навигатор

Творчество моих друзей

volchicaЭта история записана мной в Минской области. А поведал мне ее молодой предприниматель, попросивший меня не называть его имени.

«Однажды в детстве, мне тогда было лет пять или что-то около того, я вместе с взрослыми отправился по грибы-ягоды в лес. Взрослые, естественно, начали бродить по лесу в поисках «добычи», меня же сначала водили за собой, а потом, видимо увлекшись процессом, обо мне «забыли». И, спустя примерно полчаса, я понял, что потерялся. На мои долгие крики никто не откликался. Сильно испугавшись, но не заплакав, я просто пошел по лесу вперед, не задумываясь над тем, куда я иду и что будет дальше. В тот момент, движимый только страхом, я хотел поскорее выйти из лесу и увидеть людей...

Лес тем временем становился все гуще и глуше. Начало темнеть. Я пошел быстрее, продираясь через самый настоящий бурелом и проходя через небольшие, хотя и достигавшие мне до колена лужи или ямы, заполненные водой. Вскоре темно стало так, что уже чрез три-четыре метра ничего не было видно... Пометавшись еще некоторое время по лесу и сообразив, что я тут совсем один, я сел под деревом и, свернувшись калачиком, некоторое время просто плакал. Вскоре, видимо совсем выбившись из сил, я уснул...

Проснулся оттого, что почувствовал на своем лице чье-то тяжелое горячее дыхание. Кто-то меня по-собачьи облизывал. Мне сразу показалось, что это наш Байкал - немецкая овчарка, которую родители взяли в дом, когда мне было около года. Но это был не Байкал.

Присмотревшись, я увидел перед собой морду волка. Когда я заорал во всю глотку, морда сначала отпрянула, а затем, когда мое горло от дикого ужаса охватил спазм, снова приблизилась ко мне и... снова облизала мое лицо и руки. Я, не переставая, ревел. Мне казалось, что еще вот-вот и этот странный и огромный волк просто откусит мне голову... Но ничего не происходило.

Наконец, успокоившись, я посмотрел на него. Страха в тот момент я уже не испытывал, наоборот, мне тогда казалось, что именно этот волк - мое спасение. Зверь тем временем отошел в сторону и посмотрел на меня - раздалось глухое рычание. Я не понял, что от меня требуется, и он, снова вернувшись ко мне, легонько уцепился зубами за мои брюки и потянул. Затем снова отошел и оглянулся.

Только когда я встал в полный рост и волк, взяв меня зубами за пояс, потянул за собой, пятясь назад, я понял, что он зовет меня идти за ним. Вцепившись руками в шерсть на его боку, я пошел рядом с ним. Страха я совсем не испытывал - наоборот, мне казалось, что зверь защитит меня от любой опасности, которая встретится нам на пути.

Шли мы довольно долго - я уже успел сильно устать, пока не пришли к странному и достаточно большому навесу, образованному корнями поваленного дерева, сплетениями наваленных поверх веток, мха и земли. Как раз к тому времени стало светать. Забравшись в образованную навесом «пещеру» или нору, я почти мгновенно уснул, не заметив, что зверь устроился рядом и все это время согревал меня своим телом.

Когда я проснулся, солнце уже садилось за горизонт - снова надвигались сумерки. Оказывается, я проспал почти 18 часов! В желудке раздавалось неприятное урчание - ведь я уже почти сутки ничего не ел. Похоже, что волк тоже это «понял» и, тем же образом, что и ночью повел меня за собой. Через некоторое время мы оказались в густых зарослях малинника, и я вдоволь наелся спелых ягод.

Скоро совсем стемнело, и мы вернулись к «пещере». Мне очень хотелось домой, и какое-то шестое чувство мне подсказывало, что я там окажусь - ждать уже недолго. (Я еще не знал, что лес уже вовсю прочесывает милиция с собаками). Я снова уснул, ощущая под боком теплое тело зверя.

То, что произошло в ту ночь, я, наверное, буду помнить всю оставшуюся жизнь. Проснувшись от холода, я никого рядом не увидел и, испугавшись, осторожно выглянул наружу...

Я увидел, как на поляне перед нашей «пещерой», в странном свете луны, волк выполнял какой-то танец. То закрутившись волчком, то вставая на задние лапы, то резко прыгая сторону и обратно... Затем он сел посреди поляны, задрал голову, прижав уши и долго и протяжно завыл, от чего мое сердце бешено заколотилось. По небу прокатилось эхо - на этот вой ответили сотни других волчьих голосов, как будто они сидели под каждым деревом. От страха и этих жутких воплей, я снова забился в пещеру, закрыл голову руками и заревел.

Через некоторое время я услышал грудной женский голос, который звал меня снаружи. Он призывал меня не бояться и выглянуть. Наконец, поддавшись уговорам и немного успокоившись, выглядываю. На поляне, освещаемой луной, я увидел девушку или женщину примерно лет тридцати с темными очень длинными волосами. Одежды на ней не было совершенно.

Упредив мой крик - я боялся чужих людей, она сообщила мне, что уже завтра к вечеру я буду дома. И что теперь она всегда будет меня охранять, где бы я ни оказался. Также она меня очень просила никому не рассказывать о том, что я только что увидел, поскольку превращаться в человека ей очень непросто. А еще эта «девушка» сказала, что это - не последняя наша встреча...

Она еще некоторое время сидела мо мной, гладя шершавой ладонью мне по волосам. Вскоре я уснул...

Проснулся я за полдень - солнце уже хорошо освещало нашу поляну. Ни зверя, ни моей ночной собеседницы рядом не было. Лишь спустя минут десять появилась волчица, которая мне принесла несколько больших веток черничного куста. Подождав, пока я все это съел, она снова отошла в сторону, как и в первый раз, приглашая меня следовать за собой.

Шли мы почти весь день и лишь после того, как снова начали спускаться сумерки, зверь меня вывел на дорогу. Свернув за поворот, мы увидели милицейский пост. Мордой подтолкнув меня идти дальше к машинам, волчица отошла, оглянулась, а затем в три прыжка исчезла в придорожном кустарнике. Меня же через несколько часов доставили к родителям.

Прошло почти шестнадцать лет, прежде чем произошло событие, предшествующее нашей новой и последней встрече с волчицей. Я уже к тому времени отслужил в армии, женился и, оставшись в России, занялся бизнесом. Говорить о том, что заниматься бизнесом в те времени (перестройка, развал СССР и т.д.) было опасно - значит, не говорить ничего. В стране творился беспредел.

Будучи еще со школы неплохим автомехаником, я занялся ремонтом автомобилей, организовав свой кооператив. Деньги пошли. Но слухами земля полнится. Прознали о моих доходах местные бандиты. Заявившись однажды ко мне в кабинет, они предложили свою «защиту» за ежемесячную оплату - кругленькой суммой. Я отправил их куда подальше.

В тот же вечер какие-то неизвестные вдребезги размолотили мою машину. Через пару дней они ко мне снова заявились с предложением своих «услуг» и новыми угрозами. При этом условия поставили невыполнимые и, так и не договорившись, снова ушли. Той же ночью мы с женой проснулись от удушливого запаха гари. Эти сволочи облили бензином и подожгли дверь нашей квартиры!

Наутро раздался звонок телефона. «Ну, что, было жарко? Согласен платить?» - спросил голос в трубке. Я ответил, что такой возможности у меня нет, и назвал сумму, которую я реально смог бы «потянуть». «Ну, как знаешь...» И в трубке раздались гудки.

Ни звонки, ни походы в милицию, а затем и в прокуратуру, результата не дали. Мне ответили, что нет такой статьи, по которой можно судить за угрозы. Да и свидетелей нет. А вечером, когда жена пошла забирать из садика дочь, ее там не оказалось. Воспитательница сказала, что ее забрал молодой мужчина спортивного телосложения, который приехал сюда якобы по моему поручению. В милиции на звонок не отреагировали, сказав, что мы преувеличиваем.

А в три часа ночи раздался звонок. Гнусавый голос в трубке сообщил, что наша дочь у них, и они обменяют ее на полмиллиона рублей. Объяснения, что для того чтобы собрать такие деньги мне нужен примерно месяц, не подействовали. В трубке я услышал визг дочери - очевидно, эти отморозки сделали ребенку больно - и я решился на последний шаг. Пообещал, что если они отпустят ребенка, у меня есть то, от чего они отказаться не смогут... (Я собирался переписать на них фирму). «Ладно, подумаем. Жди звонка», - трубку положили.

Звонок, однако, не состоялся. И мы женой, прождав всю ночь у телефона, уснули, не выдержав многочасового напряжения.

Мне приснился очень странный сон: будто бы вокруг меня какие-то люди с ножами, вот они отрезают от меня куски тела, вырезают мне сердце. Но я ничего не ощущаю, наблюдая за этим процессом как бы со стороны. Вот откуда-то выпрыгивает огромный волк. Он перехватывает руку с ножом и отрывает ее. Затем лапой отрывает голову другому нападавшему...

Проснулся я от резких ударов ногами в дверь моей квартиры. Открыл дверь. Вломившись в квартиру, человек не дал мне опомнится, набрал номер телефона, дав трубку мне. «Слушаю тебя», - раздалось в трубке. Я стал объяснять, что перепишу на них свою фирму, если они отпустят дочь. «Голос» сказал, чтобы я брал бумаги и вез все к нему, нотариус, типа, свой имеется - оформим...

Вместе с громилой мы забрали из офиса документы и приехали... в лес, где, сидя в микроавтобусе, странного вида тип, выступавший в виде нотариуса, оформил полную передачу моих «владений» (включая квартиру, которая была оформлена на кооператив), которые перешли в собственность главаря этой банды.

После того как процедура передачи имущества была закончена, я увидел, как из подъехавшей «девятки» вытолкнули... мою жену и дочь. «Ну вот, вся семейка в сборе. Можете попрощаться». К моему горлу приставили охотничий нож. А жену два амбала скрутили и поволокли в кусты.

На поляне, кроме меня и дочери, осталось всего четыре человека: сам «шеф» и его три братка. Четвертый куда-то отошел. «Шеф» стал звать какого-то Женю. Того не было. Тогда за ним отправили одного из подельников. Второй ни через 10, ни через 15 минут так и не вернулся. Вконец распсиховавшись, «шеф» оставил со мной и дочерью жлоба с «калашом», а сам, взяв еще одного человека, отправился за своими людьми. Наверное, они прошли метров десять, когда из-за кустов раздался сдавленный вскрик, ругань и автоматные выстрелы...

«Спортсмен», который остался на поляне с нами, тут же вскочил и, передернув затвор, стал оглядываться по сторонам, прислушиваясь. В нерешительности подойдя к кустам, за которыми скрылся его «шеф», он остановился. Потом повернулся ко мне, процедив сквозь зубы: «Ментов навел, сука...»

Больше он ничего сделать не успел. В одно мгновение на него прыгнула огромная серая масса, махом перекусившая ему горло. Я услышал, как он стал захлебываться от крови, корчась в конвульсиях. «Массой» оказалась волчица, которая, бросив свою жертву, направилась ко мне. И едва наши взгляды встретились, до меня дошло, что это моя давняя «знакомая», которая уже однажды спасла мне жизнь. Разгрызая зубами узлы, она освободила меня от дерева, к которому я был все это время привязан. Тут же прибежала и жена. Оказывается, наша спасительница первым делом освободила именно ее, а затем по очереди расправилась с нашими обидчиками.

Разбив в машине стекло, мы выпустили из салона дочь, которая, увидев волка, испуганно прижалась ко мне. Однако уже спустя минуту гладила нашу спасительницу руками, словно это была не огромная волчица, а собачка. Так мы и стояли - я, жена, дочь и волчица.

Внезапно с другой стороны поляны раздались автоматные выстрелы. Громила, который нас стерег, до этого добрался-таки до автомата и палил, стараясь попасть в нас. Мы с женой, подхватив дочь, сразу побежали за машину, а волчица, игнорирую выстрелы, бросился на автоматчика. (Я заметил, что во время прыжка пули попали ей в брюхо). Навалившись на него всей тушей, волчица намертво вцепилась в горло стрелявшему Ї было слышно, как во внезапно наступившей тишине хрустнули шейные позвонки. Несколько раз дернувшись, оба противника навсегда замерли.

Вскоре после этого я продал фирму, и мы переехали обратно в Беларусь. Но до сих пор, когда нет-нет, да и вспомню об этом, мне не дает покоя одна мысль: каким образом, находясь за шестьсот километров от меня, волчица узнала, что я в беде и смогла так быстро меня найти?»

Ян ЧЕРНЫЙ

Яндекс.Метрика