», ставшую лауреатом телевизионного фестиваля «Песня года». В дальнейшем Крутой написал более 300 произведений, многие из которых стали шлягерами. С 1989 года кроме творческой деятельности Игорь Крутой начинает активно заниматься также продюсерской деятельностью. Он президент фирмы «АРС», сопредседатель жюри Международного конкурса молодых исполнителей популярной музыки «Новая волна» в Юрмале.

В рамках Международного конкурса молодых исполнителей «Новая волна-2009» прошла презентация музыкального проекта Игоря Крутого и Дмитрия Хворостовского под названием «Дежавю». Мировой тур стартовал в ноябре в Москве.

Редакция благодарит за сотрудничество и помощь в подготовке материала во время конкурса «Новая волна-2009» в Юрмале директора санатория «Viktorija91» (www.viktorija91.lv) Валентину Ничипоренко.

— Игорь Яковлевич, у вас юбилей — 55. А вы сами себе ставите две «пятерки»?

— Мне сложно оценивать самого себя. Я доволен своей работой. Я счастлив, что у меня хорошая семья. Я не замечаю, что мне 55, оттого, что занимаюсь любимым делом, что у меня маленькая дочь Саша, с которой у нас разница 49 лет. Я люблю проводить с ней время, не замечая своего возраста. Именно Саша утверждает, что я молодой человек. У меня есть надежные и верные друзья. Главный итог на ваш вопрос можно сформулировать фразой: «Есть еще порох в пороховницах».

— Мир шоу-бизнеса суров. Часто ли вам приходилось ощущать это на себе?

— Наш музыкальный мир непростой. Как и в любой профессиональной сфере, где нужен талант, где существует соперничество личностей и результатов, просто обязана существовать зависть. Но каждый живет по своей совести, по своим принципам. Лично у меня зависть вообще отсутствует. Вернее, не так. Я тоже завистливый, но на что? Завидую, например, людям, хорошо играющим в теннис, или, скажем, тем, кто может себе позволить вволю есть и не поправляться, не говоря уж о тех, кто умеет свободно говорить на английском языке. Сам-то я изъясняюсь очень плохо.

Вот такие у меня «зависти». Но чтобы я когда-нибудь позавидовал чьему-то успеху или хорошей песне... Видит Бог, такого не было. А чувствовал ли я зависть на себе? Да, и очень конкретно. Ну а с чем, если не с ней можно, к примеру, связать слухи о моей смертельной болезни, в то время как мне была сделана операция на поджелудочной железе? Один мой товарищ рассказал, что в нескольких местах сообщения о том, что я вот-вот умру, произносились радостным тоном. Прекрасно помню, как чуть ли не на следующий день после операции мне позвонил Киркоров и сказал: «Тебя сделали». Еще Кобзон звонил и предупреждал: «Слушай, тут пошел слух, что в ресторанах за тебя уже пьют не чокаясь». Я пытался отшучиваться. А потом, когда вернулся в Москву, Алла сразу же позвала меня пообедать: «Хочу увидеть тебя, убедиться, что ты живой». Правда, я был совсем худющий, бледнющий. Наверное, поэтому «доброжелатели» звонили моей маме, сестре и спрашивали, на каком кладбище меня будут хоронить.

Да, зависть страшная штука. Я столько пережил разочарований в людях, предательств, что теперь все это на меня даже не действует. Еще в детстве меня отец приучил: «Чужого не забирай, но и своего не отдавай». К сожалению, отец рано умер, однако многое успел во мне заложить. Благодаря нему я никогда не давал себя в обиду и всегда заступался за своих друзей. Конечно, внешне создается впечатление, что в моей жизни все идет как по маслу, но мало кто знает, что с 2003 года у меня начались очень серьезные проблемы, связанные и с бизнесом, и с творчеством одновременно. Это была борьба за выживаемость, я реально мог потерять все, включая свое доброе имя. А это для меня было самое страшное. Слава Богу, этот период завершился, теперь все позади, и не хочу даже возвращаться к тому времени.

— Когда вы были молодым начинающим композитором, кто-то из великих повлиял на ваше становление?

— В композиторском плане для меня всегда вершиной мастерства был Элтон Джон, в плане аранжировки — Куинси Джонс, в плане исполнительском — Джордж Майкл. Той музыке, которую делают эти люди, ни годы, ни мода нипочем. Это музыка — вечная, а они — классики своего жанра.

— Говорят, у нас сейчас два мелодиста — вы и Константин Меладзе.

— Я бы пальму первенства отдал Юрию Михайловичу Антонову. А еще — великим Пахмутовой, Паулсу, Тухманову. Но знаете, сам факт, что можно стоять рядом с ними в одном ряду и быть обсуждаемым — это достаточно почетно. Я не претендую на первые роли, но такое соседство для меня очень лестно.

— У вас хорошие отношения с Аллой Пугачевой, а как все начиналось?

— Однажды мне рассказали, что на банкете после «Рождественских встреч» Алла Борисовна наговорила комплиментов моей песне «Над пропастью во ржи» в исполнении Аллегровой. А мы с ней тогда не были знакомы. И вскоре после этого мне позвонил Саша Кальянов: «Пугачева хочет послушать твои песни, ждет тебя в такой-то день, приезжай». Я задумался: «Как правильнее к ней, к такой звезде, ехать-то?» Решил на всякий случай взять с собой и букет цветов, и бутылку водки. Приехал, как и было назначено, с утра. Мне запомнилось, что Пугачева меня встретила в таком свободном платье, с порога спросила: «Крутой?» Я киваю: «Крутой». А она в ответ насмешливо: «Да нет, это я — крутая». Спорить не стал. Вручаю цветы и бутылку. Зашли в квартиру, и она спрашивает: «Так что, сразу пойдем к роялю или, может, сначала позавтракаем? А то у меня вчера банкет был, и сейчас чего-то тяжеловато…» Я без тени сомнения: «Лучше, пожалуй, позавтракать». И мы прямо вот так с утра бутылку эту выпили, потом пошли к инструменту. После чего я стал показывать ей песню «Ты меня любишь», потому что там был женский текст, написанный Риммой Казаковой. Прослушав песню, Алла воскликнула: «Это просто гимн любви! Моя песня!» Я окрылился, но она тут же добавила: «Но петь не буду, потому что уже слышала ее у Толи Алешина, а через своих друзей я не переступаю». Речь шла о солисте «Веселых ребят», которого Игорь Тальков однажды привел ко мне домой и попросил: «Слушай, он решил сольную карьеру начать. Давай запишем эту песню, посмотрим, как голос ложится». Я согласился, но это не предполагало передачи Толе этой песни. Тем не менее, он кассету взял и показал Алле. Так что в тот раз совместного творчества у нас с ней не сложилось. Зато потом было много проектов, и я получал огромное удовольствие от наблюдения за тем, как жизнь песни начиналась, когда к ней прикасалась Алла.

— Ходят слухи, что вашу женитьбу «благословила» Пугачева…

— Это настоящая новогодняя история. На съемках финала «Песни года» ко мне подошла Алла и предложила встретить Новый год в Америке, в доме, который снял Леонтьев. Мы тут же зашли в гримерную к Валере и договорились. Вылет задержался, поэтому русский Новый год мы встречали в самолете в дружной компании: Алла, Филипп, Валера, Николаев, Королева и я. То, что меня ждет в Америке будущая жена, знала только Пугачева. В аэропорту нас встретила Ольга. В дом мы вбежали за семь минут до американского Нового года, но успели разложить еду и наполнить бокалы. Две недели так и прожили вместе. Причем все это время готовила Алла. Моя спальня находилась за стеной кухни, и поэтому мне было слышно, как уже в семь утра там начинались шорохи. Я жаворонок, встаю рано. Так вот, я вставал, заходил на кухню и заставал Аллу за готовкой. Замечательное время было.

Когда в аэропорту увидел Ольгу, сразу решил, что женюсь. У нас еще никаких отношений не было, а я ей уже предложение сделал. Я шел ва-банк. Сразу ей задал вопрос: «Будешь моей женой?» И она тут же согласилась. Помню, она мне сказала: «Меня всю жизнь считали крутой, а теперь я ею буду еще и официально».

— Что вы цените в женщинах?

— Всегда ценил ум, такт, тепло. Умение создавать дома такую атмосферу, чтобы каждый день, проведенный вместе, был праздником.

— Ваша дочка Саша замечательно поет. Если она решит стать певицей, не будете отговаривать?

— Я бы не хотел, чтобы Александра становилась певицей. Это сложный кусок хлеба. Хотя я не вижу ничего плохого в том, что мои дети занимаются музыкой и даже выходят на сцену. Старшая Вика уже окончила университет и учится в драматической школе в Нью-Йорке. У нее очень сильный голос, и я хотел, чтобы она пела классику. При ее мордашке, я считаю, это был бы успех. Но она не пожелала даже обсуждать эту тему! Зато самостоятельно записала с диджеем какие-то треки. Некоторые мне понравились, и я тут же снял ей клип.

— Считается, что у вас один из самых крепких браков в шоу-бизнесе. В чем секрет?

Игорь КРУТОЙ, автограф для газеты "Однако, жизнь!"— Я не знаю, и не пытался особо анализировать. Может быть, в том, что часто бываем в разлуке. И не успеваем надоесть друг другу. Рядом со мной оказалась красивая и умная женщина, но мы не даем друг другу поводов для ревности. Знаете, брак — это казино. Угадал — выиграл. Не угадал, проиграл. Я счастлив, что сделал правильный выбор.

— Вам не раз приписывали романы, например, с Ларисой Долиной, с Ириной Аллегровой.

— С Ларисой мы познакомился еще в молодости, когда мы с Сашей Серовым работали в Николаеве. Он тогда даже пытался ухаживать за Ларисой. А у меня что-то было с Ларисиной подружкой. Что же касается Иры Аллегровой, то в молодости мы работали в одном ансамбле, я был пианистом, она — певицей. Потом, когда я приехал в Москву и снял квартиру, оказалось, что Ира живет неподалеку. Мы случайно встретились на улице. Естественно, стали общаться. Наш с Алегровой клип и песня «Незаконченный роман» породили слухи, что между нами что-то было. Но на самом деле никакого романа не было.

— В последнее время поп-музыка вместо развития, наоборот, становится все более примитивной, вы с этим согласны?

— Поп-музыка действительно переживает жесточайший кризис. Это не только у нас, но и во всем мире. Но в нашей стране этот кризис наиболее ощутим, потому что мировые законы шоу-бизнеса у нас не работают. Процветает пиратство. Во всем мире артисты зарабатывают с продажи носителей. А у нас они зависят от количества концертов и корпоративных вечеринок. Во всем мире гастрольные туры — это рекламная поддержка вышедшего альбома. У нас же это основной вид заработка.

— Как вы думаете, почему рокеры так быстро сдали свои позиции попсе?

— Рок-музыканты увлеклись борьбой с попсой и доказательством своей крутизны и сами сдали свои позиции. У всех рокеров почему-то высокомерное отношение к поп-музыке. Хотя все лучшие хиты, например, Юрия Шевчука написаны по всем ее законам. И лучшие хиты Земфиры тоже.

— Кризис коснулся всех сфер деятельности, в том числе и шоу-бизнеса. Как, на ваш взгляд, обстоят дела сейчас?

— В кризисе есть свои отрицательные и положительные стороны. Уходит все наносное, неэффективное, неталантливое, все, что случайно выскочило. Да, артисты стали меньше зарабатывать, меньше стало заказников и корпоративов, многие вспомнили, что такое кассовые концерты, но зато сразу стало ясно, кто и что умеет по-настоящему, кто и чего стоит на самом деле.

 Азар Мехтиев

Яндекс.Метрика