навигатор

Творчество моих друзей

o_vorobjah ПОЧЕМУ ХРИСТИАНЕ НЕ ЛЮБЯТ ВОРОБЬЕВ?

Почему люди их не жалуют? Потому что воруют и оттого прозвали воробьями? Вряд ли. Слово «воробей» образовано отнюдь не из «Вора - бей!» - сей праведный призыв не имеет к нему никакого отношения. В действительности же эту птичку издревле именовали по ее чириканью - в словах «воробей» и «воробушек» основа та же, что и в глаголах «ворковать» или «ворчать». А они, в свою очередь, образовались от древнерусского «въркъ», которое происходит от звукоподражательного «вър» с добавлением суффикса «къ». Как видим, наши предки не считали воробья вором: он, конечно, жуликоватый малый, но куда ему до сороки или вороны!

В христианские времена родилась легенда, которая обвинила несчастного воробья в смертном грехе: он, дескать, своим чириканьем выдал Христа преследователям. А затем таскал гвозди для распятия и ехидно чирикал: «Терпи-терпи!» и «Жив еще, жив!», призывая вновь и вновь мучить распятого Иисуса.

Хотя в легенде ни слова о том, за что же, собственно, воробей так невзлюбил Христа, Господь превратил, все же, подстрекателя в серую маленькую птичку, убийство которой с тех пор не считается грехом. Кроме того, запретил употреблять его мясо в пищу и нацепил на лапки невидимые оковы, отчего воробей не ходит, а скачет.

Было так или не нет, но воробьиная история хранит и другие, более славные события.

СЕРЫЙ ВИНТИК В ЗЕЛЕНОЙ МАШИНЕ

Когда из Европы в Штаты доставили первую партию воробьев, радости американцев не было предела. Еще бы - теперь у них стало совсем как в доброй старой Англии. Случилось это в 1850 году. Но радость была короткой: невзрачных птичек так услаждали, что через полгода все они издохли от переедания. Огорченные американцы тут же создали «Общество друзей воробья» и отрядили в Старый Свет гонцов, которые вскоре вернулись с драгоценным грузом - несколькими десятками воробьиных пар.

На этот раз птиц окружили вообще маньяческой заботой - их кормили даже на средства мэрий, причем рвение мэров на этом поприще во многом определяло число голосов на выборах. Воробьи стали плодиться без удержу, и американцы млели от удовольствия.

Однако спустя десять лет многомиллионная армия воробьев накрыла все поля, сады и огороды, лишив своих благодетелей всякой надежды на урожай.

- За что же мы так боготворили этих маленьких негодяев, которые к тому же и петь не умеют?! - чесали затылки американцы.

Воробьям объявили войну. Яды, сети, ружья - все средства были в ходу, разве что из пушек не палили. В итоге, янки праздновали викторию, однако не успели отгреметь победные салюты, как пришла новая беда: в окрестностях городов необычайно размножились какие-то гусеницы, которые пуще воробьев пожирали все зеленое. Химикаты на них почти не действовали, и перед американцами замаячила реальная угроза голода. Первыми вспомнили про воробьев жители Бостона и пришли на поклон к оставшимся в живых птахам. Те зла не держали и лихо расправились с гусеницами. В честь этого события благодарные бостонцы установили в городском парке памятник своим спасителям.

Прошло сто лет, и на те же грабли наступили китайцы. Во времена «культурной революции» воробьев, как пожирателей сельскохозяйственных культур, убивали сотнями тысяч, несмотря на то, что слова «воробей» и «воробушек» в древнекитайском сексуальном коде обозначают мужское достоинство - уд. Но публика ликовала, глядя как безжизненные «уды» вывозились огромными колоннами грузовиков.

Ликование быстро сменилось отчаянием: в первый же безворобьиный год стебельки риса не успели дать зерно - их на корню сожрали полчища насекомых. Особо свирепствовали огромные кузнечики, которые размножались с чудовищной быстротой. Природа облысела, и воробьев пришлось разводить заново.

НЕ ВЕДАЯ СМЕРТИ

Воробьиха, если ей не мешать, трижды откладывает яйца за весенне-летний сезон, и каждый раз в гнезде появляются от 4 до 6 отпрысков. Все они разевают рты - кто шире. Это не только признак голода: тех, кто не рты разевает, родители не признают детьми и выбрасывают из гнезда как нечто ненужное. Но такая жестокость оправдана Природой: избавление от неполноценного потомства поддерживает биологическое состояние популяции на должном уровне.

Считается, что, создавая семью, человек многое позаимствовал у птиц, в том числе у воробья. И действительно, такого семьянина и отца еще надо поискать! Когда корма очень много, он сначала слетает за своими, а уж затем сам вволю наклюется. Благодаря его неустанной заботе только за первую неделю жизни птенцы тяжелеют в пять-шесть раз. Количество пищи, которое они поглощают ежедневно, равно десятой части их веса. В переводе на человеческие мерки, это соответствует нескольким шашлыкам для грудных младенцев. Интересно, что воробьи, будучи в основном зерноядными птицами, выкармливают птенцов исключительно насекомыми. За день в воробьином гнезде исчезают около тысячи насекомых, из них 800 - вредители.

Защищая свое гнездо, воробей демонстрирует чудеса отваги. Он бесстрашно бросается даже на стрижа или скворца - признанных убийц. Нередко бывает жестоко бит, но свой дом на поругание никому не отдаст. Возможно, его храбрость объясняется тем, что воробьи не знают, что такое смерть - во всяком случае, живые безразличны к мертвым собратьям. Гибель одного или нескольких на глазах у всех ничему не учит. Это не вороны.

Дерутся воробьи и между собой. Недавно выяснилось, что, нападая, воробей не чирикает, а рычит, как миниатюрный мотоцикл. Хотя причины драк понятны только самим драчунам, но потасовок из-за корма не замечено. Если кусок воробью по силам, то, схватив его, он улетает, и за ним никто не погонится. Никто не попытается отобрать добычу, если сородич просто держит ее в клюве: это его собственность, это - святое. Но если уронит, подбирать ее бросятся все.

Воробьи, подобно людям, весьма привязываются к тому или иному месту. Однажды на грузовом теплоходе в Магадан из Находки привезли несколько воробьиных семейств. Полетав немного над незнакомым городом, птицы вернулись на судно - видимо, тоска одолела. Сидя на мачте, они терпеливо ждали отплытия, а в пути вели себя тихо. Когда же судно подошло к Находке, они сломя голову понеслись к знакомым крышам.

«ВОРОБЫШЕК» - ЭТО О-ГО-ГО!

Создание воробьиной семьи начинается ранней весной, когда в их тщедушных тельцах происходят значительные физиологические перемены. Размер семенников у самцов увеличивается почти в 1130 раз, что составляет двадцатую часть веса тела! Уж не поэтому ли древние китайцы назвали мужской пенис «воробышком»? Ну, а столь огромные запасы нерастраченной любви не могут не толкать на амурные приключения.

Увидев одинокую воробьиху, воробей решительно подлетает к ней, причем его внешность не имеет никакого значения. Он может сиять чистотой, а может и броситься к самке прямо из дорожной лужи: результат будет одинаковый. Главное, не ошибиться: одинокая самка по виду ничем не отличается от «замужней», которая путем весьма нешуточной трепки сразу даст понять, кто есть кто.

Нередко одну самку пытаются соблазнить сразу двое самцов. А что делать? У воробьев на сто девиц приходится сто пятьдесят кавалеров. Вот и приходится самцам лезть напролом, не обращая внимания друг на друга. Один пристает спереди, другой - с хвоста, оба крутятся, суетятся, распускают крылья. Самка тоже крутится, угрожающе урчит. Но те не реагируют, и возбужденно дергают ее за хвост. В конце концов, терпение у дамы лопается. Схватив одного из кавалеров за чуб, она мотает его из стороны в сторону, пока тот не вывернется и, чирикая от обиды и боли, не улетит прочь. Взмывает в воздух и она, однако второй ухажер пристраивается следом, держась за ее хвост. Но даже такой поступок не вызывает ответную симпатию.

Когда же на одну самку набрасываются трое, пятеро и больше самцов, разыгрывается весьма неприглядная сцена с криком, щипками, дерганьем за перья. Со стороны кажется, что воробьиная община устроила одному из своих членов показательную взбучку. Но буквально через пять-шесть секунд воробьиха приходит в такую ярость, что вся куча незадачливых донжуанов разлетается, куда глаза глядят.

ЗА НАХАЛЬСТВО - ЗАМУРОВАТЬ!

Далеко не всем самцам удается обзавестись семьей. Тот, кому счастье улыбнулось, отводит подругу к месту, которое он заранее приглядел для гнезда или даже успел его построить. Но частые неудачи с потенциальными невестами воробья из колеи не выбивают, и времени на душевные муки он старается не терять. Сложить гнездо можно и в одиночку, правда, это не просто - у воробьев процветает воровство стройматериалов, коими служат сухие ветки, голубиные перья и даже мятый талончик, специально подобранный на трамвайной остановке.

К строительству гнезд они подходят творчески. Как-то раз один воробей долго маялся с каким-то легким перышком, которое никак не укладывалось в нужное место: стоило на миг выпустить из клюва, как «стройматериал» тут же уносило ветром. Когда строителю надоело гоняться за ним, он подлетел к луже, обмакнул в нее драгоценное перо и положил, куда следует.

Но бывает «творчество» и такое. Однажды воробей, который, видимо, на собственном опыте познал, что лучше колымить на Гондурасе, чем гондурасить на Колыме, решил перезимовать в ласточкином гнезде. Поначалу хозяева уговаривали его и так, и сяк, но он категорически отказывался освободить помещение. Тогда ласточки призывали на помощь собратьев и коротко посовещались. Часть ласточек осталась у гнезда и не давала воробью никакой возможности высунуть носа. Другие улетели, но вскоре вернулись со строительным материалом. Не прошло и десяти минут, как воробей был заживо замурован.

Такие случаи уникальны, и обычно воробей достраивает свой дом до конца. Холостяки тут же начинают чирикать, зазывая самок на новоселье. Но те разборчивы и к тому же помнят, как совсем недавно их гоняли по двору. Из вредности воробьиха облетает все предлагаемые квартиры, и лишь затем сделает выбор. В готовом гнезде она хозяйка.

ШИРЕ СМОТРЕТЬ НА ВЕЩИ!

В народе издревле считалось что воробьи, как и многие птицы, однолюбы: образовав семейную пару, они остаются верными друг другу до гроба. Но это не так. Хотя воробьиха действительно всю жизнь вьет гнезда с одним и тем же партнером, она, тем не менее, частенько летает «налево». Причем делает это так ловко, что даже опытные орнитологи не сразу поняли, что к чему. Лишь исследование крови на уровне ДНК доказало, что в одном и том же гнезде у птенцов разные отцы. В Европе воробьих уже прозвали «пернатыми путанами»: как выяснилось, в течение десяти минут они могут совокупиться с двумя-тремя и более самцами.

Но это нельзя назвать половой распущенностью. Установлено, что самки умеют хранить семя самцов в разных местах своих гениталий с тем, чтобы выборочно его использовать! Они могут и выплеснуть из себя семя того или иного партнера. Иначе говоря, воробьихи ведут естественный отбор творчески - по самому эффективному пути.

Воробей спокойно смотрит на ухаживание за своей дамой. Ужели он уверен в ее неприступности? Нет, конечно. Таких самцов не бывает в Природе - есть ревнивцы и философы. Воробей - философ, и у него весьма широкий взгляд на вещи: угол зрения каждого глаза 150°, что на 50° шире, чем у человека. Он и на помощь супруге приходит лишь тогда, когда ухажеров становится очень уж много. Но, оттаскивая за перья самых настырных, никогда не доводит дело до драки. Зачем? Он тоже не дурак слетать на сторону: и удовольствие получить, и потомство увеличить, и не кормить при этом «левых» детей.

Философ вообще видит мир не таким, как все. У воробья глаза устроены подобно светофильтрам, которые ослабляют синие и зеленые цвета, и потому весь мир кажется розовым. Может, из-за этого он так беззаботно чирикает?

Олег КРАСНОВ

Яндекс.Метрика