навигатор

Творчество моих друзей

Александр РЫБАК на фото слева, справа журналист Азар МехтиевАлександр Рыбак родился 13 мая 1986 года в Минске. Александр дошел до полуфинала в норвежской версии «Фабрики Звезд» и участвовал в шоу талантов «Kjempesjansen», в котором победил, исполнив песню собственного сочинения «Foolin». До победы в Москве Рыбак успел уже выступить с музыкантами из всемирно известной группы «A-Ha», а также со знаменитым скрипачом Пинхасом Цукерманом. А еще он играл в театре, в спектакле «Скрипач на крыше», который имел большой успех. Все лето он снимался в норвежском телефильме «Yohan — Child Wanderer». И записывал свой дебютный альбом.

— Александр, какое самое яркое воспоминание о Беларуси?

— Я не был на родине с семи лет, даже не смог приехать на похороны дедушки. А вернувшись, много чего вспомнил: парк Горького, цирк, как папа катал меня на лодке. Особенно хорошо помню деревню Лешни. Там я очень интересно проводил время. В деревне были очень гостеприимные соседи, которые все время приглашали в гости. Папа родился в Витебске, но его родители были из деревни, также как и мамины. Белорусский язык я услышал благодаря песням. Ведь я воспитывался не только на классической музыке, но и на белорусском фольклоре. Например, «Купалінку» мама мне пела, чтобы я уснул. Очень любил «Касіў Ясь канюшыну».

— Твое любимое белорусское блюдо?

— Драники!

— А сам любишь готовить?

— Мне готовит мама, но если нужно, я могу приготовить курицу или омлет. В последнее время на это нет времени, поэтому я предпочитаю рестораны.

— Почему ваша семья переехала в Норвегию?

— Мой папа, выпускник Минской консерватории, работал в Минском камерном оркестре, который выступал и с Рихтером, и с Ростроповичем. В 1990 году еще недавно приличные государственные зарплаты съела инфляция. А только что упавший железный занавес открыл доселе невиданные возможности. Будучи на гастролях в Норвегии, папа решил не возвращаться с гастролей в родную Беларусь. С ним была только скрипка и чемодан с одеждой. В Норвегии ему очень понравилось. Плюс там еще была очень богатая семья, которая приняла к себе, помогла первое время. Папа стал копить деньги, чтобы мама и я могли переехать тоже.

Уже через 4 года после приезда родители смогли купить трехэтажный дом в очень престижном районе — пригороде Осло Несоддене. В Минске мама работала на белорусском телевидении, в редакции музыкальных программ. Но когда папе предложили работу в Норвегии, мама поддержала его, и мы уехали. Сейчас папа скрипач, дирижер оркестра, и еще преподает в лучшей в Норвегии музыкальной школе. Мама органистка и пианистка. Они популярные люди в Норвегии, их все знают, потому что они много выступали по всей Норвегии.

— Ты сам считаешь себя белорусом или норвежцем?

— От рождения я белорус. Паспорт у меня норвежский, я являюсь гражданином этой страны, в ней вырос. Но мои родители из Беларуси, я там родился, там живут мои бабушки и другие родственники, в Минске и Витебске. Мама говорит, что характер у меня белорусский, хотя я не очень понимаю, что это значит. Темперамент и музыкальность у меня тоже белорусские. Я ведь с детства воспитывался и пел по-белорусски.

— В дни «Евровидении» у тебя был день рождения, как ты его отметил?

— Все мои мысли были заняты конкурсом. Но, день рождения я все же отпраздновал в норвежском посольстве. Было не очень много людей, моя команда, сотрудники посольства и один белорус. Мы с ним поговорили о Беларуси. Меня, кстати, очень тепло поздравила белорусская делегация.

— Кто из конкурсантов на «Евровидении» тебе понравился?

— На конкурсе я точно не был лучшим исполнителем — просто у меня была история, которую я хотел рассказать. И моя скрипка, которая всегда помогает. Лучшей исполнительницей я бы назвал исландку Йоханну, а лучшей песней «Anti-Сrisis Girl» в исполнении Светланы Лабоды.

— Правда, что твоя песня «Сказка» посвящена любимой девушке?

— Моя композиция была написана совершенно случайно. Я очень сильно любил одну девушку и про эти чувства написал сначала музыку, а потом и слова. Точнее, музыка пришла ко мне сама, когда я отдыхал летом в горах и однажды гулял со скрипкой, поднялся на самую высокую гору и меня наполнили какие-то невероятные чувства, я стал играть, и родилась мелодия песни. Потом уже я написал к ней слова, и оказалось, что это лучшая песня из тех, которые у меня есть. Это песня-мечта, поэтому в ней я использовал такую немного сказочную аранжировку.

Я очень тяжело пережил разрыв с Ингрид, моей первой любовью. Она, как и я, скрипачка. Я ее безумно любил. А она меня бросила, нашла другого парня. Когда узнал об этом, страшно переживал. В тот день я летел на гастроли в Китай, зашел в самолет, заперся в туалете и разрыдался. Выплакался, и вдруг мне полегчало. Я подумал, что вырвал Ингрид из своего сердца навсегда.

Но когда через несколько месяцев она рассталась с моим «соперником», я обрадовался: значит, не так уж она его и любила и ее можно вернуть. Но она вернулась не ко мне, а к новому ухажеру. Ингрид интересная девушка, поэтому у нее всегда новые мальчики. Мы с ней давно не встречались, но после победы на Евровидении она меня поздравила с победой на эсэмэской. А затем предложила сыграть дуэтом. Но мне не хочется делать пиар из личных отношений. Я и так не скрывал, что написал «Fairytale», вдохновленный чувством к ней. Но я же не рассказывал никаких подробностей. А она после моей победы на норвежском отборе быстренько продала журналистам все наши совместные фотографии.

— И ты бы не хотел с ней встретиться?

— Я бы хотел встречаться с Ингрид, но не с нынешней, а с той, в которую влюбился пять лет назад. А раз такой Ингрид больше нет, надо жить дальше!

— Как тебе удалось поработать с легендарной группой «A-ha»?

— Мне повезло, что музыканты из группы родом из Норвегии. Познакомились мы случайно. На один из концертов им был нужен скрипач, и я был единственным скрипачом в том месте.

— Вы продолжаете общение?

— Сейчас с солистом «A-ha» мы снялись в фильме «Yohan-цыган». Мой герой играет на скрипке. А вокалист «A-ha» играет моего отца. Этот фильм детский, но самый крупный в Скандинавии.

— У тебя есть любимая группа?

— «Blink-182», они — моцарты рока. А лучшей песней я считаю — «I Will» группы «Биттлз». Я никогда не перестаю учиться у таких музыкантов, как Стинг, Андреа Боччели, Майкла Джексона.

Александр РЫБАК, автограф для газеты "Однако, жизнь!"— Чем ты занимаешься в свободное от музыки время?

— У меня нет свободного от музыки времени. С пяти лет играю на скрипке, и сначала не очень восторгался тем, что меня заставляют, а друзья даже стали дразнить меня. Когда смычок случайно ломался, я ликовал, хотя виду не показывал. Ведь пока смычок ремонтировали, я получал три дня свободы. Когда вырос, я понял, какое счастье, что я могу сочинять музыку и играть на инструменте, что у меня есть талант. Но в классическом жанре мне было тесно, и поэтому я стал заниматься и другими видами музыки, более современными. И петь начал, чтобы девушки обращали на меня внимание. Если же все-таки у меня появляется свободное время, я люблю играть в видеоигры и у меня есть мечта создать собственную игру. А еще я увлекаюсь серфингом.

— Как тебя, классического скрипача, занесло в поп музыку?

— Мне надоело просто играть все тяжелое. Там Бетховен, Рахманинов, так что я просто хотел чуть-чуть отдохнуть от всего этого. И поэтому принял участие в телевизионном конкурсе «Идол», по типу вашей «Фабрики звезд», где дошел до полуфинала.

— Ты, хороший музыкант, неожиданно запел. Для чего?

— В 17 лет я запел, чтобы «впечатлять» девушек. Но я сам не считаю себя певцом: я никогда не брал уроков вокала, да и вы сами слышите, что я не такой уж хороший певец. И свою песню «Fairytale» я написал, исходя из скромных возможностей своего голоса. Но для меня главное не идеальный голос, а возможность что-то сказать людям. Я рассказчик, который что-то рассказывает людям с помощью скрипки, голоса, фортепиано.

— Что для тебя деньги?

— Я часто иду против законов шоу-бизнеса. Потому что для меня деньги никогда не были самым главным в жизни. Даже когда они у меня появлялись, я глупо их тратил. На свой первый большой гонорар в 40 тысяч евро за победу в телешоу купил большой телевизор, который нет времени смотреть, и акции, которые сейчас сильно обесценились.

Как-то мои менеджеры без моего ведома отменили концерт в Швеции, потому что Германия за мое выступление заплатила больше. Я узнал об этом из газеты и был взбешен, как можно так обманывать публику? Какие бы деньги ни предлагали, так поступать нельзя. Первым делом я ударил по стене так, что задрожали двери. Потом связался с газетой и объяснил ситуацию. А затем, остыв, позвонил менеджерам и объяснил, что так делать нельзя.

Сейчас слишком много людей в этом мире думают только о бизнесе, о прибыли. И мне советуют быть порасчетливее. Но я не собираюсь жить только ради денег. Я верю в другое — в бескорыстную дружбу и в то, что музыка помогает людям жить.

— Только на одних рингтонах песни Fairytale ты бы уже мог стать богатым…

— Самое главное, что сейчас мне платят деньги за то, за что я еще несколько лет назад сам бы хотел заплатить, - чтобы меня показали.

— На «Евровидении» ты со многими подружился, сейчас поддерживаете контакт?

— У меня нет времени даже на самых близких друзей! Но вот с Киркоровым сейчас общаюсь с удовольствием, пишем друг другу SMS. В Москве он был очень гостеприимным ко мне. Я пригласил его к себе в Норвегию. И хочу сказать, в нашем общении — не бизнес, а человеческие отношения.

— Как ты видишь свое будущее?

— Сейчас у меня есть возможность гастролировать по всей Европе. Даже пришлось отказаться от встречи с Опрой Уинфри, потому что у меня были концерты. Я считаю, лучше быть большой звездой в маленькой стране, чем маленькой звездой в большом мире. Но через 4-5 лет я уже не буду таким идолом. У меня не будет столько концертов. Особенно, если я женюсь. В будущем я мечтаю быть композитором. Писать песни.

— Как чувствуешь себя в «шкуре» звезды? Не слишком много внимания?

— О, внимания ужасно много! Но я с удовольствием после концерта даю автографы, хотя иногда меня пугает большая толпа. На днях четыре часа раздавал автографы! Я ценю такое общение: дать автограф, обнять ребенка.

— Ничего, что к тебе обращаются на «ты»?

— А у нас в Норвегии все так делают. Здесь я уже понял, что надо говорить «вы» тому, кого уважаешь. А я не знаю, кого уважать, а кого нет.

— На фото, где ты держишь награду победителя «Евровидения», видно, что от нее отбит кусочек. Что произошло?

— Это я так сильно сжал награду! Только получил приз — и он разбился в моих руках, но мы его специально не склеивали — это же память.

Фото из архива автора.

Источник: газета "Однако, жизнь!" (г. Минск)

 

Яндекс.Метрика