навигатор

Творчество моих друзей

Следующая пьеса второго тома производит совсем иное впечатление. «Два веронца» - переложение испанского романа «Диана» Монтемайора. Пьеса, прямо скажем, удивляет своим несовершенством и плохим знанием места действия. Ее герой Валентин плывет из Вероны в Милан на корабле, хотя оба эти города находятся на суше.

В этой пьесе автор попытался рассказать о дружбе двух юношей - Валентина и Протея. Оба любят девушек, но Протей без зазрения совести предает дружбу и пытается взять силой возлюбленную друга.

Это видит Валентин и в гневе восклицает:

- Протей, ты стал врагом для Валентина, ты подорвал его доверье к людям. Мой друг - мой враг! О подлый век обмана!

Протей:

- Я виноват, мне стыдно, Валентин, и если можно искупить обиду признаньем и раскаяньем глубоким, прими его.

Валентин:

- Тогда я все забыл. Я верю вновь, что друг мой чист и честен. Дa, верю! Или пусть меня отвергнут и небо, и земля...

Столь скорое примирение при полном отсутствии психологической мотивировки не может не удивлять. Такой поворот сомнителен даже для драматурга средней руки.

К тому же не ясно, как мог Шекспир, а точнее, Шакспер, перевести роман, - ни итальянского, ни испанского языков он не знал. Снова тупик, снова загадка.

Последним произведением этого тома является пьеса «Бесплодные усилия любви», написанная наполовину стихами. Вы думаете эта пьеса о любви? Ничего подобного. Это историческая хроника с обилием мифологических образов, иноязычных слов и фраз, каламбуров и светских шуток. Все герои пьесы, кроме короля Фердинанда, исторические личности, действующие в 1581-1590 годах при французском дворе.

Эта галантная пьеса не могла иметь успех у широкой публики - и была поставлена при английском дворе. Типичная для аристократического театра пьеса с маскарадом и дивертисментом была вовсе не свойственна творчеству Шекспира, каким мы его знаем. Опять загадка.

Открываю третий том. Наконец-то! «Ромео и Джульетта». При жизни драма Шекспира была напечатана трижды. Однако ее первоисточником является пьеса итальянца Луиджи да Порто «История двух благородных любовников», опубликованная в 1524 году. Герои пьесы Порто носят те же имена и действие происходит тоже в Вероне. Снова приходит на ум, что Шекспир не знал итальянского языка.

Но если забыть об этом противоречии, нельзя не восхищаться мастерски разработанным сюжетом, в котором есть все - от тихой улыбки до безудержного отчаяния, от нежной любви до дикой злобы. Все предыдущие сочинения не выдерживают сравнения с пьесой «Ромео и Джульетта». Достаточно прочитать шутливый монолог Меркуцио о царице сна Меб, чтобы убедиться в изяществе и изобретательности авторских метафор. И рядом - безвкусица «Тита Андроника»! Как это объяснить?

Комедия «Сон в летнюю ночь» является полной противоположностью пьесы «Ромео и Джульетта», но напечатана в той же книжке. Она полна веселой выдумки, фарса и буффонады.

Следующая пьеса третьего тома - «Венецианский купец» - содержит неразрешимую для исследователей загадку. Пьеса написана по новелле Джованни Фьорентино «Овечья голова», вышедшей в свет в 1378 году, но сборник Джованни был переведен с итальянского на английский только в XVIII веке. Каким же образом она стала известна Шекспиру в XVI веке?

Третий том заканчивается двумя пьесами - «Король Иоанн» и «Ричард II». Обе они посвящены интригам двора, обе показывают, что эти короли недостойны своего сана, и обе написаны скорее для придворных кругов, чем для широкой публики. Для чего же Шекспир, служивший, по преданию, в театре «Глобус», предназначенном для уличной толпы, писал их?

Драмы «Генрих IV» и «Генрих V», которыми открывается четвертый том, удивляют мастерством написания и пустотой содержания. В них нет и намека на шекспировский гуманизм, они оправдывают кровавые завоевания короля.

В том же томе напечатана комедия «Виндзорские проказницы», где в образах Фальстафа, судьи Шеллоу и его слабоумного племянника мастерски представлены все оттенки человеческой глупости.

Дальше снова комедия - «Много шума из ничего». В основу была положена переведенная на французский язык итальянская новелла. Шекспир переписал сюжет с большой точностью, хотя опять же непонятно, как он мог это сделать, не зная французского. Но в пьесе снова проявляется весь блеск шекспировского мастерства. Комедия прославляет праздник жизни, цветущей природы, благоухающих цветов, среди которых герои попадают в комические ситуации.

Следующие две комедии - «Как вам это понравится» и «Двенадцатая ночь или что угодно», которыми начинается пятый том, резко отличаются по своему художественному мастерству. Первая - пасторальная сказка, мечта, в которой томно вздыхающие пастухи и пастушки сочиняют вычурные стихи. Это - переряженные аристократы. Такая пьеса тоже могла иметь лишь салонный успех. Как она могла выйти из-под пера того, кто написал воинственные хроники, - понять невозможно.

«Двенадцатая ночь», напротив, комедия, полная жизни, шуток, живой красоты и благородных людей. В ней автор поднимает героев до высот истинного гуманизма и в то же время не отрывается от реальности.

Следующим сочинением является трагедия «Юлий Цезарь». Это вторая за «Титом Андроником» «римская» пьеса Шекспира. Главный герой представлен слабым, дряхлым стариком, тугим на ухо. Он зол и озабочен только одним - желанием сохранить власть. Но и народ в пьесе изображен ограниченной толпой, которая отвергает своих заступников, надевая на себя цепи рабства.

Может быть, в невежестве толпы и есть трагедийный смысл пьесы? Или это получилось у автора случайно? Опять нет ясности. Пьеса «Конец - делу венец» настолько раздергана и полна опечаток, что уже современники Шекспира считали ее плодом коллективного творчества. Ее сюжет не оригинален, он взят из «Декамерона» Боккаччо.

Наконец мы добрались до шестого тома, в котором напечатаны лучшие пьесы Шекспира: «Гамлет», «Отелло», «Король Лир». Первоисточником «Гамлета» является «История датчан» летописца Саксона Грамматика, вышедшая на латинском языке в 1200 году, то есть за триста лет до рождения Шекспира. При жизни автора «Гамлет» был трижды напечатан, но все варианты расходятся друг с другом. Пьеса, которую мы знаем, является сводным текстом, то есть уже четвертой вариацией. Она относится к жанру «кровавой драмы», типичному для народного площадного театра.

«Народ, как дети, требует занимательных и сильных ощущений. Для него и казни - зрелища», - писал Пушкин.

Но «Гамлет» - пьеса исключительного диапазона. Философия, политика, религия, этика - все связано единым художественным замыслом. С первых постановок она пользовалась большим успехом. Ее герой наделен качествами живого человека. Он тоскует, злится, стремится отомстить за отца, возмущается безнравственностью матери, жалеет бедную Офелию, предан друзьям. Гамлет видит фальшь окружающих придворных, срывает маски, осмеивает и осуждает. Он показывает нам истинное положение дел в государстве. В каждом его слове мы усматриваем не случайное, а типичное, строящееся по истинным законам жизни.

Говорят, чувство меры - признак хорошего вкуса. В «Гамлете», несмотря на серию убийств, соблюдена логическая, оправдывающая поступки героя, мера. Почему же в других пьесах она так явно нарушается?

Вслед за «Гамлетом» идет мрачная и циничная, явно слабая, трагедия «Мера за меру», а за ней снова великая пьеса - «Отелло». И опять мы встаем перед тайной: новелла Джиральди Чинито «Венецианский мавр», по которой была написана пьеса, была переведена на английский тоже лишь в XVIII веке. Но это еще не все: в первом действии Шекспир описывает подробности административного управления Венецией, которых нет в новелле Чинито. Откуда мог Шекспир узнать это, если не был в Венеции и не знал итальянского языка?

«Король Лир» - вершина шекспировских трагедий. Мера страданий героя в ней превосходит все известные творения подлинно космической масштабностью. Душевные бури человека сочетаются с дикими грозами в природе. Вся жизнь вздыблена, потерявший устойчивость мир содрогается. Нет ничего прочного, не во что верить человеку. Он подхвачен вихрем стихий, бушующих в его душе и в природе. Герои «Короля Лира» проходят крестный путь испытаний и все погибают. Презрев человечность, они гибнут в погоне за мнимыми жизненными благами.

Но в трагедии погибают и невинные. Автор со всей беспощадностью обнажает глубочайшие противоречия жизни. Трагические вопросы, поставленные Шекспиром перед нами, остаются без ответа. Ответ мы должны искать в собственной жизни.

Какой тоской душа ни сражена,

Быть стойким заставляют времена...

Несмотря на то, что и эта драма является переделкой уже существовавшей пьесы, в ней каждая сцена выдает руку гения. «Король Лир» - трагедия социально-философская. Ее тема - природа общественных отношений, сущность человека, его место в жизни и цена в обществе.

Трудно понять, почему Лев Толстой в статье «О Шекспире и о драме» не разглядел глубины этой пьесы. Впрочем, у великих такое случается - Фридрих Ницше, например, утверждал, что «Гамлет» - слабая пьеса.

Седьмой том издания открывается трагедией «Макбет». Сюжет тоже заимствован из «Хроник Англии, Шотландии и Ирландии» Р. Холиншеда. В этой трагедии, да еще, пожалуй, в «Кориолане», в последний раз ощущается гениальный художественный размах автора. Убийца Макбет, по словам жены, «от природы молочной незлобивостью вспоен». При всех его преступлениях, Макбет остается страдающим от душевных мук человеком. Когда душа героя оказывается опустошенной, существование для него теряет смысл. Его жестокая и холодная жена, подбившая Макбета на убийство короля Дункана, не в силах смыть с рук преступную кровь. Она сама сходит с ума. Достигший вершин власти Макбет остается отторгнутым жизнью, одиноким существом.

Последние пьесы Шекспира «Тимон Афинский», «Перикл», «Цимбелин» настолько не похожи по стилю и художественному уровню на предыдущие, что сразу после смерти Шекспира стали вызывать у современников сомнения в авторстве мастера. Эти пьесы, ввиду их слабости, почти не ставятся на сцене.

 

Яндекс.Метрика