навигатор

Творчество моих друзей

p72(Продолжение темы: «Смерть. Переход в иной мир»)

ОТ АВТОРА

Сегодня мы рассказываем о невозможном, во что люди не верят или, по крайней мере, относятся к ЭТОМУ с должной долей скептицизма. Мы предоставляем слово людям - молодым и в возрасте, ушедшим с плана Земли в разное время, но всех их объединяет МЕСТО, в которое они попали после смерти - ЭТО АБРЕНОЦЕНТР. Абреноцентр - институт связи цивилизации Десса с Землей. Сам институт находится в параллельном пространстве Земли, куда мы все (земляне) приходим после смерти физического тела. Его (Абреноцентр) называют еще «сепаратор». Так как в нем мы проходим энергетическую чистку, после которой нас (землян) переправляют на Дессу. Цивилизация Десса территориально расположена в основном в Созвездиях Лебедь и Плеяды.

Материалы получены Мариной Ерицян по каналам контактной связи с Абреноцентром.

«ЖИЗНЬ НЕ ЗАКАНЧИВАЕТСЯ ПОХОРОНАМИ»

Первый рассказ Елены Аркадьевны, которая при жизни на Земле прошла школу Олега Ивановича Даля. (Олег Даль - известный актер театра и кино. Умер 3-го марта 1981 года. В данный момент возглавляет в Абреноцентре отдел по связям с Землей.)

Елена Аркадьевна рассказывает:

«Мой переход ничем не отличался от перехода Олега Ивановича (о нем мы писали в наших статьях раньше. - В.П.): тот же туннель, тот же свет в конце его. Разве только не было растерянности, не было неизвестности и не было стрессового шока при воскрешении или пробуждении. Я даже не знаю, как правильно обозначить конец перехода. Все-таки термин «воскрешение» принято употреблять в приложении к святым, религиозным деятелям, я же к ним не отношусь, и потому, вероятно, лучше говорить о пробуждении.

Я была на сеансах с Олегом Далем еще при жизни на Земле. Прошла все этапы: от неприятия, сомнений, до веры и убеждения, что жизнь не заканчивается похоронами. Ушла из жизни земной в больнице. Я знала диагноз, знала, что меня ждет. Знания о продолжении жизни, однако, мало помогали, пока я боролась с болью и видела горе близких, приходящих ко мне, а в последние дни не отходивших от меня ни на шаг, ни днем, ни ночью.

Чтобы не ждало там «у Даля», как мы говорили, как бы там хорошо не было, хотелось пожить на Земле, среди своих. Когда же умерла и увидела знаменитый туннель, мне показалось, что сделай я душевное усилие - приду в сознание в больнице. Но самое неприятное в смерти - это само умирание, подход к порогу. Мой же подход сопровождался болью, как физической, так и душевной. Ну, вернусь, ну и что? Диагноз знаю, продлевать агонию? Причем не хотелось причинять боль близким, наблюдавшим за мной. К своим же мучениям я адаптировалась. Я шагнула в туннель...»

 

МАТЕРИАЛЕН ЛИ МИР ДАЛЯ ИЛИ БЕСПЛОТЕН?

«Проснулась в комнате. Ничего не болело знакомой по болезни болью. Пошевелила руками, ногами. Подняла руки. Ощущение чужого тела. Тело подчинялось командам, но уж очень четко проходила граница между командой и действием.

Во время сеансов связи еще при пребывании моем на Земле, после длительного общения меня волновал, как и всех, один вопрос - материален ли мир Даля, или все-таки бесплотен и нам просто не хотят говорить о бесплотности, видя нашу привязанность к земной жизни? И тут эти ощущения чужеродности опять смутили. Даль говорил о том, что после возвращения все проходят адаптационный период, вот я и подумала, может, для того, чтобы я лучше и быстрее адаптировалась, мне и «выдали» какое-то тело?

Я оглянулась, повертела головой в разные стороны в поисках зеркала - ничего подобного не было. Я лежала на высоком столе. Больше в комнате не было никаких предметов, только стены были все в лампочках, шифрах, непонятых надписях. В тот момент я как-то не думала о тех, кто остался (позже, мне стало стыдно, и я упрекнула себя в черствости), мне было не до воспоминаний, меня смущал еще один вопрос - почему я одна? Почему в комнате, вернее в помещении, никого нет из так называемого персонала? Пришло нелепое предположение. Нелепым оно стало сейчас, а тогда я только так и объяснила себе отсутствие кого-либо: «Значит все здесь духи, они рядом, я их не вижу. Но почему не слышу? Может надо сосредоточиться для телепатического общения?».

 

«НЕ ОДИН РАЗ УМИРАЕМ И НЕ ОДИН РАЗ ВОСКРЕШАЕМСЯ. ПОРА БЫ ПРИВЫКНУТЬ»

«Я не знала что такое телепатия на практике, но читала, конечно же, и теоретически имела представление. Не знаю, сколько я так пролежала, может полчаса, может час. Встать я не могла, только осматривалась, т.к. стеклянный колпак не поддавался моим усилиям: сдвинуть его с места или приподнять я не могла. Во время очередной такой попытки часть стены, которая была прямо против меня, поднялась вверх (я так и застыла с поднятыми и упирающимися в стекло руками) и в комнату стремительно влетел, ну то есть вошел быстрым шагом Олег Иванович собственной персоной.

- Ну, так просто стеклышко не сдвинешь с места, это я тебе точно скажу. С прибытием-с, Елена Аркадьевна, с прибытием!

Я пролепетала в ответ что-то типа: «Ой, Боже, здравствуйте! Неужели...».

- Понимаю растерянность (произнося все это, он что-то переключал на стене). Ну что ж, не один раз умираем и не один раз воскрешаемся. Пора бы привыкнуть. А все - как в первый раз. Тем-то жизнь и замечательна.

Я молчала. И подозреваю, что вид у меня был не очень-то умный. Что-то типа совершенно круглых глаз и открытого рта, при общем удивленном выражении лица».

 

«Я ИЗ БОЛЬНОГО ТЕЛА ПОПАЛА В АБСОЛЮТНО ЗДОРОВОЕ...»

«Пока я лежа наблюдала за манипуляциями Даля, он продолжал:

- А вообще ты не задумывалась над словосочетаниями «замечательный человек», «замечательная жизнь»? Нет? И не слушая и не оглядываясь на меня, он прошел к противоположной стене: «Замечательный, все просто - это заметный, если убрать лишний суффикс. Жизнь становится заметной (замечательной) покуда есть смерть, человек заметный (замечательный), если фон у него серый. Вот он и выделяется. Противовес везде необходим, крайности уравновешивают. Отсюда значимость золотого сечения. Ну, об этом мы на досуге поговорим. Будешь вставать или...?

- Вы все-таки не духи?

Нелепее нельзя было ничего придумать, но я не придумывала, а сказала то, что все время было на поверхности. Но Даль не засмеялся, он встал рядом, сложил руки на животе и печально уставился на меня.

- А Бог нас знает! То, что люди - это очевидно, а духи... Душа - это да, а что такое духи? Привидения что ли? Тени Отцов своих? Не так просто, не так примитивно, Елена Аркадьевна. Сама поймешь. А теперь вставай: так долго лежать не то, что духом - Мефистофелем наречешь.

Он вытащил из кармана сиреневого своего халата (такие халаты носят врачи Франции) какой-то пульт, похожий на телевизионный, нажал на кнопку и стекло откинулось.

Я встала. И тут обратила внимание на свое одеяние. Именно одеяние, т.к. балахон с прорезью для головы и рук бежевого цвета назвать одеждой в общеупотребительном значении сложно.

Только я встала - стена-дверь поднялась и пропустила двух женщин, одетых так же как и Даль в халаты и штаны сиреневого цвета. На одной из женщин были очки.

- Пойдемте.

Говорили они на русском языке. Без акцента.

- Это Элона , а это Вилена. (Элоной была та, которая в очках).

Даль и Вилена прошли вперед, мы отстали, т.к. я надевала тапочки, которые дала мне Элона. Мы вышли из помещения и оказались в коридоре без окон и дверей. Но я по еще крохотному опыту знала, что стены спокойно превращаются в двери. Даль и Вилена шли впереди, мы за ними. Двигаться было легко. Пропало ощущение чужого тела в смысле отрицательных эмоций, но какое-то несоответствие осталось. Позже я поняла, что это ощущение вполне закономерно: я из больного и уже в какой-то мере постаревшего тела попала в абсолютно здоровое и молодое. Ох, как же мне в тот момент хотелось посмотреться в зеркало!»

 

«ВСЕ ОБЪЯСНЯЛОСЬ ПРОСТО. НО Я ПОДУМАЛА: «ЧЕРТЕ ЧТО»

«Я вспоминала на ходу все, что говорил Даль о медицине Дессы. Но ничего конкретного вспомнить не могла. Мелькнули только какие-то обрывки: «все у нас молодые», «абсолютно здоровые», «лечение исключает химическое», «на клеточном уровне», «аспирин», «тетрациклин», «алоэ», «корвалол». Я покосилась на очки Элоны и решилась:

- Простите, может вопрос бестактный, но...

- Не извиняйтесь. Я понимаю. Спрашивайте. - Элона мило, как ребенку улыбнулась мне.

- Даль на сеансах говорил, что здесь все абсолютно здоровы... Я замялась немного и продолжила. - А у вас очки, значит зрение...?

Элона рассмеялась, сняла очки:

- Стекло. Обычное стекло.

- А зачем? - я очень удивилась и не поняла.

- Вы не находите, что очки мне подходят, эффектно - мне так кажется и друзья говорят. И потом на земле последние 20 лет я проходила в очках. Сроднилась с ними.

Все объяснялось просто. Но я подумала: «Черте что».

Шли по коридору мы уже долго. Минут 10, если не больше.

- Я думала, что кругом фантастическая техника, а тут пешком, - сказала я.

- Техника есть, - ответила Элона, - Но в этом крыле института она не целесообразна. Нужно подвигаться. Впрочем, мы уже пришли.

Мы нагнали Вилену и Даля. Стена, перед которой мы остановились, поднялась. Мы вошли и оказались в уютной комнате. Пол покрыт ковром, вдоль стены в хаотическом порядке расставлены тумбы разных форм. Кубы, ромбы, пирамиды. Из черного и бордового стекла. Вазы с цветами. Цветы были удивительной окраски, формы и размеров.

Даль заметил, что я не свожу глаз с цветов, подошел к ним:

- Подойди-ка, Лена.

Я подошла.

- Мы противники букетов. Все равно, что любоваться трупами.

Я заглянула в вазу. Эта ваза была декоративным горшком. Посреди комнаты стоял телевизор, у которого экранами были все четыре стороны: монитор! Даль перехватывал мои взгляды и объяснял тут же.

- Вы отсюда с нами вели беседы?

- Ну что ты. Для сеансов связи с Землей разве обойдешься с этим? Мы еще сходим в аппаратную - все сама увидишь».

(Продолжение следует)

Яндекс.Метрика