навигатор

Творчество моих друзей

(Продолжение темы: «История контакта»)

 

«ДОКАЖИТЕ, И Я — ВАШ»

Рассказывает контактер Марина Ерицян:

«Естественно, нас заинтересовало, что такое душа? Ответ Даль дал условный. Он сказал, что на Земле очень многое неизвестно, в том числе виды энергий, полей. Потому просил заранее простить, если ответы на некоторые вопросы будут звучать как не очень хорошая, околонаучная фантастика. «Трудно найти аналогии к некоторым понятиям, т.к. на Земле и близко не знают о существовании многих видов жизни».

Володя (которого Даль возвратил к жизни), принимал самое активное участие в сеансах, как-то сказал Далю: «Все прекрасно. Я понимаю, что мы столкнулись с чем-то удивительным, сверхъестественным. С этим я согласен, но пока я не пощупаю, не увижу собственными глазами, я не могу поверить в то, что жизнь после смерти материальна. Я готов согласится с энергетической формой жизни после смерти, но с физической — нет, нет и еще раз нет. Докажите, и я — ваш». Так возникла идея встретиться лично, в визуальном контакте. Уговаривать Даля пришлось долго, так как для них все должно быть целесообразным, и тратить огромное количество ресурсов и энергий на перелет Десса — Земля было, по мнению Даля, ни к чему. Но после долгих бесед он согласился.

Нам предложили выбрать людей из тех, кто покинул Землю, с кем мы хотели бы встретиться. Нас было семь человек, и как-то получилось, что, кроме моего отца, там, в ТОМ мире из особенно близких не оказалось. У всех были умершие бабушки и дедушки, но настолько давно, в пору еще детства, что ступень узнаваемости была бы крайне низкой. Володя, моя мама, жена Володи хорошо знали моего отца и сошлись на том, что нас вполне удовлетворит встреча с ним и с самим Олегом Далем.

Весь май месяц мы проходили тесты. Мы договорились, что игра стоит свеч. И мы выполним все, что будет нужно, лишь бы получить хоть какой-то результат. В первых числах июня Даль нас поблагодарил и сказал, что мы — молодцы. И полученные результаты дают нам возможность встретиться. Пятого июня мы были в поселке Пицунда Гагринского района. Сняли двухэтажный дом с мандариновым садом в пяти минутах от моря, договорились с хозяйкой, что она не будет нам мешать, так как мы — научные работники и будем, не жалея времени, творить. Три дня мы купались и загорали и боялись даже задавать друг другу вопросы типа: придут или не придут? Каждый из нас был уверен, что не придут, что этого быть не может. Могилу моего отца мы навещали уже 19 лет и чтобы он пришел живым?! Нет! Об этом мы думали и уже заранее нам было обидно, что разрушится такая красивая сказка о жизни без конца.

 

ВСТРЕЧА

И вот назначенная ночь. В три часа ночи (по договоренности заранее) должен был придти «проверяющий».Уже в два часа мы расположились на двух диванах, расположенных друг к другу под углом в 90%. За спиной одного дивана были окна, выходящие во дворик с асфальтовым покрытием. Там спали две дворняжки. Большой беспородный Дик и что-то похожее на болонку — пес Болтик. В течение часа мы сидели на местах, разговаривали ни о чем, кто-то читал журнал, а один из присутствующих — Миша — все сетовал, что идет чемпионат по футболу, а телевизор сломан. Сломанный телевизор находился тут же, выключенный из сети. Никто из нас, из принципа наверное, не смотрел на часы. Было наверняка три часа (не будут же они опаздывать!), как под окнами раздались совершенно четкие шаги. Шаги странные, так как я уже говорила, что дворик был заасфальтирован. А шаги звучали, как по гравию. Мы переглянулись. Собаки молчали, что тоже было странно.

К окнам мы не кинулись, а уставились на дверь. Она по договоренности была открыта настежь. Через минуту в темном проеме показался человек. Мы не испугались, но отчетливо стало не по себе. Мы были в каком-то оцепенении и не знали: нам радоваться или…?! Тем временем, человек прошел к середине комнаты и там остановился. Он был в белом комбинезоне, причем не видно было никаких застежек или границ, то есть брюки плавно переходили в обувь Открытым оставалось только лицо, даже кисти рук скрывали перчатки. Пришедший был выше среднего роста, где-то 1м 85см., лицо очень обычное, абсолютно не запоминающееся. Правильный рот, прямой нос, брови средние. Но глаза из тех, которые зовут бездонными. Взгляд удивительно пустой (Даль потом объяснил, что это вовсе был не человек, а робот). С таким самому не захочется разговаривать.

Мы лихорадочно стали соображать, что нам делать: вытаскивать сумки для проверки или он сам как-нибудь обойдется? Он обошелся. Повернулся к нам спиной и лицом к неработающему телевизору. Каким образом в руках у него оказалась коробочка черного цвета, мы так и не узнали, но она появилась. Он поманипулировал чем-то внутри нее, и экран поломанного телевизора открылся. Помелькали какие-то лица, нам совершенно незнакомые, появилась картинка сооружения типа римского амфитеатра, затем он коробочку закрыл, экран погас, и он вышел. Собаки молчали. Мы тоже. Каждый о чем-то усиленно думал. Я же сидела и обдумывала, какие слова произнесу Далю, отцу, какие вопросы необходимо будет задавать.

В думах и переглядываниях прошло минут сорок. Уже не странные, а обычные шаги раздались, мы все привстали от напряжения, и в дверях показался Даль. Он прошел вперед, улыбаясь, за ним отец и еще трое. Мама упала в обморок. Володя стал неестественного цвета и странно махал руками, остальные испугались за них и кинулись откачивать. Я была в ступоре и только таращилась на все происходящее.

Мама и Володя быстро пришли в себя и кинулись обниматься с отцом, потом сразу отстранились и недоверчиво стали смотреть, на что Даль сказал: «Что? Все не верите? Ну, пощупайте, в конце концов!». Мы откликнулись на предложение и, действительно, все потрогали и Даля, и отца. Нормальные человеческие тела. Ничем запредельным от них не веяло. Трое незнакомых были в белых комбинезонах как и «проверяющий», а Даль и отец — в клетчатых рубахах и джинсах, по виду совкового производства. Рукава по локоть закатаны. В общем, люди как люди.  Живые, улыбающиеся. Все расселись по диванам. Притащили маленький столик и приготовились беседовать.

Тут наступала горькая доля меня минута. Мой возраст сочли за крайне зеленый, хотя я так не считала и не считаю до сих пор, и меня попросили посидеть во дворе, на лавочке, успокаивая меня тем, что поговорить я успею завтра. Возражать и сопротивляться было глупо, и я вышла во двор. Было тихо, собаки спали, как убитые, прямо под окнами. Я еще подошла и их тронула, они поворчали и продолжали спать. Я села на скамейку. А со скамьи хорошо виден забор. Забор — сетка. А вдоль забора стоят люди в белых комбинезонах на равных расстояниях, друг от друга, как охрана. Мне не было страшно ничуть. Я сидела и удивлялась: дом находился по соседству с турбазой. Хоть сезон был не в самом разгаре, но люди были и предыдущие дни среди ночи можно было услышать песни и разговоры гуляющих. А через два дома в другую сторону была погранзастава, и хотя солдат там было мало, но они раньше через каждые три часа прожекторами освещали территорию пляжа и моря. А в эту ночь все будто вымерли.

Так я просидела минут сорок или час может быть. Часов не было. А потом из дома вышли мама и Володя с отцом, остальные с Далем. Процессию замыкали трое в комбинезонах. Дорога к калитке была мимо скамейки, и я стояла , ждала. Поравнявшись со мной, отец потрепал мне волосы и сказал на армянском: «Все будет хорошо!». Мы дошли вместе с ними до берега моря, за ними уже шло человек десять в белом, а на берегу еще столько же сидели и ждали. Как мы появились, они встали, а двое подошли к отцу и Далю и что-то протянули им. Это не было одеждой, и Даль и отец не делали характерных для одевания движений. Они просто провели ладонями по телу и тоже оказались в белых комбинезонах Потом они обернулись. Помахали нам рукой и пошли все под воду.

Мы сели на берегу. Через некоторое время на горизонте ярко что-то вспыхнуло. Это не было тарелкой, как описывают и показывают на фотографиях. Это был просто яркий свет, который, постепенно концентрируясь, удалился и пропал.

 

ЗЕМЛЕТРЯСЕНИЕ

Последующие 15 дней мы ждали их, но они не пришли. Я позже узнала, что Даль показал нашим многие картины жизни на Дессе, ответил на вопросы, показал базы. Все были в неописуемом восторге. Под финал Даль спросил, поедем ли мы работать на базу. Но для всех тех, кто не вошел в состав встречающих, мы пропадем без вести. Поначалу согласные на все, сейчас все вспомнили о своих делах, родственниках, детях и отказались. Дальнейшее их пребывание на Земле стало нецелесообразным, и они улетели. Я не осуждаю. Просто перед Далем долгое время нам всем было очень неудобно, мы как бы обманули его. Нас оправдывает одно: мы не верили в возможность встречи, потому необдуманное как следует обещали.

Летом 1988 года Даль напомнил, что пора перебазироваться в Россию и как-то между прочим предупредил, что 7-го декабря Армению ждет страшное трагическое потрясение. Мы поволновались, но куда могли пойти с этим предупреждением? Нам бы или диагноз поставили или просто не стали бы слушать. Со временем все забылось. А 7-го декабря — землетрясение. Многие из наших уехали работать в спасательные отряды, я — в детскую больницу помогать. Насмотревшись ужасов, мы услышали повторное от Даля: «Ну как, едете?» Мы согласились.

Даль предложил нам на выбор Ленинградскую, Рязанскую, Смоленскую, Калининскую, Псковскую область. Мы почему-то выбрали Псковскую. «Тогда поезжайте на родину Мусорского, там есть совхоз, они вас примут».

Если описывать наши сельские будни, не хватит книги. Но это уже другой рассказ. Впервые я рассказала о себе на страницах газеты «Аномалия» в 1992 году. (Издается в Санкт-Петербурге). Пошли письма и в гости к нам в Сидорово приехали сотрудники этой газеты».

(Продолжение следует)

Валерий ПОЗДНЯКОВ

Уважаемый читатель!

Если у Вас возникли какие-то вопросы по поводу этой или других статей Валерия Дмитриевича Позднякова, Вы можете задать их ему, отправив нам в редакцию электронное сообщение или написав письмо. Адрес для писем: 220085 Беларусь, г. Минск, а/я 89 В.Д. Позднякову

Электронный адрес: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Ответы В.Д. Позднякова на самые интересные вопросы будут опубликованы в рубрике «Непознанное» издания "Однако, жизнь!".

 

Яндекс.Метрика