навигатор

Творчество моих друзей

Музыкой Алла увлеклась с детства, петь начала еще в школе. Уже в год окончания 496-й средней московской школы Пугачева для программы «С добрым утром» Всесоюзного радио записала песню «Робот». До начала сольной карьеры она была солисткой липецкого вокально-инструментального ансамбля «Новый электрон», ансамбля «Москвичи», эстрадного оркестра под руководством Олега Лундстрема, вокально-инструментального ансамбля «Веселые ребята» и группы «Ритм».

Мне посчастливилось много раз быть на пресс-конференциях, презентациях, общаться лично с Аллой Борисовной.

— Алла Борисовна, несомненно, на постсоветском пространстве, вы — звезда номер один. Когда вы начинали, то именно об этом мечтали?

— Нет! Как я могла о таком мечтать? Я вообще не стремилась на сцену. В музыкальной школе я аккомпанировала всяким талантливым, красивым, смазливым девочкам и мальчикам. Что я могла тогда думать? Что я — подслеповатая дылда с косой и в очках — буду выходить на сцену? У меня даже в мыслях такого не было! Когда ко мне пришел успех, мне каждый следующий день казалось, что завтра все кончится. Поэтому на концерты я всегда выходила как в последний раз. И, может, поэтому зрители и получали всю меня до капельки.

— Повлиял ли успех на ваш характер?

— По натуре я закрытый и очень замкнутый человек. Я даже на детских фотографиях никогда не улыбаюсь, всегда где-то в сторонке, в уголке. Так и в жизни, мне бы куда-нибудь на диванчик и чтобы меня никто не трогал. Сцена меня освободила, ведь на ней я должна была общаться с огромным количеством людей. С успехом ко мне пришло раскрепощение.

— Вы помните свое первое выступление?

— Да. Мне было 6-7 лет. В Колонном зале я играла польку Глинки. Я так боялась, что меня еле нашли, а потом еле вытащили из-под какой-то тумбочки. Но я все выучила хорошо и отыграла, как маленький робот. А потом вышла и поклонилась. Те первые аплодисменты я никогда не забуду. И с тех пор, наверное, больше люблю не начало концерта, а конец, когда все зрители встают и хлопают.

— Был ли в вашем детстве эпизод, который вы выделили бы как самый запомнившийся?

— Самый яркий — когда отец ударил мать. Единственный раз в жизни. Конечно, он потом извинялся, но... Я пережила тогда настоящее потрясение, и это оставило в моей душе след на всю жизнь. С той поры у меня внутренняя установка: мужчина, ударивший женщину, для меня перестает существовать.

— А вообще ваши родители дружно жили?

— В основном дружно. Вопрос о разводе никогда не стоял. Мама твердо знала: семья — это святое, ее надо беречь, поэтому всегда сглаживала все углы. Отец с матерью были абсолютно разными людьми. Мама была кокеткой, вся из себя такая пампушечка, обожала красиво одеваться, прекрасно готовила, петь любила, всегда собирала вокруг себя толпы людей. Отец же был прагматичным, деловым, никогда явно не выражавшим свои чувства. При этом на работе или среди друзей очень компанейский, а в семье — скорее диктатор. Я рано стала самостоятельной. Все свои проблемы я с детства решала сама. Про плохое не рассказывала, чтобы не расстраивать, а про хорошее они узнавали сами.

— А мальчики в юности вами увлекались?

— Нет, в мою сторону даже не смотрели. Видно, у меня было такое сильное биополе, которое их просто отталкивало. Правда в 12 лет я познакомилась с Володей Штерн. Он дружил с младшим братом Женей, а потому довольно часто бывал в нашем доме. Помню, как-то я предложила Штерну бежать из страны. Все взрослые тогда говорили о Карибском кризисе на Кубе. Вот я и решила помочь Фиделе Кастро победить американцев. Однако наши планы остались нереализованными, так как нас, юных безбилетников, решивших добраться до портового Ленинграда, сняли с поезда и отправили домой.

— Правда, что первого мужа Миколаса Орбакас, вам нагадали?

— Да. Я тогда собиралась ехать на гастроли с цирковым училищем в качестве певицы. А перед этим пришла в гости к композитору Кириллу Акимову. И его жена, известная поэтесса Карина Филиппова, мне прямо с порога сказала: «Ты станешь звездой, а замуж выйдешь за первого мужчину, которого встретишь в казенном доме. И случится это очень скоро». И действительно, первый, кого я встретила в училище, был Миколас. Он сразу произвел на меня впечатление своим европейским обликом. И я сразу сообщила ему, что он будет моим мужем. А потом привела Миколаса домой и сказала родителям: «Вот человек, за которого я выхожу замуж».

— Свою семейную жизнь вы начали отдельно от родителей?

— Да, в комнатке 8 метров в коммуналке — свадебный подарок от моих родителей. И наплевать нам было на то, что постоянно приходилось биться с тараканами. Все богатство было: шкаф, трюмо, пианино и тахта. Считали копеечки до получки. С рождением Кристины оставили ее в Прибалтике у родителей мужа. И после каждых гастролей я неслась туда по дюнам на их хутор, увешанная сумками, чемоданами. Со временем стала понимать, что дальнейшая жизнь с Миколасам бесперспективна, поскольку я уже больше принадлежу сцене, чем ему. И поэтому мы расстались.

— В одном из интервью вы сказали, что Киркоров вас так достал, что уже легче было выйти за него замуж, чем объяснять, почему не надо этого делать.

— С Киркоровым произошло совершенно мистическое явление. Однажды в ужасном душевном состоянии я стояла дома перед иконами. И стала вдруг кричать: «Вот тот, кто завтра мне первым позвонит, тому стану всегда помогать. С тем, кто вторым позвонит, до конца дней своих буду дружить. А тот, кто предложит мне венчаться — с ним останусь на всю жизнь!» Представляете, перед иконами такое говорить? На следующий день первым и вторым позвонил, а потом еще и венчаться предложил Киркоров. Все это произошло в один день, и я подумала: «Ну что же, наверное, это знак свыше…» Однако на второй день после свадьбы я поняла, что совершила ужасную ошибку. При этом наш официальный брак продержался 10 лет, а неофициально уже через год мы вместе не жили. Просто Господь по полной программе наказал меня — и правильно сделал.

— Сейчас все обсуждают ваши отношения с Максимом Галкиным.

— Я с огромным уважением отношусь к Максиму, к его таланту, и к его удивительному характеру. Мне с ним настолько комфортно! И так все у нас спокойно и мирно, и весело, и проблем никаких нет. Словно пазлы сошлись.

— Было много слухов о том, почему вам потребовалась срочная операция?

— Я просто долгое время ходила в предынфарктном состоянии, абсолютно об этом не подозревая. Но у меня, видимо, сильный ангел-хранитель. Когда меня увидели врачи, они страшно удивились, что я еще жива и даже гастролирую. Хотя я переживала бессонные ночи, боялась выходить на сцену, но не знала, что эти проблемы связаны с сердцем. Как-то в гостях один мой знакомый профессор посмотрел на меня и на следующий день буквально за руку отвел в госпиталь, где мне и сделали операцию, которая называется «стентирование». Скорее всего, это наследственное. Ведь у моей мамы было 5 инфарктов подряд, а после 6-го она умерла. Хотя и стрессов у меня было много. А еще абсолютно неправильный образ жизни — то недосыпание, то недоедание, переедание, курение. Слава богу, что я не пью сейчас. Все что можно я по молодости все выпила. В застойные времена без бутылки ничего не решалось. У меня всегда присутствовало легкое отвращение к этому, но приходилось пить. А если не пьешь, значит, ты больной или подлюка. Благо сейчас никто не заставляет.

— В газетах была растиражирована скоростная диета от Аллы Пугачевой. Что-то, связанное с кефиром и огурцами...

— Я и диеты — вещи несовместимые. Иногда мне надо похудеть, и тогда я просто меньше ем. Надо хлеб не есть, сахар не есть. Я сама могу уже любую диету придумать, написать. Но соблюдать, увы, не смогу.

После пребывания в Швейцарии я заново научилась простым, но важным для здорового питания вещам. Чайная ложечка — это не только для размешивания сахара, но и чтобы пить. Яблоко нельзя откусывать куском, поглощать его можно только нарезанными тонкими дольками. Пить нужно глоточками, а не стаканами заглатывать.

А вообще, как в организм поступает еда — так и будешь выглядеть. Очень важна обстановка и разговоры во время еды. Самую хорошую еду можно испортить отвратительной беседой. Я очень серьезно отношусь к тому, что я ем. Жареное, жирное исключила. Теперь люблю зелень и кисломолочные продукты. Ну и, конечно, раздельное питание. Это сейчас уже ни для кого не новость. Белки с белками. Углеводы с углеводами. Запрещено мясо есть с хлебом. В разгрузочные дни поглощаю два литра воды. На ночь не ем, не пью ничего. После еды хорошо подержать грелку на печени — тогда она не заболит. Больше стараюсь двигаться на воздухе. Не надо много спорта и утомлять себя — достаточно ходьбы и плавания.

— Алла Борисовна, а какая вы мама, бабушка?

— Какая?.. Да мне только позвони — и я бегом к ним. Или сама заеду узнать, как у них дела. Мы счастливы и спокойны, потому что мы есть друг у друга. Это главное.

— Алла Борисовна, вы обладаете одним исключительным качеством. О вас, кажется, известно все и не известно ничего. Это сознательный прием?

— Никакого приема. Просто я так живу. Когда про меня что-то придумывают, я ничего не опровергаю, улыбаюсь — хорошо, даже интересней, чем в жизни. Когда придумывают что-то ужасное, я вообще прикалываю это, как цветок на платье! Что может быть скучнее, чем совсем уж безупречная репутация? Если буду говорить правду — она скучна. Труд, семья, долг, творчество, кровь, пот, слезы… Кому это надо? Хотя в моей жизни и без этих сказок было невероятно много интересного. Наверное, можно и рассказать когда-нибудь. В своей книге.

— Как вы проводите день, когда нет никаких дел?

— Я обожаю свою квартиру. Это мое гнездо, где можно расправить крылья. По современным меркам, она небольшая, но очень уютная, я, куда ни гляну, все меня радует! А что делаю? У меня не бывает дня, чтобы я ничего не делала. И если я на диване смотрю телевизор, это еще не значит, что я там что-то вижу. Я даже устаю оттого, что у меня в голове постоянно работа идет. Только одну мысль откину, приходит другая. Внутренний голос шепчет: «Ну успокойся уже! Хватит! Смотри телевизор». Смотрю. Но там один негатив. Я выключаю и иду к друзьям или в казино. Правда, не столько поиграть, сколько пообщаться. Там уже сложился круг людей — известных, веселых, интересных. А играть необязательно, на это никаких денег не хватит. Еще люблю поехать на дачу, сходить в баньку, прогуляться. Я жизнь люблю.

Азар МЕХТИЕВ

Источник: газета "Однако, жизнь!"

 

Яндекс.Метрика