навигатор

Творчество моих друзей

bojarsk_1Членом жюри Международного конкурса молодых исполнителей «Витебск-2005» на «Славянском базаре в Витебске» был народный артист России Михаил Боярский. Наверное нет человека в России и Беларуси, кто не знал бы этого популярного актера. Его неменяющийся образ тому виной или обаяние сыгранных им ролей, среди которых классика советского кино: «Соломенная шляпка», «Старший сын», «Собака на сене», «Человек с бульвара Капуцинов», «Гардемарины, вперед!», «Узник замка Иф», «Мушкетеры, двадцать лет спустя», «Тартюф», «Королева Марго». И уж конечно фильм «Д Артаньян и три мушкетера», после которого поклонники Михаила Боярского считают актера вечным романтиком. Хотя сам Боярский наотрез отказывается от своего романтического образа.

 

- Я нормальный человек, а «романтиком» меня сделал кинематограф. Роль Д'Артаньяна стала моей визитной карточкой. Затем были «Собака на сене» и еще целая серия романтических ролей. На сегодняшний день у меня около семидесяти ролей в кино, но самые популярные из них те, где есть романтическое начало.

- Верно ли, что в «Три мушкетера» режиссер Юнгвальд-Хилькевич приглашал вас вначале на отрицательную роль?

- Да, вначале мне предложили роль Рошфора. Моя мать стала отговаривать меня, ей не нравилось, что я играю отрицательные роли. Но потом я получил телеграмму от режиссера: «Предлагаю на выбор: Роль Атоса или Арамиса». Но затем на пробах режиссер заметил мои «Д'артаньяновские» усы, длинные волосы, спортивную фигуру и поменял мое амплуа. Кстати, в кадре потребляли только натуральные продукты: вино, окорок... А когда пытались заменить все это реквизитом, мы обращались к системе Станиславского: не можем, не выходит. В обед мы, не снимая костюмы и парики, шли в ближайшую забегаловку. А если над нами кто-то смеялся, то шпаги всегда были при нас. В массовке было много женщин, так что от поклонниц отбоя не было.

- В одном из интервью, вы сказали, что если бы не сыграли в «Трех мушкетерах», то это было бы ошибкой.

- В том, что я сыграл Д Артаньяна, мне повезло как человеку, а не как артисту. Да, после этой роли моя жизнь стала разнообразней и интереснее. Но роль, как таковая, мало что во мне изменила. Да она, если честно, и не была сыграна. Я абсолютно не готовился к ней: не ходил в библиотеки, не работал над образом своего героя. Мне сразу было понятно, что мой герой должен быть романтиком, от которого отлетают гвардейцы, влюбляются все женщины, а мне только оставалось скакать на лошади. Тонких психологических подходов к этой роли не было.

- Но фильм имел огромный успех, а вот продолжение «Двадцать лет спустя» нет. Как вы думаете, в чем причина?

- Нельзя дважды вступить в одну и ту же реку. За 13 лет после съемок мы стали опытнее. Но, как оказалось, ошибки молодости и придали очарование. Сценарий был откровенно слабым. И нам приходилось по ходу съемок много переделывать. К тому же, режиссер поссорился с композитором Максимом Дунаевским, написавшим музыку к первому фильму. Песни вставляли в фильм уже после съемок.

- Ваши герои популярны до сих пор. Значит, у людей есть потребность в романтических героях?

- В те времена были очень хорошие фильмы «Семнадцать мгновений весны» и «Место встречи изменить нельзя». Что касается актеров, то мне всегда были симпатичны и в жизни, и в кино Высоцкий. Или Стриженов - в фильме «Сорок первый». Такие герои гораздо интереснее, чем мой герой. «Три мушкетера» - просто хорошее развлечение. Если говорить об атмосфере этой картины, то эта атмосфера несбыточной мечты, которая живет в любом юноше. «Три мушкетера» - выход через фильм бурлящей юношеской энергии. Вот они, четверо отважных, со шпагами - за правду, за любовь! То, чего в жизни нет.

- За последние годы герои превратились в антигероев, например роман Пелевина «Чапаев и пустота», или роман Сорокина «Голубое сало». Герои этих книг вам интересны?

- Понятия не имею. Меня такие авторы не интересуют. Я читаю Гоголя, Чехова, Толстого, Пушкина... Лев Толстой сказал: «Писать надо тогда, когда не можешь не писать». Я для себя вывел другую сентенцию: «Если можешь не читать - не читай». Я не читаю ту макулатуру, которая лежит на прилавках аэропортов и вокзалов. Мне жаль, что сегодня герои ищутся в основном среди бандитов и ментов. Мне жаль тех зрителей, которые не разу не были в библиотеке. Мы получили сумасшедшую свободу, она нас и погубила. Потому что человек создан «по образу и подобию» и не может претендовать на абсолютную свободу. Идеальный герой - это тот, кто живет по заветам Иисуса Христа. К сожалению, в должной мере мы не исполняем заветов Христа. Мы курим, выпиваем, грешим. Лишь немногим удается следовать заветам. К сожалению, я не такой, поэтому являюсь лишь романтическим киногероем.

- Давно вы занялись философией?

- Это громко сказано. У меня интерес к философии вызван желанием разобраться в человеке. Миллионы людей ушли из этой жизни, а зачем они приходили? Вот в чем вопрос! Сейчас люди живут двойными стандартами. Начиная от политиков, заканчивая деятелями шоу-бизнеса. Я хочу понять свои грехи, покаяться. Быть хотя бы в семье приличным человеком, чтобы дети не видели колеблющего отца. А с другой стороны, попробуй научи сегодня существовать честно. Погибнут. Как быть в такой ситуации? Быть порядочным человеком и умереть нищим, либо стать вором, но жить чудесно? Каждый должен решать сам.

- Почему ваша фамилия исчезла из титров кинофильмов?

- Нет фильмов, которые бы поразили меня. Поэтому, если поступают какие-то предложения, я отказываюсь. За последнее время снялся у Мережко в фильме «Новогодние мужчины» и у Антона Сиверса в «Счастливом». Благодаря хорошему кино, а не халтурному, я стал популярным. Когда-то я учился у маститых актеров старшего поколения. Поражало их отношение к делу. Современные же лицедеи думают больше не о мастерстве, а о коммерческой выгоде. Поэтому я не могу сказать, что безумно рвусь в кино. Я бы мечтал сняться в таком фильме, как «Возвращение», но такого материала очень мало.

- А в сериалах не играете?

- Раз на молоке обжегшись, на воду дую. Это я про сериал «Зал ожидания». Я купился на то, что помимо меня будут играть Тихонов, Ульянов, Костолевский, Усатова... Но то, что получилось, меня огорчило.

- В одном из интервью, вы сказали, что лучше играете, когда плохо себя чувствуете...

- Да. Еще древними римлянами замечено, что уставший человек более спокойнее идет в бой и убивает грамотнее, чем тот, который отдохнул. Это касается и меня. Когда мне сделали массаж, я выспался, то столько энергии прет, что не знаю, куда ее девать. А когда я устал, то у меня конкретные четкие жесты, спокойный взгляд. В таком состоянии мне и плакать проще, и орать.

- Можно узнать о вашей семье?

- Жену нашел в Театре имени Ленсовета, где она играет до сих пор. Я должен был играть Трубадура, и режиссер предложил выбрать самому принцессу. Ну, я и выбрал Ларису. Как оказалось, на всю жизнь. У нас двое детей. У сына своя группа, очень популярная в Питере. Лиза окончила театральное училище. Впервые публично она появилась на церемонии вручения Национальной премии «Ника», где была ведущей. В Санкт-Петербурге мы живем в потрясающем месте на Мойке, напротив квартиры Пушкина. Как посмотрю на дом-музей поэта, так всякое желание зазнаваться пропадает. Мне предлагали переехать в Москву, но там перебор в деньгах и самооценках. Москвичи находятся в полной эйфории от того, что делают. Это смешно. А я не хочу быть смешным.

bojarsk_av- Почему вы все время на публике ходите в шляпе?

- Шляпа «пришла» ко мне от зрителей. Я часто появлялся в картинах в треуголках, шляпах. И когда потом выступал на концертах с песнями из этих кинофильмов, чувствовал, что нужна и какая-то соответствующая атрибутика. Со шпагой и в перчатках неудобно. Шляпа для этого лучше всего подходила.

- Современное кино вам нравится?

- Совершенно не нравится. У меня оно вызывает сплошной негатив. Раньше тоже были плохие фильмы, но сейчас они зашкаливают. За последнее время мне понравились «Возвращение» и «Папа». Фильм должен нести положительные эмоции. Если искусство этим не занимается, зачем оно вообще нам нужно? Сейчас кинопромышленность на подъеме. Меня радуют операторские работы. Я жду, когда станет меньше сериалов, которые заполонили наши каналы. Сериалы - это поточная продукция, где нет места мысли. Я считаю, что для того, чтобы поумнеть, надо выключить телевизор. Иначе идет полное зомбирование. Все становятся одинаковыми. Артисты, кочующие из сериала в сериал, стали на одно лицо. И потом очень мало породистых актеров. Таких как Ливанов, Фрейндлих, Вертинский, которым не надо играть, изображая дворян, на них достаточно посмотреть и все ясно. Породистость должна быть не только во внешности. У актера внутри должен быть какой-то стержень. Например, Евгений Евстигнеев обладал обычной внешностью, но одинаково достоверно играл и профессора, и бухгалтера. Считаю, что он - один из самых великих актеров, с которыми мне приходилось встречаться. Мне кажется, если человек хочет понять актерскую профессию, ему нужно чаще обращаться к творчеству Евстигнеева. Сейчас я понимаю, что чем лучше артист, тем меньше он заметен в мирской жизни.

- Для вас важно, какое впечатление вы производите на окружающих?

- Да. Это меня подстегивает быть всегда опрятно одетым. В человеке все должно быть прекрасно. Но не для того, чтобы на него все смотрели, а для того, чтобы не раздражать других. Чтобы не доставлять никому неудовольствия своим существованием. А вот внутренний мир должен быть абсолютно свой. Человек должен бескомпромиссно слушать только свое мнение и плевать на все остальные. Как только он начинает это делать, он становится ближе к Богу. Потому что начинает поступать так, как хочет сам, а не как хотят другие.

- В одном из интервью, вы сказали, что часто находитесь в депрессии, а как вы с ней боретесь?

- С друзьями общаюсь, водку пью. Хотя полное отсутствие депрессии означает отсутствие мысли. Ведь в наше время не так уж много поводов, чтобы радоваться.

- Правда ли, что однажды, вы назвали дам-депутатов - «дураками с прическами»?

- Лев Толстой вообще считал, что с женщинами не нужно общаться. Они созданы природой для любви, продолжения рода, украшения жизни. Но только не для рассуждений. Женщины более чувственны, чем мужчины. Более спокойнее, потому что знают, что будут рожать детей, воспитывать. А мужчина находится в вечном поиске. Он этим доводит себя до алкоголизма. Женщины - милые существа и я не собираюсь их обижать, но им не дано того, что могут мужчины. Дирижеры-женщины смешны, шоферы-женщины смешны... Театр начал свое существование без женщин. Все роли исполняли мужчины. Это было нужно, чтобы не отвлекать зрителя на посторонние вещи. А сейчас женщина на сцене нужна для секса. Как только актриса теряет сексуальность, она становится не нужной. Правильно сказала Мордюкова: «Актерство - это торжество пола». Если актер, выходящий на сцену, не вызывает никаких сексуальных ассоциаций, зачем он нужен?

- Михаил Сергеевич, вы о чем-нибудь сейчас мечтаете?

- Я мечтаю о том, чтобы найти такое занятие, которое целиком и полностью оградит меня от проблем. Чтобы тупо чем-то заниматься и не загружать голову. Каждой профессии свое время. Когда-то актерская профессия была «нищая», но обладала разрушительной силой. Сегодня фильмы снимают не потому, что хотят что-то сказать людям, а просто так. «Давай сделаем что-нибудь». Это беспомощность, отсутствие высоких нравственных позиций, которые были у Толстого. Хотя и Толстой пришел к мысли, что от искусства надо отказаться, что все это ерунда собачья...

Азар МЕХТИЕВ

Яндекс.Метрика