навигатор

Творчество моих друзей

Они так сами хотели: украсить какой-нибудь стол в сельской управе полевыми цветами, посадить туда замухрышку Альку Заножину с корреспондентом… Или не хотели, а просто выполняли указания своего начальства.

— Может, кто клюнет на неё, — сказал с надеждою в голосе владелец коровьей фермы и овечьей кошары брюхатый загорелый Купырёв. — Всё будет ферме подмога.

Ему были необходимы свежие рабочие руки. Он надеялся, что какой-никакой мужик позарится на портрет этой Альки. Он ведь даже сельских ребятишек к работе привлекал из-за нехватки рабочей силы…

— А что сказал этот корреспондент? — спросила Галя Сорокина, когда они c Валей Дорожкиной собирали в поле ромашки и васильки.

— Сказал, что ему осточертело снимать на обложку журнала шоу-див и светских львиц, что хочет показать народу девчат из глубинки, — простых девчонок от земли, — ответила ей Валя. — Не знаю. Может, его сам Купырёв заказал, а может, корреспонденту и правда надоело снимать городских фиф, а Купырёв и обрадовался... но на его телефонный звонок именно я отвечала. А он мне так и сказал: «Хочу показать народу девчат из глубинки!»

— Именно Альку? — ещё спросила Галя Сорокина.

— Нет, конечно, да больше некого у нас показывать. К примеру, ты захочешь сняться на обложку городского журнала?

— Чтоб муж Митька меня со свету сжил?.. Нет, не хочу!

— Вот и я не хочу. А Алька незамужняя, может, в самый раз будет. Наше начальство и решило: пусть Альку берёт, а та от счастья места себе не находит... Вот, посмотри: мальва к василькам не подойдёт?

— Нет. Уж очень стебель грубый. Только ромашки! — ответила Валя Дорожкина. — Васильки — к ромашкам, ромашки — к василькам!

— Знаю, — сказала Галя Сорокина. — Так просто спросила… А он про Алькину кандидатуру знает, корреспондент этот? Может, она ему и не глянется.

— Глянется! Он сказал: любую девчонку снимет... От земли. Наше начальство и решило, что Алька будет в самый раз. А та просто счастлива.

А васильков с ромашками было целое море. И солнце летнее над ними. И жаворонок высоко поёт… И по тропинке, что прорезала цветочное поле напополам, ехал куда-то на своём велосипеде Васька Овечкин — бесшабашный белобрысый парень-весельчак.

— «Ах, васильки, васильки! — запел он во весь голос, — сколько мелькает их в поле! Помню, до самой реки мы собирали их Оле»

Замужние девчата распрямились.

— Не Оле, а Але! — крикнула Галя. — Для Алевтины Заножиной! Знаешь такую?

— Ещё бы! Как не знать? Хотите прославить её на весь мир? Выдать замуж за городского? Ха! Такую красавицу? Ну и чудаки!

— А тебе-то что?

— Ничего! Просто с Алькой у вас этот номер не пройдёт — не тот товар! Пустое затеяли дело!

— Это почему же?

— Потому, что кончается на У!

И, звеня на всё поле велосипедным звонком, укатил:

«Ах, васильки, васильки! Сколько мелькало их в поле…»

Девчата с букетами в руках посмеялись.

— Шалопут! — сказала Валя Дорожкина. — Вот же шалопут, так шалопут! Позавидовал, что не его прославляют!.. Ты видишь, как новость быстро разлетелась! Если даже Васька Овечкин об этом заговорил, которому на всё на свете наплевать!.. А может, и впрямь, ничего с этой затеи не получится — кому эта Алька нужна?! Она же даже кос своих не заплетает — лахудра, лахудрой! Может, Васька всё-таки прав: пустое это дело?!

— Да трепло! — отмахнулась Галя. — Нам-то какое дело? Сказали, насобирать цветов и привести Альку в правление, — насобираем и приведём! А что из этого получится… лично мне — всё равно. Клюнет кто из мужиков на такую приманку или нет, пусть печалится фермер Купырёв — ему нужны свежие рабочие руки! А может, корреспондента и правда потянуло к земле — сколько же можно любоваться одними городскими финтифлюшками! 

И они, собирая цветы, немного попели Васькину песню про васильки… но не для Оли, а лично для Али…

Потом они с букетами в руках пришли во двор Альки Заножиной. Та, раскрасневшись и как-то необыкновенно похорошев, с косами, венчиком уложенными вокруг головы, в родительском огороде окучивала картошку.

— Вот что значит реклама! — шёпотом подивилась её виду Валя Дорожкина. — Ещё только разговоры идут, а она уже преобразилась. Вылитая ромашка на длинном стебельке!

А Галя Сорокина даже возмутилась.

— Сдурела?! — громко возмутилась она. — Через час из города приезжает корреспондент, а она, ты посмотри, ковыряется в земле!.. Алевтина, ты сдурела?

— А чего? — не поняла её похорошевшая Алька.

— Через час из города приезжает корреспондент! — возмутилась и Валя Дорожкина. — А она, ты ж посмотри, ковыряется в грязной земле! Давай, переодевайся, пошли!

— Нет! — заупрямилась Алька. — Никуда я не пойду!

— Что-о?! — поразились подруги. — Как это «нет»? А что мы скажем корреспонденту и хозяину фермы?

— Скажите, что мне Василёк запретил.

— Какой ещё василёк?

— Какой, какой!.. Говорю же: Вася Овечкин! Он мне час тому предложение сделал!

Геннадий РУДЯГИН

(С другими рассказами Геннадия Рудягина вы можете познакомиться здесь: miryanin.cont.ws)

Источник фото: pixabay.com

Яндекс.Метрика