навигатор

Творчество моих друзей

Вера Мелихова

* * *

 

И понесло, и понесло по бездорожью...

Телега - в крен, и уронило время вожжи.

Куда помчались необузданные кони?

Судьба о бедном седоке навряд ли помнит.

Неси, нелегкая, к счастливому исходу.

Вокруг мосты, а кони лихо рвутся к броду.

В скупых слезах и в струйках выступившей крови

В который раз вот так растеряны подковы.

 

 

 

* * *

 

 

 

Простите все!

Я так устала,

Что слаб и сед

Огонь запала.

И мед и горечь -

Все испито.

Молюсь

Разбитому корыту

В косой избе

Одна, как спица,

Сама себе

Ни зверь, ни птица.

А в некий час,

Как джин в кувшине,

В морскую

Брошенный пучину.

Что ж, пусть кувшин

Заносит илом.

Глуши, глуши

Сосуд постылый

Последний всплеск

Фантазий детских.

Ведь мне сто лет,

Коль приглядеться.

 

 

 

* * *

 

 

 

Читаю позабытые страницы.

Волнуясь, строчку строчкой тороплю,

Как будто снова вглядываюсь в лица

И снова и печалюсь и люблю.

От робких снов предчувствий до признаний

Вновь сердце ошалевшее стучит,

Спешит и ждет - пока без притязаний, -

Но все сильней сомнением горчит.

Финал известен и прочтен без страха.

Я резюме с улыбкой повторю:

Не по размеру шапка Мономаха,

Но и за этот факт благодарю.

 

 

 

* * *

 

 

 

И наступает час,

Когда все нити разом

Спеленывают Вас

И сбрасывают наземь.

Как шпагою, насквозь

Минуты жало ранит,

Секунд все реже гроздь,

И Вы все ближе к грани.

Еще один момент...

Из штопора выводит

Последний аргумент,

Что в жизни

Все проходит...

 

 

 

* * *

 

 

 

ОДИНОКОЙ ЖЕНЩИНЕ

Нельзя быть женщине одной!

Не нужен ей такой покой,

Когда нет дела никому

До бед в безрадостном дому,

Когда в тиши глухих ночей

Она без сна лежит ничьей.

Нельзя быть женщине одной!

Пусть дом искрится чистотой,

Пусть он, как чаша, полон благ,

Но он не дом - он саркофаг,

Когда в нем нет того, о ком

Душа бы полнилась теплом.

Нельзя быть женщине одной!

И одиночество виной,

Что замкнут круг из мелких нужд,

Мир пуст, бессмыслен, сер и чужд,

И тяжко с гордой головой

Нести свой крест про глаз людской.

Нельзя быть женщине одной,

Когда природою самой

Заложен дар, как у цветка -

Цвести, ей быть во все века

Любимой, другом и женой.

Нельзя быть женщине одной!

 

 

 

* * *

 

 

 

Переберу, как жмот - гроши,

Итоги лет:

Пока примеришься, решишь -

Полжизни нет.

Пока оглянешься вокруг,

Пока поймешь,

Что ты давным-давно в долгу -

В кредит живешь,

Что ты, как тот плохой игрок, -

Наследство лет

Прожег совсем не в толк, не в прок -

Их канул след.

Как золотой, скупой пятак

Остатка дней

Зажму испуганно в кулак

Души моей.

 

 

 

* * *

 

 

 

Натрудженi руки

впадуть у безсиллi

I очi в повiки

пiрнуть, мов у хвiлi,

I втомлений мозок

засне на хвилинку...

Лиш втомлене серце

не має спочинку.

 

 

 

* * *

 

 

 

Поэма рождается в страсти кипящей,

Иначе не будет она настоящей.

И если не в чувствах - зачатие слов,

То это - чистейшей воды ремесло.

 

 

 

* * *

 

 

 

Вы не печальтесь, ждущие напрасно!

Всегда мечты так сказочно красивы,

Но жизнь порой неписано-негласно,

Как строгий цензор, вносит коррективы.

Не окунайтесь в грустные мотивы.

Быть может, тем, что с Вами не случилось,

Сама судьба спасла и защитила

Вас, оказав неслыханную милость.

 

 

 

* * *

 

 

 

Как след погрома или грабежа,

Пуста, беззвучна сирая душа

Лежит у ног бесстрастной оболочки.

(Еще не начат путь к исходной точке).

Бессмыслен взгляд, глядящий в белый свет.

И вряд ли белый сохранил свой цвет.

Но клочья мыслей, куцых и бессвязных,

Вдруг возникают под предлогом разным.

И вновь вдали маячит колея,

Проклятая, но все-таки своя.

И вот оно, ярмо, мечту лелея,

Уж примеряется к притертой шее...

Все утрясается и меркнет не спеша,

Лишь памяткой в блокнот - штрихи карандаша.

 

 

 

* * *

 

 

 

Что за несказанная боль?

Что за отчаянная смелость?

Мне тоже грезилось и пелось

Печально рядышком с тобой.

Почти оборванная нить

Дрожит в фатальном предрешенье

И предпочла Луна затменье,

Чтобы пресечь охоту выть.

Сегодня горько и темно

Душе, упрятанной за стены,

Но завтра снова цвет изменит

Кружащей жизни домино.

Ты те же песни завтра спой

С иным звучанием и смыслом.

Так чудны радуг коромысла

Вслед за пронесшейся грозой.

 

 

 

* * *

 

 

 

Когда часы мои полны

Раздоров гнева, отрешений,

И за спиной моей тылы

Из бесконечных поражений,

Когда неверием душа

Поражена, мне добрым светом -

Как Вы идете не спеша

Домой с сиреневым букетом.

И разливается покой,

И беды менее зубасты -

Ведь есть несущие домой(!)

Жене(!) сиреневые астры.

 

 

 

* * *

 

 

 

Был чуткий Нерв на свет рожденный

От бед земных незащищенным.

Талантов тьма его венчала,

Успех планида предвещала.

Но лед сердец и злые руки

В куски порвали Нерв от скуки.

Потом связать, глупцы, решили

Куски узлом. И получили

Колючей проволоки клок,

Который местью занемог.

И вот теперь чуть что, как тучи

Электризованных колючек,

Не разобравшись в круговерти,

Исколют вас до полусмерти,

Оставив память острой болью,

И объяснят потом любовью,

И тем, что иглами прошиты

Вы в целях лишь самозащиты.

Неистощим обид резерв.

А был когда-то чутким Нерв...

 

 

 

* * *

 

 

 

Рациональность - главная черта,

Высоким чувствам не оставив места,

Все упростила в душах и свела

До стадии хватательного жеста.

 

 

 

* * *

 

 

 

Переступаю смысловой барьер,

Уйдя от полумыслей, полумер.

И как нас просто переубедить,

Когда мы жаждем таковыми быть.

Всего в теченье нескольких минут

И смысл, и звук, и цвет приобретут

Давно печальные пустые дни.

Храни, воспрявшая душа, храни

Жемчужин горстку светлых дней моих

В петле судьбы, в узлах неразберих.

 

* * *

Яндекс.Метрика