навигатор

Творчество моих друзей

briljska_1Миллионы телезрителей встречаются с ее Надей из «Иронии судьбы» не реже одного раза в год. Впервые она вошла в наш дом 1 января 1976 года и сразу же стала для всех родной. Теперь уже невозможно представить новогодний праздник без этой картины, а сам фильм Эльдара Рязанова - без польской актрисы Барбары БРЫЛЬСКОЙ.

 

- Пани Барбара, что для Вас фильм «Ирония судьбы»?

- Этот фильм особенный для меня. Это единственный фильм, который принес мне большое удовольствие, самоуважение, после этого фильма я подружилась со всеми зрителями Советского Союза. После фильма у меня появилось столько поклонников, что их количество можно заносить в книгу мировых рекордов. Прошло 29 лет со дня выхода картины на экран, а мне до сих пор приходит огромное количество писем. Так как письма на русском языке и у каждого свой почерк, то мне приходится их долго читать, но я не пропустила ни одного письма. Так как в них бесконечное выражение любви, симпатий ко мне. В письмах много просьб прислать мою фотографию, но чтобы выполнить их все, мне пришлось бы иметь целую фабрику и несколько секретарш.

- Не могли бы Вы вспомнить несколько случаев, связанных с поклонниками?

- Однажды я приехала в Ереван. В четыре утра, не накрашенная, с чемоданами тихо иду по гостинице. Вдруг меня замечает горничная и как закричит: «Ой! Надя!» Разбудила весь этаж, люди повыскакивали с номеров просить автографы.

Дома у меня очень много подарков от поклонников. Однажды в интервью я рассказала, что у меня украли гобелен, который вышила своими руками. Так русские ткачихи сделали мне такой же!

Несколько лет назад мы с Даниэлем Ольбрыхским были в Киеве на кинофестивале. И когда он увидел, сколько мне оказывают внимания, с какой нежностью относятся, то был поражен. «В чем дело? Что происходит?» - спрашивал он, привыкший, что в Польше его рвут на части, а здесь все внимание мне.

- А в Польше Вас не ревновали к огромной славе в СССР?

- Да, было такое. Особенно, когда в Советском Союзе я получила Государственную премию. Из-за этого я потеряла в Польше много ролей. Потому что когда звонили на киностудию «Фильм Польска» и искали меня, там всегда отвечали, что я в Союзе. Хотя я в этот момент была в Польше.

- Вы бы согласились сняться в фильме «Ирония судьбы 20 лет спустя»?

- Не знаю. Я считаю, что первый фильм всегда лучше, чем все последующие. Продолжение портит тот образ, который люди полюбили в первом фильме.

- В фильме Вы очень правдиво показали чувства. Вы были влюблены в то время?

- Да, я очень была влюблена в своего мужа и двухлетнюю дочь Басю. Но это не имело ничего общего с тем, что было на экране. Если бы я не выглядела влюбленной в этом фильме, то не была бы актрисой.

- Я имел в виду Вашего партнера по фильму.

- Мягков мне очень нравился, хороший, благородный человек и профессионал. Но у нас с ним не могло быть никаких романов, потому что, я уже сказала вам, что была влюблена в мужа, да и мой партнер был не свободен.

- Вы знаете, что жена Мягкова лечилась от алкогольной зависимости?

- Нет, не знала! Это ужасно. Алкоголизм - это жуткая вещь. У меня в жизни тоже был период, когда я много пила, но в какой-то момент посмотрела на себя в зеркало и поняла: так больше жить нельзя. И курить бросала, хотя в общей сложности дымила уже лет 30. Однажды по телевизору показали легкие умершего от рака курильщика. На следующее утро, когда взяла сигарету в рот и увидела себя в зеркале, вспомнила этот сюжет. Я вся аж побелела и позвала детей. Смяла пачку сигарет на их глазах и сказала: «Мама больше не будет курить!». Меня хватило на полтора года.

- Как получилось, что Вас пригласили в этот фильм?

- Думаю, что это все решается на Небесах. Рязанов предложил мне эту роль, посмотрев польский фильм «Анатомия любви». Ему понравилась моя роль, и он решил, что я буду героиней его нового фильма. Рязанов был первым режиссером, который лично мне позвонил и пригласил на пробы. И меня это тронуло, потому что до этого мне звонили ассистенты или помощники режиссера. Я приняла его приглашение, но сказала, что в «Анатомии любви» была черная, а на самом деле я - блондинка. Рязанов сказал, что это ему не мешает.

briljska_avКогда я ехала в Москву, то была уверена, что меня не утвердят, потому что в Союзе много замечательных актрис, у меня жуткий акцент. Но режиссер ответил, что я гожусь на эту роль. Я не перестаю удивляться таланту Рязанова, который попал так в самую точку с новогодним фильмом.

- Вы поддерживаете с ним отношения?

- Если только случайно встретимся в Москве. А так не перезваниваемся даже. Последний раз он прислал мне телеграмму, когда погибла моя дочка - это было одиннадцать лет назад.

- Можно узнать о Вашей семье?

- Побывав два раза замужем, я осталась одна. Первое замужество почти не в счет. Второй брак длился двадцать лет, в результате появилось двое детей. Я очень устала от этого брака, но терпела ради детей. Хотя сейчас понимаю, что если нет понимания в семье, то нужно расстаться побыстрее и не мучить себя. У моей дочери Барбары был блестящий дебют. Она была манекенщицей, Басю знали в Париже, в Японии. Дочка снялась в трех фильмах, но последний из них так и не увидела. Бася погибла в автокатастрофе за день до окончания съемок 15 мая 1993. В двадцать лет у нее было много предложений сняться в кино. Специально для нее была написана роль Хелены у Ежи Хофмана в фильме «Огнем и мечом». Девочкой Бася была со мной в кадре. Мы мечтали сыграть вместе, но не получилось сделать это по-настоящему. В одном фильме она играла главную роль, а я эпизодическую, но при монтаже меня вообще вырезали из фильма.

- Как Вы пережили смерть дочери?

- Говорят, что мертвые заботятся о нас, и я в это верю. Со мной часто случались чудеса, многое говорило о том, что дочь подает мне знаки. После смерти Баси я думала, что буду совсем другой, но оказалось, что это живет внутри меня, а внешне я осталась прежней. Вначале я стыдилась своего смеха. Но потом мне сказали, что это нормально, иначе я сойду с ума. Но рана никогда не затянется. Сейчас меня утешает двадцатилетний сын Людвиг. Для него я должна улыбаться, должна жить так, чтобы он не заглядывал мне в глаза и не спрашивал с волнением: «Мама, что с тобой?». Я должна быть рядом с сыном. В его годы я мечтала быть звездой. У Людвига есть несколько увлечений, но я не хочу навязывать ему свое решение, я только поддерживаю сына, пока он учится.

- Кто были Ваши родители?

- Мои родители были очень красивые люди. Свою внешность я унаследовала от них. Мама шила, а отец был слесарем. У него было хобби - часы, лучше него в них никто не разбирался. Я выросла в послевоенной бедности. Жили мечтами. Меня воспитывали в строгости. Я была скромной и закомплексованной, но условия жизни заставляли меня с детства быть самостоятельной. Родители все сделали, чтобы я окончила художественный лицей.

Директор лицея, увидев меня в самодеятельном театре, убедил меня и моих родителей поступить в Лодзинскую высшую театральною школу. Уже в 15 лет я сыграла эпизодическую роль в кино. А настоящий мой кино дебют, после которого я стала известной за пределами Польши, состоялся в фильме «Фараон», где я сыграла главную роль. Режиссер Кавалерович долго искал героиню. Было много претенденток, но после трех отборочных туров роль была предложена мне. Роль Камы запомнилась зрителям и мне была обеспечена карьера в кино.

Я много снималась в Болгарии, Чехии, Германии. Может быть, вы помните приключенческие фильмы «След Сокола», «Белые волки», «Что же было потом?». Там хорошо платили, а мне нужно было растить детей. А удовольствие от съемок я получала лишь в Советском Союзе. Потому что у вас замечательные люди, очень теплые отношения к артистам.

- Вы окончили театральную школу, а в театре у Вас много ролей?

- Еще до окончания школы я стала сниматься в кино. Я всегда считала себя киноактрисой, полагая, что театральный актер - совершенно иная профессия. Другая техника, средства выражения, другой образ жизни. Театр - это работа до ночи, а я стремилась быть вечером дома со своей семьей. Да и платили в кино гораздо больше. Два года назад в Москве мне предложили попробовать себя в спектакле «Квартет». Можно сказать, это моя первая большая театральная роль, после которой мне понравилось работать на театральной сцене. Мои партнеры по спектаклю - замечательные актеры: Игорь Дмитриев, Кахи Кавсадзе, Светлана Крючкова.

- Помимо кино, Вы увлекаетесь литературой?

- Я читаю редко и в основном книги практические. В дороге читаю любовные романы, автобиографические книги известных людей. Но сейчас мне кажется, что я сама - большая книга, которую можно открыть и читать. После смерти дочери я читала много литературы по парапсихологии, о жизни после смерти. Даже стала писать письма в стихах своей Басе.

- Ваша Надя в фильме «Ирония судьбы» поет. А вы?

- У меня были уроки вокала в театральной школе. Спела бы и у Рязанова. Но я играла учительницу русского языка, поэтому акцент был недопустим. Алла Пугачева хорошо спела вместо меня. Это было начало ее взлета.

- А рыбу заливную, как Надя, готовите?

- Да. Только лучше, чем моя героиня. К празднику готовлю блюда из рыбы, пирожки с грибами и капустой, красный борщ, телятину «карли» с ананасами и шампиньонами. Очень люблю вкусно поесть, но мне нельзя много кушать. Надо держать себя в форме. У меня дача под Варшавой, где я обожаю жить. Выращиваю цветы, кинзу. В Москве меня подруга научила делать аджику. Столько аджики делаю, что потом раздаю друзьям, которым она очень нравится.

- Судьба у Вас и счастливая, и жестокая. Наверное, узнавая о ней, люди еще крепче привязываются к Вам?

- Я - «публичная персона», но у зрителей нет случая со мной поговорить, за исключением творческих встреч во время фестивалей. Я не хочу себя подавать только с выгодной стороны. Пусть зрители знают меня такой, какая я есть. У них своих бед хватает, но если они узнают, что и мне порой живется несладко, может им от этого станет легче, что я такая же смертная, как и они. Желаю всем счастья и благополучия!

Азар МЕХТИЕВ

 

 

Яндекс.Метрика