навигатор

Творчество моих друзей

Первым хитом Валерия Меладзе стал романс «Не тревожь мне душу, скрипка», благодаря которому певца назвали «Открытием 1994 года». Альбом «Сэра», появившийся в 1995-году стал бестселлером. С тех пор каждый новый альбом Валерия Меладзе — «Сэра», «Последний романтик», «Самба белого мотылька», «Все так и было», «Нега» — имел успех. На радость многим поклонникам 22 ноября заслуженный артист России Валерий Меладзе выступит во Дворце Республики.

— Валерий, с чего начался ваш путь к славе?

— С плохой учебы в школе. Учителя преподавали неинтересно, и я пообещал им, что вырасту и достигну успеха. Но успех я свой сначала видел в другом, хотя мы с братом Костей всегда мечтали заниматься музыкой. В принципе лидером здесь всегда был Костя. Сперва, лет в шесть, он просто почувствовал, что очень любит музыку. В кинотеатре на детском сеансе шел фильм «Полонез Огинского». Он услышал эту чудную мелодию — и тут же что-то перевернулось в мозгу. Упросил маму купить ему скрипку и отдать в музыкальную школу. А на вступительном экзамене ему сказали, что он практически бездарен, нет ни слуха, ни голоса, ни ритмики. Но все-таки взяли на скрипку — просто на это отделение не было конкурса, да и мальчиков было мало. За компанию с ним в музыкальную школу отдали и меня. Ну и музыка после этого нас уже не отпускала.

Я собирался идти в радиотехнику, после школы даже устроился монтером на телефонную станцию. Родители посоветовали мне поступать в Николаевский кораблестроительный институт, куда я пошел следом за Костей.

Но тут случилось непредвиденное, что и определило мою нынешнюю судьбу.

Костя играл в университетской группе «Апрель», а мне поручили проверять и подключать провода. Как-то на репетиции я что-то затянул в микрофон, и меня пригласили на подпевку. Брат начал писать для меня песни. А когда нас пригласили в «Диалог», там на нас обратил внимание продюсер Евгений Фридлянд, после чего все закружилось-завертелось.

— В начале творческой карьеры вам предлагали взять псевдоним?

— Продюсер предлагал мне взять фамилию Миладов, но я отказался. К счастью, мою фамилию зрители восприняли нормально. Кстати меня назвали в честь космонавта Валерия Быковского. Я с ним несколько лет назад познакомился, он даже поздравлял меня с днем рождения — прислал телеграмму. Но когда в 1965 году родители вписывали мое имя в метрику, представитель загса настоял, что Валериан — это полный вариант Валерия. Так что по документам я Валериан.

— В детстве вы были не робкого десятка?

— Мы с братом Костей действительно были отчаянные сорванцы, вечно попадали в какие-то неприятные истории. На учет в милиции меня взяли где-то в шестом классе, после того как я снял пару приборов с разломанного трактора. Я тогда увлекался электроникой, хотел собрать омметр, да и вообще было очень интересно, из чего эти приборы сделаны. Помню, родители только качали головой: «Если уже сейчас в милицию приводят, то, что же дальше-то будет?!» Но блатная романтика меня не влекла. Я с детства увлекался техникой. Ведь вырос в районе, прилегающем к нефтеперерабатывающему заводу, там проходило много коммуникаций, было полно электрических щитов и разных других механизмов. Крупный конденсатор можно было разобрать и узнать, из чего он состоит.

— Как родители оценивают сейчас ваше с братом творчество?

— До тех пор, пока мы реально не стали популярными, они скептически к этому относились. Жалели, что мы не пошли работать по специальности, не занимаемся кораблестроением. Ведь мы довольно долго не могли выкарабкаться. И поэтому все время кормили их «завтраками». Говорили: вот-вот, вот-вот все будет. А на самом деле жили очень тяжело. И когда они увидели нас по центральным телеканалам страны, конечно, были обрадованы и стали, гордится нами.

— Вам случалось когда-нибудь давать взятку?

— Мой брат Костя поступил в Николаевский кораблестроительный институт и перед первым семестром ужасно не хотел ехать в колхоз. И вот, чтобы «отмазать» брата от трудовой повинности, я решил дать одному человеку бутылку коньяка. Я пришел на аудиенцию с дипломатом и долго объяснял, что Косте никак нельзя ехать в колхоз, мол, здоровье у него неважное. Все мимо! Похоже, собеседник действительно ждал, когда я открою дипломат и вытащу бутылку. А у меня рука словно онемела. Человек был старше меня в два раза, и я не посмел нарушить субординацию. Конечно, брат меня за это по головке не погладил! Но именно в колхозе Костя познакомился с парнем, который оценил его музыкальные таланты и пригласил на репетицию в группу «Апрель», куда потом пришел и я. Взятки я давать так и не научился, а вот с музыкой дела вроде пошли удачно.

— Валерий вы не боитесь завистников?

— Нет. Завидуя кому-то, человек вредит больше всего себе, ведь он тратит силы на зависть, вместо того, чтобы потратить их на создание собственного счастья. То, что делает меня счастливым — моя работа, моя семья, — я создал сам, своими руками. Я уверен, что в каждом человеке, потенциально заложена возможность быть счастливым, надо только постараться раскрыть этот потенциал.

— Вы можете вспомнить свою первую любовь?

Валерий МЕЛАДЗЕ, автограф для газеты "Однако, жизнь!"— Это случилось в первом классе. И чувство я пронес практически через всю школу, такое детское, искреннее, наивное. Хотя было много историй, которые сейчас смешны. Однажды она пришла на соревнования по плаванию, которым я занимался. Я участвовал в заплыве на сто метров. Мне хотелось сразить девочку своим мастерством. Забрался я на тумбу, стал готовиться к старту и чувствую, что резинка у плавок ослабла. Я как можно незаметнее подтянул ее и прыгнул. Гребу и ощущаю плавки на уровне пяток... Предательская резинка лопнула! Боже мой, мне казалось, что вода в тот день была прозрачнее, чем когда бы то ни было, что мою голую задницу наблюдают с трибун все, включая эту девочку, и что большего позора я еще не испытывал! Естественно, я пришел последним. Я плыл и плакал. Там были подводные коридорчики, ведущие прямо в раздевалку. Туда-то я с горя и забурился. В раздевалке разрыдался окончательно. Так обидно было! Девочка поняла, что произошло, хотя ничего, как оказалось, видно не было. Ни слова мне не сказала — деликатная была!

— Большинство артистов славятся своими бытовыми причудами. У вас таковые имеются?

— Я, например, никому в семье не доверяю процесс глаженья брюк. Кто, скажите на милость, лучше мужчины знает, как надо гладить брюки? Что касается гастрономических радостей, то всегда сам с утра жарю себе яичницу и готовлю завтрак. Это создает настроение утром на целый день.

— Как вы считаете мужчина, должен уметь забить гвоздь, починить кран?

— Обязательно! Мой отец всегда и все делал своими руками, правда мама постоянно его критиковала. Я тоже просто обожаю домашнюю мужскую работу. Гвоздями, кранами, полками и прочим обычно занимаюсь с утра, когда некуда применить вдохновение.

— О вашем умении готовить ходят легенды. Вы действительно хороший кулинар?

— Я думаю, что любой человек, который знает толк в еде и любит вкусно покушать, так или иначе сам экспериментировал с блюдами. Если мне очень понравилось в ресторане какое-то блюдо, я его могу потом попытаться приготовить дома. Правда, бывает, получается не с первого раза. Но это, может быть, ужасно — что я умею готовить. Так бы заглянул в холодильник, не нашел там ничего съедобного и спокойно сел бы смотреть телевизор. А так я начинаю изобретать что-то практически из ничего. Так что когда дома нет еды, я все равно найду что съесть. Это кошмар, но я люблю хорошо покушать! Что касается спиртного, то алкоголиком я никогда не стану, потому что отношусь к спиртному философски. Я, скажем, не могу находиться в компании и произносить тосты без спиртного. Мне кажется, что не поверят в искренность тоста, если я не выпью. У моего дяди из-за этого инфаркт случился, но, следуя традициям, он продолжал пить и оставался тамадой. Я пью не для того, чтобы охмелеть. Дома у меня много разнообразной выпивки, способной удовлетворить вкус самого придирчивого гостя. Сам ни разу не притронулся. А вот на гастролях сложнее. Приезжаю я в какой-нибудь город, где меня год ждали. Накрывают стол. Приходится есть и пить вместе с ними. В итоге они сутки отсыпаются, а я совершаю очередной переезд с больной головой. К счастью, у меня организм приспособлен к быстрой регенерации, поэтому похмелья у меня не бывает, но голова может слегка поболеть. И лицо никогда не опухает. У меня есть свои методы, чтобы убирать последствия. Например, утром поочередно прикладывать к лицу горячее и холодное полотенце. Честно, как заново рожденный!

— В одном из интервью прочитал об инциденте, произошедшем в Израиле, можно узнать из первых уст?

— Когда я был на гастролях в Израиле, знакомые посоветовали мне обратиться к одному известному ювелиру — я хотел подарить жене на день рождения кольцо с бриллиантом. На израильской бриллиантовой бирже этот мастер работал лет двадцать и был очень известен в своих кругах. В общем, отдал я этому ювелиру камень, а через три дня пришел за заказом. Смотрю — вроде мой камень, а вроде и не мой. Жизнь в России все-таки приучила доверять, но проверять, да и в камнях я немного разбираюсь. Так вот, после экспертизы мои подозрения подтвердились: это был другой камень, на порог ниже по чистоте и цвету и, соответственно, по цене. Я шума поднимать не стал, но решил проучить шустрого малого. В Японии изобрели материал, по сути ничем не отличающийся от натурального алмаза. Даже ювелир со стажем не определил бы подделку без специальной экспертизы. Я заказал такую фальшивку — десятикаратный камень, который обошелся мне не дорого. Настоящий, подобной величины и чистоты, стоил бы несколько сот тысяч долларов. И вот с этим камнем я явился к ювелиру Моше. Снова попросил поставить камень в хорошее кольцо, а через неделю пришел и забрал свой заказ. Как я потом выяснил, Моше покупал у проверенных людей камни, очень похожие на камни заказчиков. Но чуть хуже качеством, более дешевые. Подменял их, а разницу клал себе в карман. В моем случае ювелир вбухал в похожий на мою фальшивку бриллиант немалые средства. Подменил — и отдал мне кольцо с настоящим, дорогим камнем!

— Правда, что вы коллекционируете оружие?

— Мне удалось собрать неплохую коллекцию. Есть, например, великолепное охотничье ружье, но я никогда в жизни не убил ни одного животного. Хожу на охоту, чтобы с друзьями посидеть у костра, выпить, пообщаться, побродить по лесу, послушать пение птиц, увидеть восход и заход солнца. Наверное, с годами все приближаются к своим корням. Так что на склоне лет я, видимо, забуду русский язык и уеду в горы — буду выращивать виноград и скакать на коне с кинжалом из своей коллекции в зубах!

— Валерий, когда у вас что-то не получается, есть ли рецепт, заставить фортуну работать на вас?

— Были периоды, когда я был на пороге отчаяния, но только вера в себя, Костю, в семью и упорная работа помогали мне вернуть расположение фортуны. Совет один: никогда не стоит опускать руки! Нужно верить в себя и работать! И еще, конечно, прислушиваться к себе, а не следовать веяниям моды. Помните, у Сент-Экзюпери в Маленьком принце: «Зорко одно лишь сердце, самого главного глазами не увидишь».

Азар Мехтиев

Яндекс.Метрика