навигатор

Творчество моих друзей

image016Американская писательница Делия Бекон в 1856 году опубликовала книгу, в которой приписывала авторство гениальных пьес философу Френсису Бекону (1552–1618). Она была так убеждена в своей правоте, что проникла в церковь Святой Троицы, попыталась отодвинуть камень и вскрыть могилу, полагая найти в ней рукописи Великого Барда. Делия была задержана, но желание разыскать рукописи Шекспира стало ее навязчивой идеей. Через три года она умерла в психиатрической лечебнице.

Авторство Бекона отвергалось на основе серьезных возражений. Во-первых, в «Великом фолио», вышедшем в 1623 году и включившем 36 пьес Шекспира, все посвящения поэтов говорили о посмертном издании (да и памятник на могиле Шакспера в Стратфорде уже существовал), а Френсис Бекон был еще жив. Кроме того, книга была проникнута симпатией к мятежному графу Эссексу, а именно Бекон хлопотал перед королевой, чтобы та отправила Эссекса на эшафот. Тайна авторства снова повисла в воздухе. Известный писатель Генри Джеймс после посещения Стратфорда написал: «Меня неотступно преследует мысль, что божественный Уильям является величайшим мистификатором, когда-либо существовавшим в этом мире...»

Интерес к шескпировской тайне в XVIII веке, а особенно в XIX веке, разгорелся настолько, что английский шекспировед Джон Пейн Кольер, переиздавший немало поэтических книг современников Шекспира (Сидни, Марло, Четла и других) стал фабриковать фальшивые «документы» шекспировской биографии. Подделав почерк Шекспира, а точнее, выдумав его и изготовив чернила под старину, он сочинял нужные ему письма с упоминанием имени драматурга или вставлял его имя в подлинные документы XVI–XVII веков. На своих «великих открытиях» он прослыл ученейшим шекспироведом. Последующим исследователям пришлось немало потрудиться, чтобы очистить факты шекспировской биографии от кольеровских фальсификаций.

В 1879 году возникло Новое Шаксперовское общество (так в Стратфорде произносили имя знаменитого земляка), которое решило, что для разгадки тайны необходимо исследовать не только известные библиотеки, но и книги, сохранившиеся в старинных английских замках. Сделать это было необходимо, так как в Лондоне искать документы той эпохи было уже бесполезно: в 1613 году сгорел театр «Глобус», в 1623 году огонь уничтожил кабинет и библиотеку поэта Бена Джонсона, считавшегося другом Шекспира, в 1627 году сгорел Уилтон Хауз, где жила поэтесса Мэри Сидни-Пембрук, и, наконец, в 1666 году в Великом лондонском пожаре были уничтожены последние исторические свидетельства шекспировского времени.

Комиссия по историческим рукописям исследовала старинные документы в замке Бельвуар, принадлежащем семейству аристократов Мэннерсов. В XVI веке замок принадлежал Роджеру Мэннерсу, 5-му графу Рэтленду. Он был женат на Елизавете, дочери классика английской поэзии Филипа Сидни. Она тоже писала стихи, хотя никогда не публиковала их под своим именем. Неудивительно, что в замке графа постоянно собиралось избранное литературное общество. Доподлинно известно, что в доме Мэннерсов бывали поэты Марстон, Бомонт, Джонсон, Чапмен, Мэри Сидни-Пембрук и другие. Учитывая известность Шекспира, было бы странным не искать среди этого созвездия и его, но Великого Барда почему-то среди гостей графа Рэтленда ученые не находили. И, тем не менее, по письмам современников Роджера Мэннерса было видно, что граф всегда оказывался там, где мог в это время быть Шекспир.

На это обстоятельство первым обратил внимание в1893 году нью-йоркский адвокат Глисон Цейглер.

Он предположил, что под маской Шекспира может скрываться Роджер Мэннерс, 5-й граф Рэтленд.

Эту мысль подхватил бельгийский историк Селестен Демблон. В начале двадцатого века, прослеживая сохранившиеся документы, связанные с жизнью Мэннерса, он выяснил, что граф учился не только в Кембридже, но и в Италии, в Падуанском университете.

Он обнаружил в списке студентов Падуанского университета за 1596 год не только имя графа Рэтленда, но имена студентов Розенкранца и Гильденстерна! Демблон не мог поверить своим глазам – это было настоящей сенсацией! Ведь это же однокашники принца Датского, которые упоминаются в «Гамлете»!

Впрочем, обнаружилась маленькая неточность – в пьесе сказано, что Гамлет и Горацио учились в Витенберге. Опять тупик, опять загадка? Но на этот раз она быстро разрешилась – Демблон установил, что Розенкранц и Гильденстерн, как и сам граф Рэтленд, лишь некоторое время учились в Падуе, а заканчивали они действительно Витенбергский университет.

image018Идея авторства Рэтленда находила все больше обоснований, и потому в 20-х годах стала широко распространяться в России. В 1924 году вышла в свет книга Ф. Шипулинского «Шекспир – маска Рэтленда». Эту версию поддержал А.В. Луначарский в своей статье «Шекспир и его век». Однако вскоре Анатолий Васильевич был вытеснен из Кремля и подвергся грубым идеологическим нападка.

Коммунистическая идеология наложила отпечаток и на далекое от политики шекспироведение. В начале сороковых годов в нашей стране основным специалистом по творческому наследию Шекспира стали считать литературоведа А.А. Смирнова, который писал так: «Все эти теории не только неприемлемы для нас, но и идеологически враждебны. Нам важно не имя автора, а классовый субъект...» Эти установки стали «руководящими» для советских шекспироведов сталинского времени. Лишь с прекращением цензуры стала возможна подлинно научная разработка загадки шекспировского творчества.

Правда, в печать хлынули и совершенно нелепые домыслы, например о том, что имя Шекспира среди известных поэтов XVI–XVII веков не встречается потому, что он отличался исключительной застенчивостью на почве... алкоголизма.

По мере накопления знаний о шекспировской эпохе, о поэтах и драматургах конца XVI – начала XVII веков становилось все более понятно, что загадка личности Великого Барда лежит на пути тайны Голубя и Феникс, то есть четы Рэтлендов.

Но что же конкретно нам известно о жизни графа Рэтленда?

Роджер Мэннерс родился 6 октября 1576 года в замке Бельвуар в графстве Лестор.

Отпрыск знатного рода Роджер Мэннерс рано лишился родителей, а потому стал «the child of state» – ребенком государства. Его воспитание поручили Френсису Бекону – философу, юристу и писателю. Такому педагогу было что передать талантливому ученику.

Историки отмечают, что кроме любви к знаниям и театру, Мэннерс отличался необычностью поведения – склонностью к тайнам и эксцентричностью.

Учился Роджер в королевском колледже, а в 1589 году был представлен королеве Елизавете. При дворе он познакомился с юным графом Саутгемптоном, который, судя по сонетам, стал его интимным другом. Молодых людей взял под свое покровительство блестящий граф, фаворит королевы и будущий бунтарь Эссекс. Сохранилось письмо, в котором говорится, что друзья графы Саутгемптон и Рэтленд «все время проводят в театре», тем самым манкируя своими обязанностями при дворе.

 

Яндекс.Метрика