навигатор

Творчество моих друзей

jakovlev_p- Юрий Васильевич, ходили слухи, что Вы - потомственный дворянин. И поэтому очень убедительно сыграли царя Ивана Грозного, и поручика Ржевского.

- Наша семья была простая, но глубоко интеллигентная. Нарочно интеллигентности не научишь, вот и моя мама не прилагала к этому особенных усилий. Но это сидело у нее в крови. Истинная интеллигентность заключается в простоте, в отношениях между людьми, в мировоззрении, в обыденной жизни. Мама не сделала в своей жизни ни одной ошибки, за исключением развода с моим отцом. Но не потому, что полюбила другого, просто брак не сложился.

- У Вас было счастливое детство?

- К сожалению, нет. Мой дядя, Аврамий Михайлович Иванов, был ближайшим помощником Кирова. Когда Кирова убили, то дядю сразу же арестовали. Мама работала в кремлевской столовой диетсестрой, и ее попросили с работы. Спасибо, что не арестовали. Когда в 1943 году мы вернулись в Москву из эвакуации, у меня была дистрофия. Мама не работала. Я остался на второй год, потому что не было сил ходить в школу. Потом я поступил в вечернюю школу рабочей молодежи, а до учебы работал в гараже при посольстве США помощником механика. С 1944 года я вожу машину. Когда впервые сел за руль «Виллиса», был самым счастливым человеком.

- Вы с детства мечтали быть актером?

- Еще мальчишкой меня пригласили на киностудию и попросили сыграть эпизод, где должен был надкусить яблоко и сказать, всего лишь одно слово: «Кислятина». Но актером я никогда не мечтал быть. Хотел по примеру двоюродного брата поступать во МГИМО. Покупал книги по дипломатии, словари. Потом увлекся историей старой Москвы. А когда пришло время поступать, то вдруг пошел во ВГИК. Меня не приняли. Я не сдался и поступил в Училище им. Щукина при Театре им. Вахтангова. После окончания меня одного приняли в труппу театра. После спектакля «Горя бояться - счастья не видать» Маршак, автор пьесы, на одном из экземпляров написал: «Великолепному заморскому Королевичу с благодарностью. Самуил Маршак». Этот автограф я храню до сих пор. Мне очень лестно мнение Маршака.

- Как Вам работается в театре сейчас?

- Если судить по зарплате, то нелегко. Приходится подрабатывать. Половина актеров работает в антрепризах. И слава богу, ведь нужно содержать семью. Плохо только, что не всегда это антрепризы, в которых достойно можно участвовать - даже ради хороших денег. Это уже не столько школа переживаний, сколько школа представлений. Раньше возможность подработать давало кино. Теперь я не снимаюсь. Не могу сниматься и смотреть бесконечные сериалы. А в плане творческого выживания в театре, нам, старикам, легче. За нами - опыт, умение, мастерство.

- Вы никогда не были членом КПСС и, наверное, из-за этого что-то потеряли?

- Это моя принципиальная позиция. Я не понимал, почему люди должны мыслить одинаково. Что касается вашего вопроса, то была одна история. У меня была маленькая квартира, и я попросил райисполком помочь мне получить большую. Обивал пороги - и все бесполезно, а когда попал на прием к заместителю председателя, стало ясно. Он спросил: «Скажите, вы же не член партии?»- «Нет» - «Тогда зачем вы ходите? У вас ничего не выйдет. Или вступайте в партию, или перестаньте ходить». Хорошо, что мне помог тогдашний министр культуры Демичев. После разговора с ним мне выписали ордер. Знаете, когда первый раз приехал в Америку - с фильмом «Идиот», - мне там сказали: «По нашим меркам, вы можете больше не сниматься, потому что вы не миллионер, а миллиардер. Вы можете открыть свое дело».

- Не было соблазна остаться в Голливуде?

- Тогдашний владелец кинокомпании «20-й век Фокс» пригласил меня к себе. Мы закрылись втроем с переводчиком у него на студии, и он предложил мне сыграть ни много ни мало - Иисуса Христа. Я скорее к Ивану Пырьеву. Он говорит: «Соглашайся! Ты представляешь, что это такое - сняться в Голливуде?» А знаете, что он мне сказал в Москве?! Хорошим матом: «Ты что?! Ты представляешь, что это такое - советский актер играет Христа в Голливуде?!»

- Правда, что после роли Мышкина в фильме «Идиот», у Вас был нервный срыв?

- Нет, это легенда. В конце фильма «Идиот» было написано: «Конец первой части». А всего в романе 4 части. И я, соответственно, не сыграл три четверти роли. Мне очень жаль. Но почему не стали снимать продолжение, знал только режиссер Иван Пырьев. Вторая часть у него уже была готова. Но я знаю, что его не устраивали некоторые актеры. Он не хотел с ними работать дальше. А легенда появилась еще и потому, что действительно с ума можно сойти, если настолько вживаться в роль.

- О Пырьеве говорят разное, а можно узнать Ваше мнение?

- Иван Александрович Пырьев был высокопрофессиональным режиссером: у него картина была готова в голове, ее нужно было только снять. Сценарий картины «Идиот» лежал готовый десять лет. Только когда он увидел мои пробы на фильм «Сорок первый», сказал себе: «Нашел!». О нем ходят легенды, какой он матерщенник, вспыльчивый, грубый. Это все правда. Как профессионал он терпеть не мог непрофессионалов, ленивых людей, а таких ведь большинство. Так вот их он не жалел, выгонял сразу. Пырьев своим чутьем понял, что на князя Мышкина нельзя не то чтобы орать, а просто повысить голос. И он разговаривал со мной шепотом, делая замечания мягко: «Юрочка, мне кажется, надо сделать так...» Он носился со мной, как с ребенком.

- В чем главное отличие театра от кино?

- В кино главное не забыть текст. Полностью его не знает никто. Кино - это мука: установка света, постоянный шум, рабочие сцены стучат, звукооператоры настраивают аппаратуру - атмосфера абсолютно нетворческая. Только после команды «Мотор! Начали!» наступает тишина. Все, снимаем, вдруг кто-то чем-то зашуршал - крик «Стоп!» И все сначала. Но есть в кино один положительный момент. На каждый дубль надо мобилизовать все свои силы: физические, творческие, интеллектуальные... Далеко не каждый театральный актер обладает этим умением. Я снимался с замечательным театральным актером Николаем Анненковым. Он прекрасно знал текст, но... никак не мог собраться. Дрожал, как впервые снимающийся в кино. На свое 100-летие он был бодр, весел, читал стихи, играл отрывок, что значит мобилизовался. Он все силы истратил на свой юбилей. А через сутки умер. Все! Исполнилась его мечта, исчез смысл жизни. Так он сумел мобилизоваться.

В театре главное партнер. Для меня такой партнер - Юлия Борисова. Мы каждый спектакль что-нибудь придумывали. «Сейчас я ее проверю», - думаю я, и немного по-другому начинаю играть. А ее не обманешь, она мгновенно чувствовала изменение и входила в игру абсолютно органично. Еще совершенно гениальным партнером был Николай Плотников. Ох, как легко с ним было играть! От него шел такой творческий заряд, что играть плохо при нем было невозможно. Мы с ним никогда специально не готовились. Стоим с ним, разговариваем, неожиданно он поднимает палец, прислушивается... и пошел. Но это уже когда спектакль идет, а перед началом... Я до сих пор дрожу как школьник. Что это такое - понять не могу и ничего с собой сделать не в состоянии. Жуткий колотун, но как только оказался на сцене, все нормально, самочувствие отличное, вот что значит театр.

- Вашего Ипполита в фильме «Ирония судьбы» очень любят зрители. А Вам знакома эта ирония?

- Люди как-то умеют устраиваться в жизни. У меня на глазах мои товарищи поднимались на такие высоты, что кружилась голова. И я думал иногда: как же так получается - человек абсолютно ничем не проявил себя в жизни, не отличается от меня - и по иронии судьбы так взлетел. Со мной была такая история - Михаил Ромм утвердил меня на главную роль в фильме «Девять дней одного года». Снимали в Москве, а я с театром был на гастролях в Ленинграде. И сдуру поехал на съемки на своей машине. Да еще беременную жену, на шестом месяце, взял с собой. По дороге мы попали в дикую аварию. Машина перевернулась, разбилась в лепешку. Как выжили, до сих пор не знаю. У меня - сотрясение мозга и трещина на лопатке. Жена вся в царапинах и ссадинах. Но животик целенький! Судьба. Потом родился прелестный мальчик Антошка. А вместо съемочной площадки я попал в больницу. Роль мою сыграл Иннокентий Смоктуновский.

- С супругой Вы уже живете более сорока лет. Как Вы познакомились?

- Ирину прислали к нам в театр директором музея. Она только окончила театроведческий факультет ГИТИСа. Пришла очень интересная молодая женщина. А я всегда обращаю внимание на хорошеньких женщин - это моя слабость. Познакомились. И все предыдущие жены остались где-то далеко. Появился один свет в окошке - Ирина Леонидовна. Я человек хозяйственный. Даже дачу себе построил. Раньше и сажал все, и урожай собирал. А сейчас меня супруга оберегает. На даче все сама делает. Хочу пропылесосить, она не дает, говорит: «Я сама, у тебя ноги больные».

- Детям свою домовитость передали?

- У меня трое детей: Елена, Алексей, Антон. Так случилось, что в воспитании старших я не принимал участия: они жили не со мной. Растил только младшего, Антошку. Вначале он окончил театральное училище, проработал три года в «Современнике», потом пытался что-то делать на телевидении. А затем окончил Высшие режиссерские курсы. Снял по своему сценарию короткометражный фильм. Сейчас готов сценарий полнометражного фильма.

- Исполнилось сорок лет фильму «Гусарская баллада», что Вы можете вспомнить об этом фильме?

- Мои воспоминания о фильме очень приятны и свежи, как будто все это происходило вчера. Было приятно, что в Анапе на кинофестивале «Киношок» наши коллеги-кинематографисты устроили праздник в честь сорокалетия фильма.

- Были ли во время съемок какие-то непредвиденные моменты?

- Из-за того, что съемки утвердили поздно, они начались поздно. Поэтому мы буквально охотились за снегом - снег уходил, и съемочная группа углублялась за ним в глубь, где он еще не таял. А последний эпизод - драка на крыше во дворе усадьбы - снимался уже в апреле, поэтому Рязанов распорядился покрасить крышу в белый цвет, положить вату, опилки, нафталин...

- Ваша работа на радио - еще одна тема для разговора.

- Раньше я бежал на радио, вспомните, какие были записи, просто чудо. А сейчас работает молодежь, которая нас не знает и не приглашает.

- Вы любите поэзию?

- Как ни парадоксально, но с поэзией у меня прохладные отношениями - со школы не могу запомнить ни одного стихотворения. Я вечно получал двойки за невыученные стихи, хотя поэзию любил и люблю. Когда мне предложили сыграть Сальери, то я не мог выучить и трех страниц из «Маленьких трагедий» Пушкина. Я до сих пор жалею, что не сыграл Сальери.

- Любимые писатели?

- Все русские классики, особенно Антон Чехов.

- А музыкальные предпочтения?

- Люблю классику.

- Хобби?

- Прогулки по Москве, книги о старой Москве. А еще я заядлый грибник. Больше тридцати лет ездим с семьей в одно и то же место в Костромской области за грибами. К сожалению, сейчас их стало гораздо меньше.

- Спорт любите?

- Гимнастика, хоккей, футбол, фигурное катание.

- Говорят, Вы собираете анекдоты о своем персонаже - поручике Ржевском?

- Да. Вот расскажу парочку для ваших читателей.

***

- Поручик, вы играете на гитаре?

- Играю.

- На рояле?

- Конечно, играю, и на барабанах.

- А на скрипке, поручик?

- Вот на скрипке играю плохо, карты соскальзывают.

***

Поручик Ржевский лежит в постели с Наташей Ростовой.

- Вы, Наташа, прямо как отопительная батарея, - делает комплимент поручик.

- Такая же горячая?

- Да нет, такая же ребристая...

Азар Мехтиев

 

Яндекс.Метрика