навигатор

Творчество моих друзей

На некой улице У в каком-то городе Г стоял обычный четырёхэтажный четырёхквартирный жилой дом 4.4.Д. Небольшое по периметру здание с незамысловатым фасадом и симпатичными балкончиками, украшение которых составляли подвесные корзинки с разноцветной петунией, располагалось в нескольких метрах от проезжей части. Вдоль тротуарных дорожек тянулся газон с низкорослыми деревьями и оригинально стриженным кустарником. Ландшафтный дизайн, несмотря на простоту, имел приятный вид. Четверо жильцов, поэтажно занимавшие довольно-таки просторные апартаменты, были приблизительно одного возраста, но разных сфер деятельности. Начнём сверху, исходя из того, что сверху вниз спускаться легче, чем подниматься снизу вверх. Итак, на четвёртом этаже жил Труд. Его главными чертами характера были собранность и исполнительность, решительность и энергичность, выносливость и неприхотливость. С рассвета до заката и с заката до рассвета он трудился с усердным старанием в поте лица, постоянно себе твердя:

 

«Я – Труд! И не легка моя стезя,

но знаю, в жизни без труда нельзя.

Чтобы заполнить красотой вокруг,

трудись всегда не покладая рук.»

 

   На третьем этаже обосновалась Работа – инициативная, деловая дама. Пунктуальность и организованность, смелость и целеустремлённость, эрудированность и сообразительность были неотъемлемой частью её имиджа. Креативный подход с неоспоримой харизмой возводили её в ранг высокопроизводительности и работоспособности, а жизненное кредо гласило:

 

«Работа, работа и только работа -

создатель торжественных благ,

и эта важнейшая в мире забота -

спасительный в жизни маяк.»

 

   Второй этаж занимал Отдых. Он слыл добрым и вежливым, благоразумным и деликатным, общительным и жизнерадостным. Будучи самым молодым жильцом дома, проявлял уважительное почтение Труду и Работе, ценил высоконравственные качества и не переставал удивляться их мудрости и терпению, дальновидности и оптимизму, отзывчивости и щедрости. Отдых передвигался лёгкой непринуждённой походкой с сияющей улыбкой на лице и очаровательным блеском мечтательных глаз, при этом постоянно напевал весёлую шуточную песенку:

 

«Ты в царской короне, о Труд дорогой!

Хочу тебя взять я на отдых с собой.

Чтоб участь хоть как-то облегчить твою,

корону  немного в руках подержу.

 

    Работа, Работа, тебе мой поклон!

    Жемчужина ты в обрамленьи времён.

    Тихонько шепнёшь мне: «Тебя я люблю!»

    А я в страстном отдыхе нас закружу.»

 

   Наконец-то мы спустились на первый этаж, который оккупировала Лень. Обладая пышными формами внушительных размеров, она днями и ночами лежала на диване, устремив свой взгляд на экран телевизора, который в нерабочем состоянии напоминал чёрный квадрат, схожий со знаменитой супрематической работой богемы. Всё, что транслировалось с разных берегов и бесчисленных уголков матушки земли, принималось плоским устройством и воспроизводилось цветным изображением, идя по бесконечному кругу новостей, кино, музыкально-развлекательных программ и наперебой вклинивающихся реклам. Лень смотрела всё подряд, потому что ей сложно было определиться со своими интересами, а если разобраться, то они давно были вытеснены безразличием и бедламом. Время от времени Лень всё же выходила на улицу, постоянно бурча на две несчастные ступени, по которым ей приходилось спускаться и на которых она непременно спотыкалась, цепляясь косолапыми ногами.

   Труд, проходя мимо Лени, из вежливости кивал головой; Работа, обгоняя её и принудительно улыбаясь, желала приятного дня; а Отдых, никуда не спеша, не упускал возможности над ней подшутить:

 

«Моё почтенье, Лень мадам!

Урок, хотите, преподам?

Чтоб истребить лентяйство,

Начните-ка с хозяйства.

Оно блажь снимет как рукой,

Вы заблестите новизной.

И обратит наш Труд вниманье

На ваше сверхочарованье.»

 

   Однажды Лень, молча выслушав странные слова Отдыха, поспешила удалиться. На следующий день Труд, как обычно, слегка кивнул ей головой.

- Уважаемый Труд! Не будете ли Вы так любезны помочь мне в одном трудном деле? – тихо произнесла Лень с дрожью в голосе.

- Я слушаю Вас, мадам Лень.

- Не Лень, а Лань. В моём имени была допущена грубейшая ошибка. Я её исправила и прошу Вас дать мне несколько уроков физических упражнений. Это непростой труд и без Вас мне не обойтись.

- Рад услужить Вам, милейшая Лань.

   В очередной воскресный день Работа и Отдых вышли из дома и, увидев непредсказуемую картину, не поверили своим глазам: Труд и Лень совершали утреннюю пробежку.

- Здравствуйте, дорогой Труд! – в два голоса прокричали они и чуть тише добавили, - и мадам Лень.

   Труд слегка сбавил скорость и, глядя на недоумевающих соседей, во всеуслышание произнёс:

- Это - госпожа Лань. Вчерашняя ошибка подвергнута исправлению. И ускорив движение, продолжил начатый урок. Отдых, сверкнув одобрительной улыбкой и загадочным блеском глаз, усадил Работу в свой автомобиль и увёз её в неизвестном направлении. Оставляя позади двух бегущих,  усваивающих поучительный урок, он скрылся за поворотом судьбы. 

Надежда ДЕМИДОВА

Яндекс.Метрика